Шестьдесят

Юрий Поляков

Известный писатель и драматург, главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков 12 ноября отмечает юбилей. Много лет назад он принес в «Юность» повесть «ЧП районного масштаба», ставшую культовой. Затем были «Сто дней до приказа» и другие книги, каждая из которых становилась событием не только литературной, но и общественной жизни.

К 60 годам Юрий Поляков подошел с несколькими собраниями сочинений, его романы издаются большими тиражами, по его повестям ставят фильмы, его пьесы идут в лучших театрах столицы, о них спорят, их обсуждают, его книги читают и перечитывают люди всех возрастов и профессий.

ЧУВСТВУЮ СЕБЯ МОЛОДЫМ

— Юрий Михайлович, признайтесь, года к суровой прозе клонят?

— Я вспоминаю дневники Моэма, который и в 60, и в 70, и в 80 лет писал, что чувствует себя молодым, а в 90 лет сделал запись: все, молодым я себя больше не чувствую. Честно говоря, особой тяжести лет я не чувствую. Может быть, пока.

— Как вам кажется, вы внутренне очень изменились по сравнению с собой тридцатилетним?

— В общем-то, человек, если у него есть какие-то принципы, какая-то цель в жизни, типологически не меняется. Знаете, я к юбилею выпустил в двух томах свои интервью, начиная с 1986 года. И не внес в них никаких изменений. Многие мои коллеги, особенно те, которые, как и я, активно участвовали в общественной жизни, не могут себе позволить выпустить свои интервью советского, перестроечного периода. А я могу. Мне стесняться нечего — то, что я говорил в 1986 году, я могу напечатать в 2014-м.

РАДА ПЕРЕЯСЛАВСКАЯ И КОЗЬМА ПРУТКОВ

— Какие самые яркие события произошли в юбилейном году?

— Самое яркое событие- это, конечно, возвращение Крыма, оно затмевает все остальное. Надо сказать, что в своих статьях «Лезгинка на Лобном месте» и других я с самого начала писал о том, что потеря Крыма Россией — это несправедливость, что этот исторический зигзаг обязательно распрямится. И в «Литературной газете»мы эту тему вели. Правда, когда награждали журналистов за освещение крымских событий, о нас никто и не вспомнил. Хотя мы и приложение «Литературка в Крыму» выпускали с 2007 года, и у нас были постоянные рубрики — «Русский Крым», «Севастопольские рассказы». Нам присылали свои эссе севастопольские журналисты, а мы сделали на компьютере портрет симпатичной девушки и публиковали их под псевдонимом Рада Переяславская.

Однажды, это был 2003 или 2004 год, нам позвонил чиновник из украинского посольства. Мы, говорит, читаем колонку Рады Переяславской и хотели бы познакомиться с нею лично, потому что некоторые вещи про Крым и Севастополь она не понимает, мы ей хотим объяснить. Я ему говорю: «Вы знаете, мне познакомить вас с Радой Переяславской не легче, чем с Козьмой Прутковым». На что мне этот, видимо, очень просвещенный сотрудник украинского посольства сказал: «Мы готовы и с Козьмой Прутковым познакомиться».

— Чем знаменателен этот год лично для вас?

— Возвращение Крыма — это общенародное событие, а были и мои личные победы. Это и премьера фильма «Небо падших» — новая экранизация этой повести, целый ряд премьер моей новой пьесы «Как боги», которая идет по всей стране.

Я был на ее премьерах во Владикавказе, Белгороде, Пензе, Туле, и все это увенчалось премьерой во МХАТе имени Горького у Татьяны Дорониной. Это и зарубежные постановки, так, скажем, пьесу «Хомо эректус» поставили в Венгрии. Это и то, что я практически за год написал новый роман, который выйдет в начале будущего года. Кстати, это роман о журналистике. Так что год был насыщенный.

О ПОЛЬЗЕ ЛЫЖНЫХ ПРОГУЛОК

— В эти дни будет много приятных слов, поздравлений, подношений. Какой подарок вам самому наиболее дорог?

— Если брать какой-то общечеловеческий аспект, то самый дорогой подарок — это, конечно, семья. Жена, с которой я прожил сорок лет. Мы познакомились в 1973-м и в прошлом году отметили юбилей нашего знакомства, кстати, в Венеции. Я лет пятнадцать обещал ей показать Венецию и все откладывал. Просто сам я больше люблю путешествовать по России, чем за границей. Но тут она сказала: или теперь, или никогда! Самый дорогой подарок — это внуки, которым уже 10–11 лет, общаться с ними тоже счастье.

— Вы дедушка хороший или бывают и лучше?

— Бывают и лучше, конечно, но я тоже неплохой, особенно в плане материальной поддержки своих внуков.

— Этого-то им и надо?

— Конечно! Во всяком случае, я своих внуков помню. Потому что есть некоторые дедушки, которым каждый раз объясняют, какой внук от кого, — это там, где большие кланы. А если говорить о литературных делах, то, конечно, лучший подарок для меня — это овации на театральных премьерах, это полные залы в кинотеатрах на фильмах по моим произведениям. Это большие тиражи книг.

— Расскажите, как вы проводите свой досуг, любите ли вы тихие домашние ужины, поездки всем семейством на лоно природы?

— Во-первых, мы живем на лоне природы — в Переделкине. Я люблю собирать грибы. Зимой на лыжах катаюсь. Но не на горных, а на беговых. Кстати, очень хорошо думается во время лыжных прогулок. Многие сюжеты придумал, пьесы обдумываю. Слежу за театральной жизнью, интересуюсь классической музыкой. Мы не пропускаем выступлений Российского национального оркестра Михаила Плетнева, вообще часто ходим на классику.

Только что, например, были на концерте Ирины Шоркиной в ЦДРИ — это одна из лучших исполнительниц классического романса. Мы дружим с «Романсиадой», не пропускаем ни одного концерта.

— В общем, культурно отдыхаете?

— Да, как и положено русскому интеллигенту. Это завоевание советской власти, что человек, родившийся в заводском общежитии в достаточно бедной рабочей семье, на московской окраине, смог не только стать писателем, как и хотел, но и жить такой насыщенной творческой жизнью.

moscvichka.ru 11.11.2014