Штампы сознания

Владислав Шурыгин

Искал один свой старый текст, и, вдруг, наткнулся на этот:

…Есть штампы массового сознания.

Первый из них заключается в переделанной когда-то кем-то поговорке о том, что плохой мир лучше хорошей войны. Хотя поговорка на самом деле звучит в точности наоборот, советское массовое сознание десятилетиями воспитывалось на идее «Лишь бы не было войны!»

Не вдаваясь в долгие дебаты о моральности или аморальности войны как таковой, я лишь замечу, что должно пройти еще не одно столетие, пока оружие перестанет быть продолжением политики. И то, наверное, лишь в том случае, когда каждая страна обзаведется таким средством уничтожения противника, что любая война станет просто бессмысленной или вся планета, наконец, окажется под пятой некоей Единой Империи.

Но до этого времени войны будут продолжаться — независимо от того, как к ним относится обыватель.

Поэтому дискуссии на тему, «нужны» войны или нет, «хотим» мы воевать или «не хотим» просто глупы. Еще никогда в истории войны не начинались и не заканчивались по воле обывателя.

Речь может идти лишь о том, какие войны предстоят России в новом тысячелетии и кто может оказаться нашим вероятным противником.

И в этой военно-стратегической перспективе перед Россией стоит два типа вызовов. Это: региональные и пограничные конфликты малой интенсивности

и — вероятность глобального конфликта в ходе начавшегося в начале девяностых годов всеобщего передела мира.

В ближайшей перспективе (5-7 лет) потенциально опасным типом вооруженных конфликтов являются сепаратистские выступления национальных автономий. Раздел Советского Союза на пятнадцать политических фрагментов запустил механизм растаскивания некогда единого политического пространства на удельные княжества и автономии.

В любом крупном государстве, во все времена существовал и существует непрекращающийся конфликт между центральной властью и региональными элитами. Централизм федеральной власти вынужден все время подавлять подспудное стремление региональных элит заполучить в полное безраздельное пользование свой регион, область или даже город.

Это подавление выражается самыми различными способами. В традиционных, централистских государствах это противостояние явлено в виде жесткой вертикальной структуры управления, когда все чиновники назначаются лишь с ведома и утверждения «центра». В так называемых странах «западной демократии» эта давление оформлено в виде изощренных экономических механизмов. Которые, с одной стороны, различными уступками компенсируют элитам их зависимое и ограниченное положение, а с другой — теми же способами блокируют любые их попытки выйти из под контроля центральной власти. Но даже эти законы не всегда способны удержать эти элиты от бунта, и тогда приходится прибегать к применению силы. Лишь сорок лет назад отгремели последние гражданские войны внутри британской империи, но до сих пор продолжают тлеть сепаратистские очаги в Ирландии. Тикают сепаратистские бомбы в Испании и Франции. И даже в благополучных США найдется достаточно сил, которые при любом ослаблении центральной власти, тут же включатся в раздел американского «яблочного пирога».

Сегодня лишь одна центростремительная сила сдерживает эти процессы — экономическое благополучие Запада. И местные и центральные элиты понимают, что только существующее единое, мощное государство способно обеспечить их общее процветание. Но, можно не сомневаться, что при любом масштабном экономическом кризисе эти дремлющие бомбы взорвутся диким всплеском сепаратизма.

Для России пик этих выступлений пришелся на 1991 – 95 годы, когда непрерывное ухудшение экономического положения страны и деградация центральной власти, с одной стороны — все больше озлобляли национальные окраины, а с другой – провоцировали на откровенные сепаратистские выступления.

И к 1995 году большинство национальных автономий находились практически в полностью независимом от центра состоянии. Политико-административная зависимость Татарстана, Якутии, Башкирии, Дагестана, Ингушетии и прочих автономий от центра была чисто номинальной.

Но их руководство не спешило окончательно разрывать единое политическое пространство. С одной стороны, пример разрушенной и отброшенной в средневековье Чечни удерживал от волюнтаристских, односторонних решений. С другой – экономическая зависимость от центра, была еще слишком высока, а собственная автономия — слишком слаба.

Сегодня, когда экономическое положение России, пусть в минимальной степени, но стабилизировалось, включились экономические центростремительные механизмы. Как ни крути, но уровень жизни в России сегодня на порядок выше, чем в любой из бывших советских республик, за исключением разве что стран Балтии. Но даже там высокий уровень жизни обусловлен в большей мере их уникальным «перевалочным» (между Россией и Западом) положением, что приносит огромную прибыль.

Если положение России не ухудшится и не грянет очередной экономический кризис, то можно прогнозировать постепенное угасание сепаратистских настроений, их маргинализацию. В ближайшей перспективе лишь на Северном Кавказе возможны новые вооруженные выступления мусульманских «ультра», маловероятны, но возможны единичные такие всплески в Татарстане, где за последние десять лет местные власти всячески потакали внедрению и развитию здесь исламских ваххабитских движений.

Поэтому Российская армия должна быть готова к ведению боевых действий в условиях локальных «гражданских войн». За прошедшие годы в Чечне был накоплен как положительный, так и отрицательный опыт разрешения такого рода конфликтов.

Но в целом, при наличии политической воли руководства, страны армия даже имеющимися сегодня достаточно ограниченными силами способна решать эти задачи. И в этом большая заслуга так называемой «чеченской группы» в высшем военном руководстве, которую обычно связывают с именем начальника Генерального штаба ВС РФ Анатолия Квашнина. В эту группу входят такие генералы, как первый заместитель начальника Генштаба Юрий Балуевский, начальник ГРУ Валентин Корабельников, начальник ГОМУ ГШ Владислав Путилин, командующий Северо-Кавказским военным округом (СКВО) Геннадий Трошев и еще целый ряд военачальников. Именно усилиями этих генералов удалось переломить ход войны в Чечне и перевести конфликт из, стремительно разрастающегося регионального кризиса (август 2000 г.) в локальную контрпартизанскую операцию средней интенсивности. Сегодня чеченский очаг сопротивления ужался до нескольких горных и предгорных районов и уже не угрожает соседним регионам и областям.

Конечно, сегодня нельзя полностью исключить вероятность возникновения новых аналогичных конфликтов на территории России. Слишком призрачна ее сегодняшняя экономическая стабильность, еще не затянулись рубцы на былых язвах сепаратизма.

Но только ли к этим войнам должны сегодня быть готовыми русские армии? Увы, но конфликты «малой интенсивности» — это лишь одна угроза из тех, с которыми предстоит встретиться России в новом тревожном веке. Рано или поздно, но нам предстоит мощный цивилизационный конфликт с современной цивилизацией Запада, фактически подконтрольной США.

Когда речь заходит об угрозе России со стороны США, то далеко немногие готовы осознать масштаб и реальность этой угрозы. Чаще всего обыватель ограничивается набором штампов, которые должны успокоить его тревогу и доказать, что никакой угрозы не существует.

«Америке не нужна слабая Россия!»

«У Америки хватает своих проблем, и ей нет необходимости заниматься какой-то там Россией!»

«Америке не нужна война с Россией, ибо зачем ей брать на себя заботу о том как прокормить еще двести миллионов голодных ртов».

«Запад слишком хорошо живет, что бы вдруг воевать с нищей далекой Россией. Он лишь пытается оградиться от ее голодных варварских орд надежным щитом».

Вот примерный набор этих штампов.

Было бы слишком утомительным пытаться доказывать глупость каждого из них. Поэтому предложу читателю лишь несколько цитат:

«У нас Германией слишком много общего, и потому мы никогда не допустим войны между нашими странами». «…Без сомнения, что высоко цивилизованная Германия не допустит втягивания себя в изнурительную и абсолютно ей не нужную войну с Россией». Время – 1913 год, газета «Русские ведомости». И такие «провидческие» статьи печатались тогда десятками. Чем все закончилось, думаю, помнят все.

А вот еще несколько цитат:

«Мы не собираемся воевать с Россией. Мы лишь хотим возвести защитный вал на пути большевистских орд. Мы, германцы, выполняем историческую миссию – защищаем цивилизацию Запада от варварских орд с Востока».

«Наша высочайшая культура, наши духовные ценности, наше техническое превосходство делают нас самодостаточными. Мы никому не угрожаем. Мы просто несем факел арийской культуры во тьму бездуховности и варварства».

А это уже из выступлений Адольфа Гитлера и комментариев к фронтовым киносьемкам «Дойче вохеншау».

Я их привел как простой пример того, что перечисленные обывательские штампы не гениальное открытие пытливого ума, а существовавшие всегда и будущие существовать заблуждения сытого, умиротворенного обывателя, которому изо всех сил хочется, чтобы ничто не угрожало его призрачным покою и достатку.

Хочется задать несколько вопросов.

Чем угрожал Вьетнам США, кроме того, что его политическое руководство избрало социалистические ценности? И стоили ли полтора миллиона убитых вьетнамцев этой нелюбви к коммунизму?! Что забыли американцы в Лаосе?

