Волга — река русского времени

На заседаниях Изборского клуба в Саратове

ДИСКУССИЯ О ВОЛГЕ

Валерий РАДАЕВ,

губернатор Саратовской области:

— Для нас, Александр Андреевич, дорогие друзья, большая честь принимать делегацию авторитетного клуба экспертов, людей, неравнодушных к проблемам государства, стоящих на страже традиционных ценностей, публично выступающих против идеологического раскола в обществе. На заседании президиума Совета по культуре и искусству президент Владимир Путин подчеркнул, что Год культуры должен стать годом обращения к богатейшему наследию нашего многонационального народа и его современным культурным достижениям.

Многонациональность Саратовской области — это, несомненно, наше богатство и преимущество. Люди 135 национальностей более 8 веков живут в мире и согласии по обоим берегам Волги, реки, которая является объединяющей силой, сплотившей в один народ всех, кто селился на её берегах. Но многовековой опыт не всегда — гарант стабильности. Да, мы должны учитывать традиции добрососедства. Но уповать только на них было бы неправильно. То, что происходит сегодня в соседнем государстве — пример, к каким последствиям может привести необдуманная национальная политика, игнорирование исторической ментальности. Многонациональность обязывает максимально ответственно подходить к решению вопросов межэтнических отношений, прорабатывать стержневой идейный пласт, цементирующий местные сообщества.

Конфликт в прошлом году в Пугачёве показал, что обострение межнациональных отношений — не разовое действие, остановив которое можно в одночасье решить проблему. Это перманентный процесс, и без предметных шагов по предупреждению столкновений, таящих в себе угрозу перей­ти из межличностных в межнациональные, не обойтись. Нужна работа с чётко выстроенными задачами, комплексная профилактика, мониторинговое выявление возможных очагов конфликта.

Всем нам хочется, чтобы Россия и впредь оставалась примером добрососедства, чтобы наши дети и внуки любили нашу родину и продолжали традиции предков, чтобы они росли достойными гражданами нашей страны, не потерявшей ни одного народа. А для этого нужна консолидация всех сил: общественности, власти, всех средств массовой информации и каждого жителя.

Александр ПРОХАНОВ:

— Уважаемый Валерий Васильевич, дорогие друзья, мы решили провести заседание клуба в Саратове, потому что через ваш город проходит множество мощных силовых линий: геополитических, культурных, мистических, религиозных, экономических.

Думая о Волге, я испытываю почти религиозные переживания. Потому что Волга — своеобразная богиня, которая распростёрла свои воды — земные воды и небесные сияющие лучи — над огромным пространством, над целым континентом и собрала к своему водопою множество народов. Эти народы собрались к берегам Волги и пьют её священную воду. Волга, собрав эти народы — и тюрков, и славян, и православных, и мусульман, когда‑то и язычников, — создала уникальную волжскую цивилизацию. Эта волжская цивилизация находится в глубине наших представлений о стране, о родине, о государстве. Это симфония народов, соединение языков, культур, потенциалов. Может быть, какие‑то народы в тот или иной момент испытывают страдания, возбуждение, хотят вырваться из‑под длани волшебной богини. Но не получается. Она держит всех рядом с собой, омывает своими священными потоками.

Волга — таинственная река, и свои таинства она передала городам, которые возникли по её берегам, народам, что там поселились. И каждый народ, каждый город, будь то Казань, Чебоксары, Кострома, Рыбинск, Саратов, Сталинград, Астрахань, — это волшебные народы, волшебные города, в недрах которых зиждется огромная, нами ещё до конца не разгаданная тайна.

Например, тайна Сталинграда. Ведь необъяснимо поведение в 1941 году германских войск, которые почти взяли Москву, готовились второй раз штурмовать столицу. Но Гитлер отвернул от Москвы, двинулся через огромное пространство степей сюда, к Волге. Кто‑то говорил, что он двинулся на Кавказ, за нефтью. Но это, мне кажется, объяснения слишком упрощённые. Я думаю, Гитлер прекрасно понимал метафизическое значение этого региона, значение этого перешейка, через который можно контролировать не просто Евразию, а весь земной шар.

Здесь сложились таинственные силы. И поэтому битва под Сталинградом — не просто битва Второй мировой войны. Это битва за метафизические основы бытия, битва света и тьмы. И жертвы, которые понёс советский народ в Великой Отечественной войне, — это не только жертвы военные, политические, идеологические. Это и жертвы, связанные с великим мученичеством. Отстаивался эскиз, по которому Господь создал мир. Отстаивался план, по которому изначально Господь задумал человечество. Этот план хотели перечеркнуть. И здесь весь советский народ — и русские, и татары, и башкиры — сражались именно за изначальный благой план Господа.

Огромные жертвы, которые мы понесли, — это Христовы жертвы, это мученики, которые были посланы на алтарь нашей победы. О том, что в нашей победе очень сильна религиозная компонента, говорит и наш Патриарх.

Саратов — город не просто неповторимый: он тоже несёт в себе тайну. Может быть, так здесь текут ручьи, дуют ветры, так цветут маки, так расположены звёзды и устроены почвы, что Саратов постоянно плодоносит великими людьми.

Петров-Водкин родился в Саратове, и его Красный конь купался в Волге. Это он был провозвестником светоносной бури, которая началась на заре ХХ века. Или грандиозный скульптор Дмитрий Цаплин, который создал русский космизм в скульптуре.

Борисов-Мусатов, живя здесь, в степях, полупустынях саратовских, создал образы пленительной, какой‑то инопланетной красоты. Женщины, которые ему постоянно виделись, как в сновидениях, — это русская мечта о вечной женственности, вечной божественной красоте.

Столыпин! Он возник здесь, чтобы предотвратить революцию, которую другой великий волгарь Владимир Ленин совершил в России. Волга — она бушующая, это Волга восстаний и великих примирений. Великих рывков в грядущее. И Волга — это река тишины, она смягчает страсти, успокаивает бурные сердца.

Есть представление, что наряду с той Волгой, которую мы видим, по которой плаваем, течёт вторая — глубинная Волга, чьи воды кристально чисты и прекрасны. И эта вторая Волга олицетворяет собой тайну каждой человеческой судьбы. Потому что в нашей судьбе наряду с очевидными деяниями есть вторая донная судьба — донная Волга течёт в каждом из нас. И отгадать тайну, куда влечёт нас донная река, в какую грядущую русскую бесконечность, — огромная задача.

Нужно поставить задачу создания религии Волги. Если бы из Саратова проистекла эта идея, её бы подхватили и Казань, и Чебоксары, и Нижний Новгород, и Астрахань. Это был бы удивительный симфонизм, объединяющий наши великие города, великие народы.

Под Рыбинском стоит статуя работы Веры Мухиной. Она изваяла женщину, назвав её Волгой. Это волжская богиня. Хотелось бы, чтобы во всех городах, стоящих по берегам Волги, стояли бы такие статуи, и каждый народ интерпретировал бы свой образ Волги, и была бы создана своя культура вокруг этого памятника.

Виталий АВЕРЬЯНОВ,

директор Института динамического консерватизма:

— Я бы даже сказал, Волга — это мать России. Потому что с того момента, когда Московское царство, только возникшее, вышло на берега Волги, присоединило Казань и Астрахань, страна и получила основание называться Россией. Поскольку, с одной стороны, открылись геополитические пространства, которые были неведомы Древней Руси. С другой стороны, государство Российское сразу стало державой, а не национальным государством, как было до того, поскольку в него влилось огромное количество людей другой веры, другой культуры. Русь усыновила детей Поволжья в тот момент. Причём происходило это в буквальном смысле — как известно, десятки тысяч «сирот казанских» были взяты не в какие‑то приюты, а в русские семьи, и воспитывались там, как родные дети.

Произошла при этом и мощная прививка иной культуры, языка, крови. Россия тогда обрела своё лицо, архетипический образ, который потом развивался, обрастал новыми красками.

Это особое геополитическое место, поскольку Волга является естественным водоразделом Великой степи. И кто стоит на Волге, кто контролирует этот водораздел, является своеобразным держателем мостов, тот и определяет будущее евразийского пространства. До России здесь были другие государства, они выполняли эту миссию. Но именно с рождением российской державы определилось будущее Евразийского континента на века. Волга является местом, где всегда жил ансамбль народов. И от того, кто является здесь ключевым модератором, зависит, является ли это сообщество ансамблем или оно вступает в конфликтные напряжённые отношения и начинает разрушать мир, который здесь был установлен.

Мы порой недооцениваем мир, не понимаем драгоценности сложившейся вокруг нас стабильности. Думаем, что она существует сама по себе, незыблема. Но когда мир начинает разрушаться, оказывается, что гармония хрупка, требует огромных усилий для ее поддержания. Усилий со стороны каждого народа. Усилий власти и общества, усилий со стороны людей, которые являются духовными авторитетами. Так случилось с нами и в 1917 году, и в 1991‑м, когда распадалась держава. И мы исторически учимся ценить эту гармонию.

Максим ШЕВЧЕНКО,

журналист:

— Издревле было два пути с севера на юг. Путь «из варяг в греки» и путь «из варяг в персы». Путь «из варяг в персы» шёл по Волге и имел значение не меньшее, чем путь «из варяг в греки». И на Волге есть города, которые были прославлены, были древние государства, некоторые — подревнее Руси и принимали монотеистическую веру ещё до крещения Руси и христианства. Волга — не задворки Европы и мира, а была и будет одной из сердцевин европейской, христианской, исламской цивилизации и всего того, что постулирует в этом мире правду Божию перед смешением языческим, перед смешением человеческим — земным и тленным.

На Волге стоят прославленные монастыри. И одно из направлений великого русского православного духа называется «заволжские старцы». С Волги приходили и великие русские праведники, и великие грешники, которые в грехах своих сложили голову за человеческую свободу. В памяти народной остались имена великих борцов за народное дело — Степана Разина, Емельяна Пугачёва. Они были донские казаки, но Дон и Волга связаны. На Волге проходили страстные движения народного духа, нашедшие отражение в строительстве будущей России, в которой понятие, что нет рабов и нет господ, воплотилось.

Русская жизнь нанизывалась всегда на Волгу — на этот хребет, на эту артерию. Волга объединяла и создавала пространство не только русско-тюркского диалога, но и русско-германского диалога. Она стала родиной для сотен тысяч немцев, которые создали здесь прекрасные хозяйства (к сожалению, разрушенные в ХХ веке). Прорыли каналы, арыки и создали едва ли не Венецию на берегах Волги.

Это свидетельство человеческого труда, содружества, человеческого союза, из которого и должно выстраиваться государство Российское. Оно должно отталкиваться от Волги, опираясь на дух и на стремление к свободе, творчеству, к народной самоорганизации, к народному обретению Бога. И в поисках Бога — к народному воплощению культуры и претворению её в классические формы.

Конечно, хотелось бы, чтобы гуманитарные и духовные наши порывы облекались в технологические рывки. Ведь Волга ещё и является колыбелью великих прорывных военных технологий, которые некогда обеспечили нашей стране важную позицию в современном мире.

Именно Волжский регион, всегда уделявший вопросам производства и развития достаточное внимание, может стать началом возрождения и в технологическом секторе. И вы можете обрести адекватную форму народным чаяниям, народным стремлениям и народным целям в строительстве будущего и осмыслении бытия.

Шамиль СУЛТАНОВ,

конфликтолог:

— Поволжье — это центральный нерв России. То, что происходит в этом регионе, завтра будет происходить по всей стране: или вступать в конфликт с тем, что проводит Москва, или нет.

Поволжье — особый регион, где наиболее интенсивно происходят эксперименты: в технологический сфере, в сфере бизнеса, социальных отношений, национальных, в сфере элит, в сфере внутрирегиональной миграции.

Вот, к примеру, появляется в большом регионе региональный центр, который начинает по‑своему проводить экспансии в близлежащие области, высасывая оттуда ресурсы, в том числе интеллектуальные. Есть регионы, ставшие обездоленными в результате драки центральных ведомств в Москве. Что конкретно важно в этой связи? В век сетевых технологий важно наладить горизонтальные связи между ключевыми поволжскими регионами. Помимо официальных институтов существуют элитные группы, бизнес-группы, которые проводят эксперименты и заинтересованы в том, чтобы расширять сферу своих экспансий, распространения своего опыта. И при создании отделения Изборского клуба было бы хорошо наладить здесь сетевые связи и проводить с какой‑то периодичностью конференции по обсуждению накопленного опыта в сфере молодёжной политики, например, или национальной. На уровне конкретных реализованных моделей: как это было сделано, какие плюсы-минусы обнаружились. И это позволит сформировать региональную политику.

Региональные деятели зачастую ждут, когда им что‑то будет спущено из Москвы. А в Москве говорят: хорошо бы, если бы это в регионах сформулировали. Надо начать формулировать политику на местах. Например, в сфере миграционной политики. Потому что в Поволжье наблюдается опасный миграционный процесс. И модель этого процесса не сформирована даже на уровне ФСБ в Москве. Но в некоторых поволжских центрах существуют эти модели, они реализуются, направлены на создание стратегического планирования. Формируются элиты, прослойки, которые созрели и самореализовываются и не только владеют информацией на местах, но и знают, как взаимодействовать и с центром, и с местными властями. Их потенциал необходимо использовать.

Дмитрий АЯЦКОВ,

президент Приволжской книжной палаты:

— Самая большая сила памяти — у воды. И мы благодарны Всевышнему, что он нам отмерил 420 километров Волги, протекающей по Саратовской области. Волга объединяет почти половину субъектов Российской Федерации. На территории «Национальной деревни» мы будем и впредь создавать подворья разных народов. Человек здесь может увидеть и почувствовать культуру и быт других наций.

Вот где заводятся разного рода паразиты? Где есть среда обитания. Где возникают национальные конфликты? Где есть среда обитания, где чувствуется слабость первого этажа власти. Слабости этой допускать нельзя.

У нас есть потенциал — мощная научная база, кластер электронной промышленности. Брошенных земель у нас практически нет, почти 100 % земли работает, и мы способны обеспечить продуктами не только Саратовскую область, но и другие регионы России, обеспечить всех работой, делом, и тогда не будет причин для конфликтов.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ,

доктор физико-математических наук:

— Волга — былинная река. Уместно вспомнить образ Ильи Муромца, который лежал расслабленный 30 лет. До начала горбачёвщины ВВП Советского Союза был 60 % от ВВП США — это пять Китаев. Сейчас ВВП России — 6 % от ВВП США и одна пятая Китая.

Когда спрашиваю школьников и студентов, чего бы хотели от будущего, они не знают ответа. Спрашиваю министров, и они не знают ответа. В таком случае — куда мы идём?

Идеология — это дальний прогноз, образ желаемого завтра. Давайте вспомним либеральную идеологию и капитализм. В центре внимания — предприниматель, поэтому мы должны охранять капитал.

А на чём настаивал коммунизм? Главное — человек труда, он создаёт все богатства на свете. Но посмотрим на нынешнюю постиндустриальную экономику. Два человека из ста кормят себя и всех остальных, работая в сельском хозяйстве, 10 — в промышленности, 13 — руководят. И важный вопрос идеологии: а что будут делать оставшиеся 75 %?

Есть два ответа — принципиально различных — на этот вопрос. Первый ответ даёт Барак Обама. Он говорит, что некоторые страны будут мозгом, вторые — руками, третьи не такими престижными органами. А Америка будет хорошим парнем, который наведёт порядок. Ему возражает российский президент: нельзя выделять какую‑то нацию, страну.

Это важнейший идеологический конфликт нашей эпохи.

Если мы следуем нашей концепции, то основным является следующее: мы потребляем ресурсы, которые создаёт земля. И поэтому важнейшим является справедливость, важнейшим правом является право на жизнь. Духовное, научное совершенствование, творчество — это и есть ответ России. 75 % людей будут заняты в науке, культуре, образовании.

Для России будущее всегда имело особое значение. Его мы во многом связываем с наукой и высокими технологиями. Ситуация в целом по стране удручающая. Саратову повезло, у вас работает учёный с мировым именем Дмитрий Иванович Трубецков, он издаёт блестящий журнал «Известия вузов. Прикладная нелинейная динамика». Но позиции этой научной школы и в университете Саратовском более чем скромные.

Если наши школьники до начала реформ и преобразований входили в первую десятку, то сейчас — в седьмую. А чтобы будущее состоялось, надо обратить внимание на школу. Надо создавать полигон, где дети могут экспериментировать, проявлять своё творчество. Разнообразие национальное очень важно, но не менее важна целостность, то, что нас объединяет.

А куда мы идём? Когда решается вопрос, где жить, сколько детей заводить, люди думают не о прошлом, а о будущем. Раньше был Госплан, проводились исследования структуры регионов. Крайне важно, чтобы мы представляли, где Россия может быть через 20 или 30 лет, где будет регион, его место в России.

Вспомним былину об Илье Муромце. К нему пришли калики перехожие и сказали: «Встань и иди». Пришло время встать и идти.

Олег РОЗАНОВ,

предприниматель, руководитель аналитического центра «Копьё Пересвета»:

— Уникальная особенность русского народа — это бескорыстная наднациональная ответственность, которая составляет гармоничную суть русской нации. А посмотрите, как трансформировалась наднациональная ответственность русских на протяжении второй половины XIX и XX веков. Вторая половина XIX века проходила под идеями панславянизма, объединения славян. Сейчас эта идея практически забыта, мы сузили рамки своей ответственности. Ныне мы мыслим в рамках русского мира, сохранения русского мира.

Наши метафизические враги не дремлют и понимают, что такую огромную махину, как Россия, историческая Русь, проглотить сразу и одним куском невозможно. Поэтому от нас отрезают по кусочку. Сначала отрезали славянский мир. Практически весь славянский мир ныне находится во враждебном нам лагере. Финальную точку поставили черногорцы, когда присоединились к санкциям. Те самые черногорцы, которых мы еще совсем недавно, во время бомбёжек в Югославии, защищали. И они — в лагере метафизических врагов России.

От нас практически отрезали частицу русского мира, окормляемого Русской православной церковью: Молдавию, Прибалтику. Основной удар сейчас сосредоточен на Украине.

Уже наши дети, если мы не исправим ситуацию, получат в лице украинцев врагов, вся Украина может стать бандеровской. И в этой связи главное для нас — возрождение империи. Но империи не в государственно-административном понимании этого слова, а империи духа. Мы должны вернуть смыслы.

Правильно говорят о необходимости возрождения науки, возрождения промышленности. Но, к сожалению, наше государство не совершенно. Я занимаюсь бизнесом и выстраиваю, на мой взгляд, идеальную модель бизнеса. Но я ее не могу построить, это нереально, потому что государство не совершенно. И необходимо выстроить в первую очередь — государство. Государство должно задать целеполагание для народа.

Мы сейчас — рядовые солдаты, охраняющие традиционный мир, традиционные ценности, мы находимся на передовой. Мой метафизический враг — любой, кто отвергает божественный замысел, божественные заповеди. Экспансия духа, экспансия духовных ценностей — это неизбежный процесс. Борьба добра и зла — смысл существования истории. «Конец истории» наступит тогда, когда победит абсолютное добро, и, может, наступит, когда победит абсолютное зло, потому что две эти силы всегда уравновешивают друг друга.

Я верю в метафизику русской истории, верю, что русская экспансия, которая началась с воссоединением с Крымом, продолжится, что у нашего руководства хватит мудрости не отдать Малороссию и отстоять свои интересы. Я верю в мудрость нашего руководства и мудрость народа, потому что наш народ знает высшую истину, иначе бы он не существовал, он бы не построил могучую цивилизацию. Нам это дано как народу-богоносцу.

Валерий КОРОВИН,

член Общественной палаты РФ, директор Центра геополитических экспертиз:

— Сегодня на мордовском подворье я поймал себя на мысли, что слышу русскую песню. Когда мы посетили украинский дворик, понял, что тоже звучит русская песня. Это ощущение близости народов, населяющих Россию, объясняется высказыванием Льва Гумилёва, который утверждал, что русский народ как большой народ сложился на основе этногенеза восточнославянских, финно-угорских и тюркских племён. В состав большого русского народа позже вошли и многие кавказские народы. И русский народ сформирован путём этнических инвестиций со стороны множества больших и малых народов и этносов. Но при этом Россия сохранила эти этнические группы и традиционные народы, которые сложили русскую государственность. И они гармонично сосуществуют с русским народом.

Эта гармония сохраняет целостность большого пространства. А если мы перестаём уделять внимание этносам, традиционным народам — это влечёт волнения, стремление этнических окраин обособиться от большой России, создать собственные национальные государства. Но если мы забываем о русском народе, создавшем континентальное государство, — начинает трещать по швам всё государство. Это мы наблюдали в 90‑е, когда либералы, демонизируя русский народ, поставили на грань существования само Российское государство.

Есть обратная зависимость: если тот или иной этнос больше уделяет внимания и ставит акцент на культурном и религиозном развитии, то русский народ уделяет первоочередное внимание стратегии, безопасности малых народов и сохранению государственности.

Государство должно иметь великую глобальную цель и стратегию развития. Необходимо создать русские стратегии, наполняющие смыслом российскую государственность, сохраняющую и приумножающую то этническое многообразие, которое в нём содержится.

Валерий РАДАЕВ:

— То, что многочисленные народы веками уживаются на берегах Волги, говорит о силе реки и уникальности людей, которые на ней проживают. Важно сохранить историческую ценность сосуществования и передать это молодому поколению. Без идеологии внутри каждого человека ничего нельзя добиться.

Наш приоритет — одарённые дети. Мы Дом официальных делегаций отдали под Дом для одарённых детей. Создали несколько инновационных центров развития ребёнка.

Военно-промышленный комплекс мы стараемся сохранить, потому что это главная интеллектуальная основа нашего региона. Пять произведённых на нашем агрегатном заводе машин участвовали в параде Победы.

Активно работаем по программе переселения соотечественников. За три последних года к нам переселились 4 тысячи человек.

При всей сложности экономики, бюджета, мы в ближайшее время открываем на территории области 4 новых завода.

Амбиции у нас есть. И мы должны наш опыт передать молодым.

Александр ПРОХАНОВ:

— Благодарим всех за заинтересованное участие в обсуждении. Надеемся, что вновь созданное саратовское отделение Изборского клуба будет успешно функционировать, потому что в области много интеллектуалов, технократов, творцов, людей духовных представлений.

ДИСКУССИЯ ОБ УКРАИНЕ

Александр ПРОХАНОВ:

— Когда мы слушали бандуристов, их чудесную песню «Тече вода», я думал: «Боже мой! А зачем пули при всём при этом? Откуда они взялись при такой любви, нежности, красоте? Неужели бандуры — средства массового уничтожения?»

На украинскую тему много разговоров, много страсти, ненависти, предвзятости. В этой драме множество сторон, субъектов, накопилось огромное страдание. Как понять, что произошло с точки зрения мироздания в целом? С точки зрения человечества, с точки зрения великого русского мира? Давайте говорить без обиняков, откровенно, с любовью к тому, что мы называем Украиной.

Максим ШЕВЧЕНКО:

— Мы мало знаем друг о друге, мы пользуемся мифами и мифологией. У нас мало кто знает автора украинского гимна «Ще не вмерла Украiна, нi слава, нi воля». Это Павло Чубинський, уроженец Черниговской области. Хотя некоторые пишут, что это бандеровский гимн, написанный в Австро-Венгрии. А Павло Чубинський, будучи студентом юридического факультета Санкт-Петербургского университета, был приверженцем утопического социализма, сослан в Архангельскую область, где провёл 7 лет и составил полнейшее этнографическое описание севера Архангельской области: поморов, угро-финнов, русских. По его работам русское правительство долго ещё составляло представление о северо-архангельской области… Он был награждён медалями, стал действительным членом Академии наук, членом Русского географического общества…

Наше невежество относительно русского и украинского народов в понимании тех мотивов, которые двигали лучшими людьми, русскими или украинскими, в XIX веке или начале XX, во многом является причиной сегодняшних измышлений друг про друга.

Для меня Россия и Украина нанизаны на единый хребет пяти лавр Русской церкви. Это Дивеевская лавра и Серафим Саровский, это Троицкая лавра и Преподобный Сергий, это Псково-Печерская лавра. И это также Киево-Печерская лавра — главный монастырь на все века, откуда пошло русское православие, и Почаевская лавра, которая является символом борьбы с греко-католической экспансией, насильственным окатоличиванием украинского и русского народов.

Те связи, которые делали нас неразрывными, сегодня разрубаются, губятся тупой циничной пропагандой. Нас пытаются стравить, сделать так, чтобы два православных народа, до сих пор объединённые одной Церковью, одним священноначалием, убивали друг друга. Политиканы поставили нас в опасную ситуацию. Но государства приходят и уходят, а Церковь и Народ остаются.

Происходящее на Украине я не считаю проявлением украинского духа. Украина оккупирована либерал-фашистами. Власть там — антиукраинская и по форме, и по содержанию, и по духу, по желанию продать её западным олигархам, как в своё время изменник Ярёма Вишневецкий пытался продать украинский народ польскому королю. Действуя от имени украинского народа, натравливают его на русский народ.

Я против движения на востоке и юго-востоке Украины как сепаратистского. Это движение не должно ограничиваться Новороссией. Это должно быть повстанческое народное движение за восстановление народной власти по всей территории Украины. До Чопа, до Львова, до Буковины должны идти повстанцы, освобождая Украину от либерал-фашистской оккупации. Должны создаваться структуры народовластия, проводиться национализация преступно нажитого капитала, восстанавливаться прямое народное управление на местах. Эта уникальная возможность сегодня существует. Уверен, если лозунги движения будут социальными, если будет понятно: национализация, прямое народное правление, народная власть на местах, — такие лозунги будут поддержаны всей Украиной.

Если мы позволим, чтобы украинская чужеродная власть стравила народ с русским народом, то мы в истории окажемся тем поколением, на которое легла вина войны между русскими и украинцами. Бог нам этого не простит.

Александр ПРОХАНОВ:

— Мы являемся тем поколением, которое допустило распад Советского Союза, и Бог нам этого не простил. Всё, что сейчас происходит на Украине, — это месть нашему поколению за то, что мы проворонили великую Красную империю.

И царская империя, и Советский Союз не подразумевали государство Украина, они подразумевали народ Украины, украинскую культуру, украинскую самобытность. Поэтому на протяжении романовской империи и советской империи происходило глубокое проникновение одного народа в другой. Украинцы проникли в глубины русского социума, русских пространств, и на Дальнем Востоке «Зелений Клин» — территория переселенцев украинских, — она в большей степени, может быть, украинская, чем даже черниговская Украина.

В такой же степени Новороссия — это проникновение русских людей, русского казачества, крестьянства в глубины этих территорий. И когда разрубили советскую империю топором по границам, которые были задуманы в 20‑х годах, то получилось, что территория, именуемая Украиной, содержит в себе зоны, населённые этнически русским массивом, который не смешался за это время с украинцами. Но рядом с ними существую

comments powered by HyperComments