В чем выгода от науки

Жорес Алферов

В российской науке – масса проблем. Много говорится о необходимости увеличить финансирование, бороться с «утечкой мозгов», нежеланием выпускников работать в российских научных учреждениях. Однако все это – лишь следствие. А причина кроется в том, что научные результаты не нужны ни в экономике, ни в обществе. Такую точку зрения высказал на пресс-конференции в московском Доме журналиста депутат Госдумы, вице-президент Российской академии наук, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов.

По его мнению, это связано с тем, как развивается экономика в России. «Когда наука нужна власти, то находятся деньги и открываются возможности ее развивать. А когда наука не востребована, то у нее возникает масса проблем, – подчеркнул он. – Известную долю оптимизма вселяет колоссальная талантливость российского народа, который, когда нужно, может горы свернуть».

Глубинная причина заключается в том, что наша экономика сегодня построена на сырье. Но и в этой сфере очень многое изменилось за минувшие четверть века, в том числе в углеводородных технологиях. Бурное развитие получило то, что мы называем информационными технологиями, микроэлектроника, программное обеспечение, сказал нобелевский лауреат.

Сегодня мы – на обочине технологического развития. «Я еще раз хочу сказать, что надо менять экономическую модель развития общества», – заявил Ж.Алферов, предположив возможность возвращения Госплана. В любом случае, стратегическое планирование в России должно быть.

В целом же он высказался против реформ. «Нам нужно развивать то, что мы имеем, но у нас последнюю четверть века под реформами понимают прежде всего слом всего, что было», – указал он, подчеркнув, что много ломали после Октябрьской революции.

Недавнюю реформу Академии наук он оценил как «кошмарное событие». «Вот бюджет на 2015 год и далее: Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) – 94 млрд рублей, Российская Академия наук – 3,5 млрд рублей», – сказал он.

Сегодня Академия наук – это некая организация, члены которой получают стипендию. Говорят, будто Академия наук имеет право проводить экспертизу. А как мы можем проводить экспертизу, когда все институты, лаборатории находятся в ФАНО, откуда мы ежедневно получаем по 10-15 бумаг, на которые сразу должны отвечать. Если на них отвечать, то больше ничем заниматься нельзя.

Эффективность научных институтов определяется по прошествии большого промежутка времени, сказал Ж.Алферов. Гранты – это поддержка молодых ученых. Национальный научный фонд США поддерживает исследования молодых ученых, но основа американской науки – это базовая финансовая поддержка. National Magnetic Lab Массачусетского технологического университета имеет отдельную строку в бюджете. У нас в советские времена тоже существовало заметное базовое финансирование.

Ж.Алферов обратил внимание на важность развития научных школ, указав, что все российские нобелевские лауреаты были сотрудниками трех институтов: Физического института им Лебедева, Института физических проблем им. П.Капицы и Ленинградского физтеха. Институтов в стране – сотни, а все лауреаты вышли из трех институтов. Это говорит о том, что для работ нобелевского класса нужны научные школы.

В США, где лауреатов намного больше, и в Беркли, и в Калифорнийском технологическом институте, и в университете Санта-Барбары есть сформировавшиеся научные школы.

Однако возрождение научных школ – дело очень непростое и требует, чтобы наука была востребована. Любая Нобелевская премия, когда она связана с прикладным использованием открытий, одновременно является демонстрацией роли фундаментальных исследований.

Светодиоды на гетероструктурах были сделаны очень давно, в 1968 году, но они работали только в инфракрасной и красной областях. Сегодняшней премии за голубые светодиоды предшествовали фундаментальные исследования о поведении примесей в широкозонных полупроводниках, которые провел Исаму Акасаки. А затем Сюдзи Наканмура и Хироси Омано применили это в голубых светодиодах.

Голубой свет можно сразу преобразовать в белый, получится лампочка. Так возникло и стало быстро развиваться светодиодное освещение.

Однако наряду с этим «нобелевку» присуждают и за фундаментальные исследования. Ну какое практическое применение может быть у бозона Хиггса? А в прошлом году Питер Хиггс получил за него Нобелевскую премию, подчеркнул Ж.Алферов.

Говоря о т.н. «утечке мозго»в, он указал, что уезжают ученые из всех стран, не только из России. И едут все в Соединенные Штаты, потому что там заниматься наукой лучше. Вопрос не только в финансировании. Важно и то, что результаты исследований там востребованы, и научные школы развиваются. Наука интернациональна, нет ни российской, ни американской физики. Есть просто физика.

«Но если наука интернациональна, то доход от нее – национален – подчеркнул он. – Выгоду от нее получают те страны, которые тратятся на нее и развивают. Поэтому и у нас науку надо по-настоящему развивать».

ras.ru 27.11.2014

Жорес Алферов
Алферов Жорес Иванович (1930-2019) — выдающийся русский советский ученый, физик, общественный деятель. Лауреат Нобелевской премии. Академик Российской Академии Наук (РАН), вице-президент РАН, председатель Президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН. Иностранный член Национальной академии наук (США), Национальной академии наук Белоруссии, почётный член Академий наук многих стран. Депутат Государственной думы РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments