Скачки курсов

Михаил Делягин

В прямом эфире радио «Комсомольская правда» доктор экономических наук Михаил Делягин обсудил с нашим ведущим Антоном Челышевым, почему ОПЕК отказалась сокращать добычу нефти и зачем растут цены на гречку.

Челышев:

— Новости напоминают просто уже какую-то истерику.

Делягин:

— Новости напоминают конец августа 1998 года. После дефолта. Я напомню, из-за чего сыр-бор. Сегодня официальный курс доллара за один день вырос на 2,5 рубля. Официальный курс евро вырос на 3 рубля. Подчеркиваю – официальный курс. Рыночный в течение дня доползал и выше, но, судя по всему, ЦБ вылез с массированными интервенциями и сбил. Я напомню, совсем недавно для нас было шоком, когда за три дня ноябрьских праздников доллар подорожал почти на 6 и евро почти на 7 рублей. Сейчас половина этого за один день и никаких ноябрьских праздников… Ну что я могу сказать? Когда альтернативно одаренным людям доверяют полную свободу в важнейшей и сложнейшей сфере государственно-экономического управления, гладят их по головке и говорят – творите что хотите – то расплачиваться за это приходится нам. Я отнюдь не хочу концентрировать всю ответственность исключительно на госпожах Набиуллиных и Юдаевой и прочих. У нас есть чудесный министр экономического развития господин Улюкаев, бывший помощник Егора Тимуровича Гайдара, который не так давно отметился великолепной фразой, что, если люди получают в рублях и тратят в рублях, то их совершенно не должен интересовать курс доллара. В переводе на русский язык. Учитывая, что у нас более 35% того, что мы потребляем, является импортным – даже если мы не берем монополизм, то любое удешевление рубля – это удорожание того, что мы покупаем в магазинах. Поэтому дословно господин Улюкаев – повторюсь, министр экономического развития, а это издевательское уже словосочетание применительно к нашим министрам, со времен Грефа, по сути дела сказал следующее. Если человек зарабатывает рубли и тратит рубли, то его в принципе не должно интересовать, как он живет.

Челышев:

— Вызывает вопрос, прямо скажем, это пожелание.

Делягин:

— Я боюсь, что это пожелание вызывает ответ, а не вопрос. Другое дело, что озвучивать эти ответы я пока поостерегусь. По крайней мере, в данном эфире. Но уже нет слов. Банк России вернул нас в 90-е годы на ровном месте. Напомню, есть такой замечательный критерий Ричи. Когда в 1998-99 годах был жуткий кризис, серьезный, мировой, задумались, а сколько должно быть денег у государства, чтобы обеспечить стабильность национальной валюты? По-моему, индийский специалист, Ричи, придумал очень простой критерий, который оказался очень работоспособным. Трехмесячные выплаты по импорту и товаров и услуг плюс годовые выплаты по внешнему долгу – и государственного сектора, и частного, и проценты, и по основной части долга. Если брать на начало следующего года, у нас этих резервов должно быть 240-260 млрд. долларов. Сейчас у нас международных резервов 420. То есть, минимум 150 млрд. долларов международных резервов у нас избыточные. И денег у государства абсолютно достаточно для того, чтобы не просто не допускать скачков на 2,5 рубля в один день, а для того, чтобы вообще обеспечить стабильность валютному рынку.

Челышев:

— А что для этого сделать нужно с этими резервами? Как ими нужно распорядиться?

Делягин:

— Распоряжаться можно по-разному, но Банк России обладает потрясающей гаммой инструментов. У нас сейчас они сами себя скопили и, как в 90-е годы используют один единственный инструмент – валютную интервенцию. Я валюту продал на рынке, я валюту купил. Даже этого вполне достаточно для того, чтобы, грамотно выходя на рынок, сбивать интересы спекулянтов, сжигать спекулятивные деньги, этого достаточно. Но есть еще куча других инструментов. Можно вводить разные нормативы резервирования. То есть, под любую операцию любой банк должен резервировать какие-то деньги в Банке России. Отлично. Если я осуществляю инвестицию, я резервирую 1%, если я работаю на спекулятивных рынках, я резервирую там 7%, как сейчас, если я работаю на валютном рынке, я могу и 10% резервировать… Люди не понимают, которые сейчас руководят, азбуки, что валютный курс это не индикатор состояния экономики, это не температура в градуснике. Это важнейший инструмент управления экономикой. Это не градусник, это лекарство, образ жизни, диета, это инструмент воздействия государства на экономику. Другое дело, что, если этот инструмент неадекватен, тогда да, через некоторое время он ломается. Но если он адекватен, он перестраивает экономику в соответствии с интересами государства.

Челышев:

— У нас уже не один раз было в новейшей истории, когда рубль искусственно плавно девальвировался после того, как цены на нефть немного опустились и стало понятно, что мы немного не доберем в рублях из-за того, что долларовая цена у нас упала. Вот сейчас это ослабление рубля – это следствие того, что нефть у нас сегодня до 72,97 опустилась?
Делягин:

— На сегодняшний день уже до 70.

Челышев:

— Хорошо. Вот это следствие этого? И это абсолютно сознательное решение наших финансовых властей или они уже не контролируют ситуацию?

Делягин:

— Наши власти не хотят контролировать ситуацию – это принципиально другая вещь. Если я хочу исполнить свои обязанности, но у меня не получается, меня можно научить, меня можно заставить, меня можно напугать и тогда я буду исполнять свои обязанности, если я ленюсь, да? Но Банк России провозгласил почти год назад, как главную свою добродетель, как главную свою цель, полное самоустранение от ответственности за валютный курс. И мы сейчас это расхлебываем.

Челышев:

— Господин Улюкаев в интервью программе «Время» сказал о том, что нас спасет зима…

Делягин:

— Да, и не только русская, но и европейская, и что все будут топить свои дома нефтью. Господин Улюкаев, наверное, не знает, что в большинстве развитых стран нефть на обогрев не используется. Но для господина Улюкаева это простительно, потому что уровень его компетенции, который он демонстрирует на своих должностях – и первого зампреда Банка России, и сейчас министра экономического развития – на мой взгляд, примерно соответствует уровню экономической компетенции покойной госпожи Новодворской. Примерно тот же самый уровень с примерно тем же самым апломбом. Другое дело, что госпожа Новодворская никогда не хотела быть министром и возглавлять Банк России. Мы приводили только что чудесное высказывание о том, что нас не должно интересовать, как мы живем – вот это из той же самой серии. Я понимаю, что министру экономического развития правительства Медведева совершенно не нужно даже догадываться о том, что цены на нефть определяются спросом и предложением на уровнем плюс-минус 3 доллара за баррель. А большие изменения определяются, как мы говорили, изменениями спекулятивных капиталов. И что обвал цен на нефть, который случился, — цены на нефть рухнули более чем на 30% с пика, который у них был где-то 22 июня. Цены на нефть ниже прошлогоднего октября на 20%. В ноябре разрыв еще больше увеличился. Но нужно понимать, что, во-первых, падение цен на нефть это отговорка для наших либералов. Точно так же нам рассказывают про санкции… вы знаете, нас Америка не любит, вы знаете, нацисты сбили малазийский Боинг, Меркель косо посмотрела на нашего президента и поэтому рубль упал. Ага, ага… Я напомню, можно бесконечно объяснять разного рода экономические механизмы, но простая вещь. Первая волна девальвации в этом году у нас была с января по середину марта. Тогда никаких санкций не было. Тогда даже политического кризиса в январе не было ни малейшего. Когда я говорил в конце февраля, что это нацистский переворот, на меня смотрели как на сумасшедшего. Когда я говорил, что этот нацистский переворот кончится гражданской войной и карательными экспедициями и массовыми убийствами, люди говорили – ты насмотрелся фильмов…Это был конец февраля. А все было еще очень спокойно и нефть была дорогой. А девальвация случилась. Почему? На ровном месте. Потому что госпожа Набиуллина в конце декабря зафиксировала, что Банк России снимает с себя главную ответственностью свою за стабильность валютного курса. Все, госпожа Набиуллина обвалила рубль, с моей точки зрения, на ровном месте. Да, была макроэкономическая потребность в то время. Потому что коррупция, произвол монополий, принципиальный отказ правительства Медведева от развития, кабальные условия ВТО не давали развиваться экономке и единственный способ не допустить экономического спада в этом году было чуть-чуть ослабить рубль. Не в полтора раза. Вот 40 рублей за доллар к новому году – это максимальное ослабление, которое было полезно с точки зрения макроэкономики. А на самом деле еще бы 38 было бы вполне рационально. У нас сегодня 51 рубль 80 копеек официальный курс Банка России. Вот эта разница – это цена паники и цена, грубо говоря, принципиального, сознательного, возведенного в высшую добродетель отказа от своих обязанностей. Ну а дальше уже начинается… Хорошо, что в Челябинске не упал второй метеорит, а то бы все списали на него… Да, безусловно, цена нефти оказала свое негативное влияние на конъюнктуру и в том числе на стабильность рубля. Простите, но у нас по-прежнему международные резервы минимум в полтора раза выше того, что необходимо для обеспечения валютной стабильности. Ну о чем речь вообще? Они выше. Даже если не использовать всю сложную гамму инструментов обеспечения валютной стабильности и ограничиваться просто тупейшими валютными и рублевыми интервенциями. Здесь нельзя даже предъявлять претензии к уровню компетентности и к уровню интеллекта, потому что, на мой взгляд, полностью отсутствует главное – добросовестность. Помните, в конце октября у нас резко укрепился рубль накануне решения Банка России. С моей точки зрения, это абсолютной признак инсайдерской игры. Несмотря на отчаянное, на мой взгляд, сопротивление либералов, инсайдерская торговля у нас признана преступлением. Где расследование? Где Следственный комитет, где его неутомимый спикер? У людей есть функции, у них есть обязанности – если кому-то не нравится Следственный комитет, но это преступление против государственной безопасности – где ФСБ? Оно вообще существует? Или оно только студентов ловит с бабушками. У нас органы госуправления свои обязанности какие-нибудь выполняют, кроме тех, кто светофоры включают и выключают и воруют машины с улиц?

Челышев:

— На прошлой неделе мы активно обсуждали то, что ОПЕК отказался снижать уровень добычи нефти…

Делягин:

— ОПЕК отказалась и это привело к падению курса цены на нефть…

Челышев:

— Ну, напрямую об этом никто не говорит, но все на это намекают.

Делягин:

— Да… с 77 до 70. Ну, вот не три доллара за баррель, а семь долларов… на самом деле, думаю, что выправится через некоторое время. Все очень надеялись. И, надо сказать, что до 77 тоже отросло там с 70 плюс тоже перед этим. В таких пределах, в небольших, это вопрос спроса и предложения. Сократит ОПЕК добычу или не сократит? Они решили не сокращать. Но они уже тоже живут в логике событий, они живут в потоке событий, не ими сформированном. Когда какой-нибудь человек, который всю жизнь посвятил борьбе против американского империализма и рассказывает про теорию заговора, я понимаю это психологически. Но когда господин Кудрин, весь такой либерал белый и пушистый, вдруг начинает рассказывать, что цена на нефть упала, потому что президент Обама договорился с Саудовской Аравией… Ну так скоро нам тот же самый товарищ Кудрин, наш будущий президент, как я понимаю, или премьер, как минимум, начнет рассказывать про жидо-масонский заговор, как причины всех экономических и социальных неурядиц, он, может быть, скоро ведьм начнет жечь на своих общегражданских конгрессах публично, в качестве милости привязываю мешочек пороха на шею… Вот это производит впечатление дикого средневековья. А если говорить по фактам, то, во-первых, нужно учить матчасть. Нужно хотя бы изредка читать, что пишут газеты о тех событиях, которые он описывает. Потому что господин Обама приезжал в Саудовскую Аравию и вел там переговоры, действительно вел, об удешевлении нефти. И его там послали. Ну, они не нашли полного взаимопонимания, сформулируем это корректно и дипломатически. В общем, он уехал с чем хотел – ни с чем. Потому что у Садовской Аравии дефицит бюджета возникает при 95 долларах за баррель. У них хуже, чем у нас. У них, по соцопросам, 92% граждан не наемных филиппинских рабочих, гастарбайтеров, которым позволено ночевать на улицах в качестве высшей милости, а коренного населения. Они поддерживают исламское государство, как показывает внутренний социологический порос.

Челышев:

— В российских банках на фоне продолжающегося обвала рубля все сложнее приобрести валюту, сообщают СМИ. По их данным, в Сбербанке продажи ограничены суммами в 5000 долларов и евро в одни руки. В Росбанке, в Уралсибе и в Райффайзенбанке еще более жестокие лимиты установлены. СМИ опросили несколько десятков банков с целью выяснить, ввели ли эти организации лимиты на продажу валюты в одни руки. В Росбанке, говорят, установлен лимит в на покупку валюты в размере 1000 тысячи долларов.

Делягин:

— Это, конечно, больше, чем на Украине, но у нас вроде нацистского переворота тоже пока не было, и гражданской войны… То есть, у нас госпожа Набиуллина по эффективности своего воздействия на Россию достаточно близко приближается к гражданской войне, насколько можно судить, да, из этих цифр…

Челышев:

— Мне очень не нравится вот эта вся история. К тому же, с одним из представителей банка первой десятки я лично буквально час назад говорил и там обеспокоены… и это мягко сказано…

Делягин:

— Тогда, наверное, стоит задуматься о том, если у вас валютный депозит под низкий процент, а они большинство под низкий процент, может быть, стоит задуматься о том, чтобы денежку снять и положить в ячеечку в том же самом банке. Потому что сегодня они ограничивают покупку валюты в одни руки, а завтра могут ограничить выдачу со счета в одни руки. Это вещи сопряженные. Это первое. Второе – я понимаю, что покупать евро по 66 рублей 60 копеек, как сейчас, немножко страшно и немножко нелепо. Тем более, что разрыв между курсом покупки и продажи в среднем по Москве достигает 3 рублей. Это очень много. В долларе превышает 2 рубля… Может быть, имеет смысл подождать с покупкой валюты, пока рубль немного не укрепится после этого падения? Но в среднесрочной перспективе покупать. Потому что это уже чрезвычайная ситуация. Эта чрезвычайная ситуация вызвана не государственной целесообразностью, не государственной необходимостью, не отсутствием денег в бюджете. Напомню, на 1 ноября этого года неиспользуемые остатки средств в федеральном бюджете 9,3 триллиона рублей и более того, они на 2,5 триллиона рублей за этот год выросли. То есть, денег, как у дурака махорки. Но эти деньги не для нас. Как замечательно выразился вице-премьер Дворкович, Россия должна платить за финансовую стабильность США. Россия – это не Дворкович, Россия – это мы. Вот мы, судя по всему ,и платим. В том числе, расплачиваемся при помощи такой девальвации, а всякие Улюкаевы и Набиуллины о нас вытирают ноги своими заявлениями и сказками, которые они рассказывают. Кто там в начале этого года в Сбербанке рассказывал, что люди, которые купят доллар за 35 рублей, могут очень сильно пожалеть? Кто там нам в начале ноября рассказывал, что те, кто покупает доллар за 45 рублей, могут очень сильно пожалеть? Они сегодня могут его продать с наваром 6.30 с одного доллара. Вот при такой невменяемости государственного правления, если не сказать злонамеренности, потому что невменяемость – это я очень мягко говорю. А если посмотреть на это с точки зрения политической целесообразности, понимаете, я ж не могу сказать, что госпожа Набиуллина глупа – она не глупа. Я не могу сказать, что господи Кудрин глуп, чтобы нам рассказывать про жидо-масонский заговор. Он не глуп. И вполне может быть, что это либеральный клан просто организует у нас, грубо говоря, майдан, то есть, готовит дестабилизация страны, чтобы свалить законно существующую власть, которая не признается западом. Потому что никто не скрывает на западе, что задача государственной политики – свалить Путина. И никто не скрывает в либеральном клане, если я правильно помню, что либеральный клан является инструментом глобального бизнеса. Запад действует через либеральный клан. Наше начальство может быть полностью лишено инстинкта самосохранения – это его трудности, его проблемы, нам это будет стоить дороже, чем ему, но мы с этим ничего поделать не можем в рамках сувенирной демократии. Но мы можем позаботиться о себе. Поэтому покупайте валюту. Даже если рубль внезапно вдруг, государство одумается, и рубль внезапно резко укрепится… коллеги, вы потеряете в деньгах, но вы сэкономите на валерьянке.

Челышев:

— И на собственных нервах…

Делягин:

— Нервные клетки не восстанавливаются, поэтому сейчас – не надо. Вот сейчас вечером не надо никуда бежать. Завтра утром тоже не надо никуда бежать. Подождите. Рубль должен укрепиться. Он, как качели, и эти качели падают в пропасть, они летят в пропасть, но они при этом раскачиваются. И вот когда они сделают взмах наверх, когда рубль чуть укрепится, надо покупать. Ну, это для тех, кто еще не переложился в рубли в начале этой вакханалии.

Челышев:

— Я знаю, что многие, например, держат деньги в банке на срочных депозитах. Наверное, кто-то и валюту держит на срочном депозите.

Делягин:

— Валюту я бы оставил на счету на несколько месяцев. Все-таки вводить ограничение на снятие с валютного счета… ну, хорошо, ограничат вам снятие 1000 долларов в день – ну, походите вы в банк как на работу… кто-то неделю, кто-то месяц, кому-то двух дней хватит… 70% населения, по официальным данным, сбережений не имеет вообще.

Челышев:

— Ксения Юдаева, которую вы уже сегодня упоминали…

Делягин:

— Не хочется ругать женщин, а, с другой стороны, Юдаева, Псаки, Набиуллина, Меркель… Ну, как о них говорить хорошо?

Челышев:

— Ксения Юдаева сегодня заявила следующее. Инфляция в России по итогам года превысит 9%, но пик ее роста еще не пройден. Заявила она это на совещании с вице-губернаторами по вопросам внутренней политики и соцсферы. По ее оценкам, в первом квартале инфляция может приблизиться к 10%… Я не понимаю, в первом квартале 2015 года или …

Делягин:

— В первом квартале 2015-го… На самом деле, это уже сказал Улюкаев тот самый… Он сказал, что январь к январю инфляция будет 10%… Так, это официальная инфляция, дорогие друзья… это инфляция официальная, это не та, которую мы видим в магазинах – это та, которую фантазирует себе государство и на основании чего оно принимает решение о том, как мы будем жить. Вот разница – 2-2,5, в отдельные моменты до 3 раз, по-моему, доходит, но мы говорим о 10% не в том смысле, что цены вырастут на 10% — в январе будут выше на 10%, чем в январе прошлого года – нет, они просто будут расти быстрее, чем в ноябре, чем в декабре, чем в октябре и т.д. Это вещь мистическая такая. Это вот галлюцинации, в мире которых живет правительство и Банк России.

Челышев:

— А реальность, к сожалению, такова, что быстрее всего растут цены на те категории товаров, которые чаще всего покупают самые незащищенные слои населения.

Делягин:

— Юдаева сказала правду – что пик инфляции впереди. Она тактично недоговорила о том, что, поскольку инфляция вызвана сегодня, прежде всего, политикой Банка России, то пик инфляции наступит тогда, когда уволят Набиуллину и Юдаеву – с моей точки зрения. Потому что до этого момента они будут инфляцию только разгонять. Я очень хочу ошибиться, но пока эти две дамы действуют именно так. Потому что девальвация сегодня – это всплеск инфляции завтра – и мы это все знаем прекрасно. С другой стороны, произвол монополий. Есть произвол монополий, который мы видим на рынке бензина, когда они меланхолично и методично повышают цены при любом поведении рынка на мировых рынках и вообще в любой ситуации. Но есть другой произвол монополий, который называется спекуляцией. Это то, что из учебников мы помним о февральской революции, о гражданской войне, это то, что многие из нас помнят по концу 80-х и началу 90-х. Что такое отсутствие гречки на прилавках? Господа, гречка нового урожая на прилавки еще не поступила – только начала поступать. Заледенела земля в Алтайском крае – это вообще урожай следующего года – а официально гречка подорожала на 27%.

Челышев:

— Ой, об этом вообще лучше даже не говорить…

Делягин:

— То же самое с солью. Это сознательные спекуляции. Это война монополий против народа Российской Федерации.

Челышев:

— Михаил Геннадьевич, про гречку это вообще смешно. У нас по субботам программа выходит, называется «Народный контроль»…

Делягин:

— Вот для диабетиков это особенно смешно…

Челышев:

— Я имею в виду все заявления о том, что гречки неурожай…

Делягин:

— Гречка хранится идеально долгие годы.

Челышев:

— Я вам больше скажу. Мы позвонили в Алтайский край, где эту гречку выращивают и где якобы неурожай, нам сказали – ребята, так она у нас каждый первый год вот так вот покрывается этой самой коркой. Потом эта корка стаивает и гречка благополучно всходит, растет и т.д. И все вам врут – с гречкой все в порядке на полях.

Делягин:

— Это правильно. Это искусственно организованная спекуляция. То же самое что с солью – искусственно организованная спекуляция. И когда государство позволяет такие вещи, возникает вопрос – оно существует или нет?

Челышев:

— Государство?

Делягин:

— Да, государство. Гречка-то существует пока еще. По крайней мере, спекуляция на герчке существует.

Челышев:

— Михаил Геннадьевич, нам постоянно говорят, что ситуация с российской экономикой это результат негативного внешнего воздействия, это с нами так поступают, нам палки в колеса вставляют, говоря простым языком. Вы заявляете, что это результат непрофессионального управления государственной финансовой системой. Есть ли, в принципе, на ваш взгляд, признаки того, что имеют место вот эти негативные манипуляции, но не изнутри страны, а откуда-то извне?

Делягин:

— Внешние имеют место. Ну, санкции. Это ущерб. Другое дело, что он на порядок меньше того, что рассусоливают наши начальнички. Но, тем не менее, определенный негативный ущерб действительно есть. Есть определенные затруднения с технологиями, со всем остальным – через десятые руки приходится покупать процентов на 15 дороже и т.д. Это имеет место. Имеет место мировой кризис, негативная конъюнктура. С другой стороны, Америка окрепла, прекратила заливать свою экономику деньгами, спекулятивные капиталы перестали просачиваться на рынок нефти и нефть ёкнулась почти на 40% и вот мы тоже потеряли приток денег. Да, это, безусловно, внешние воздействия… Часть санкций сознательно, прекращение кредитования сознательное, падение нефти бессознательное, но все равно внешние. Дальше рассматриваем наш либеральный клан. Если рассматривать это как верный министр, назначенный президентом, тогда, конечно, это внутреннее воздействие – негативное и разрушительное. Если рассматривать людей как часть либерального клана, как людей, которые убеждены, что государство должно служить глобальному бизнесу, а не какому-то там народу, не какому-то там населению, то, простите, если я считаю, что я должен служить глобальному бизнесу, я, наверное, ему и служу. И тогда моя политика есть результат реализации интересов глобального бизнеса. Давал я подписку кровью или не давал, сознательно я действую или неосознанно, это вопрос субъективный, это уже никому неважно, я действую как часть внешней силы. Сознательной или несознательной – это вопрос для следователей. Но главное не в этом. Внешнее воздействие есть всегда. Вот мы с вами разговариваем и на нас действуют мириады микробов. Но пока у нас у самих иммунитет не упадет, мы их не замечаем, мы здоровы, счастливы и иногда даже веселы.

Челышев:

— Кстати, обещал я попросить вас прокомментировать вот какую версию относительно того, почему ОПЕК не пошел на сокращение цен на нефть. Говорят, что это сделано для того, чтобы на корню зарубить американский нефтяной проект.

Делягин:

— Слишком умно для ОПЕКа. Есть такая идея, но американское государство может финансировать сланцевый проект достаточно долго. Смысл сланцевого проекта? Есть компании, балансирующие на грани убыточности и постоянно проваливающиеся за эту грань. Государство дает им 20 копеек, чтобы они получали прибыль, дает им очень сложно превращенным образом, поэтому это поле деятельности становится успешным, туда бросается бизнес, причем, бизнес средний, накачивают эту отрасль и они, получая от государства денег там условно на 10 млрд. долларов в год – для Америки это немного – обеспечивают экономию за счет удешевления энергии, условно, на триллион рублей. Вот смысл. Ну, хорошо, будут они бросать туда не 10, а 20 млрд., все равно им выгодно. То есть, мотивация такая, может, и есть, но ОПЕК это настолько расхлябанное, настолько недисциплинированная организация, они видят, что цены валятся без них, зачем же они будут ограничивать себя в копейках? Нет, я допускаю, что у них есть такая мотивация, но она ошибочная в любом случае.

Челышев:

— На ваш взгляд, как будет вести себя рынок труда в следующем году?

Делягин:

— Как в кризисе ведет себя рынок труда. Как удавка на шее. Ровно так. Забудьте, что у вас есть права. Боритесь за свое рабочее место, старайтесь стать незаменимым. Помните, что есть Трудовой кодекс, есть суды и в реальности прав у вас нет никаких. Старайтесь быть душой компании, потому что их увольняют в последнюю очередь. Ну и, что называется, мы вступаем во времена, когда лагерная заповедь «не верь, не бойся, не проси» становится главной, — по крайней мере, в отношениях с этим государством.

Комсомольская правда 1.12.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин

Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…