Чем так достал Америку панамский правитель генерал Норьега? Мифической контрабандой наркотиков, или попыткой установить контроль над Панамским каналом?

Чем угрожала США Сербия? И может ли нелюбовь к одному президенту оправдывать три месяца бомбардировок?

Впрочем, вопросы это чисто риторические. Для независимого наблюдателя уже давно все понятно, а верные поклонники США всегда найдут, чем оправдать действия своего «патрона».

Я хотел привести доказательства совсем иного порядка.

Как известно, США очень трепетно и щепетильно относятся к собственной территориальной целостности и крайне болезненно воспринимают любые акции, способные ее нарушить. Граница Америки священна. Она, конечно, не выглядит тем «железным занавесом», к которому мы привыкли за годы жизни в СССР, но охраняется от любых вторжений никак не хуже. Интересно, как бы отнеслись США к государству, которое с завидной регулярностью нарушало своими боевыми самолетами американскую границу, пыталось осуществлять пролеты над ее территорией своих самолетов – разведчиков? Мне кажется, что и через сто лет эта страна числилась бы в списках «стран – изгоев» и при любом удобном поводе была бы «вбомблена» в каменный век.

Я довольно долго жил иллюзиями о том, что все фильмы про засылку в СССР диверсантов, самолеты-шпионы лишь плод советской пропаганды, который с реальностью не имеет ничего общего. Ну, да, был, конечно, Пауэрс с его U-2, но это так, единичный случай. Вон мы, целый лайнер с пассажирами сбили. Перед всем миром лоханулись…

Не могут же американцы всерьез забрасывать в СССР на парашютах своих диверсантов и пытаться чуть ли не ежегодно вторгаться в наше воздушное пространство.

Так было, пока я не получил доступ к сведениям о реальном военном противостоянии СССР и США. По непонятным мне причинам, от советской общественности утаивалась статистика этого противостояния, а она шокирующая.

Есть объективный факт – за всю историю СССР ни один боевой самолет не вторгался в воздушное пространство США, не совершал облетов территории этой страны, не вел в ее воздушном пространстве боев.

Но за пятьдесят лет противостояния над территорией СССР было сбито более тридцати (!!!) боевых и разведывательных самолетов США. В воздушных боях над нашей территорией мы потеряли 5 боевых самолетов, американцами были сбито несколько наших транспортно-пассажирских бортов. А всего было зафиксировано более ПЯТИ ТЫСЯЧ нарушений нашей государственной границы американскими самолетами. То есть почти по сто в год.

За это же время на территории СССР было выявлено и задержано больше ста сорока парашютистов – диверсантов, имеющих вполне конкретные задания по ведению диверсий на нашей территории. Кстати, все эти факты признает в своих мемуарах и Генрих Мюллер, который прямо заявляет, что откровенной глупостью Даллеса является засылка диверсантов в Россию, которых русские с завидной регулярностью задерживают и сажают в тюрьмы…

Но я говорю не только о «преданьях старины глубокой». Вот свежие факты. Только в прошлом году разведывательная авиация США выполнила более 800 полетов вдоль наших границ и больше ста раз вторгалась на нашу территорию. И командование ПВО утверждает, что разведывательная активность на наших границах с каждым годом возрастает, пропорционально ослаблению войск ПВО. При этом учитываются только те случаи, которые возможно было зафиксировать с помощью средств объективного контроля РТВ.

Но после развала СССР единая система воздушного контроля прекратила свое существование. Сегодня над территорией России есть зоны, не контролируемые РЛС, превышающие по размерам территорию Франции.

Хочется спросить миролюбивых обывателей: для чего американцам столь жесткий погранично-разведывательный прессинг, если Россия ими не рассматривается в качестве вероятного противника ?!. По самым скромным подсчетам, на ведение разведки против России уходит 60% всего разведывательного бюджета. В наступившем году на все разведывательные мероприятия против арабских террористов будет затрачено в два раза меньше средств, чем на разведку против России.

Все объективные данные свидетельствуют о том, что Америка по-прежнему рассматривает Россию как своего ключевого противника и не собирается отказываться от этой доктрины. Более того, пользуясь плачевным политическим и экономическим состояние России, США откровенно взяли курс на достижение полного военного превосходства над нашей страной.

А это значит, что разговаривать с нами собираются лишь с позиции силы.

Да, сегодня конфликт между Россией и США маловероятен. Но лишь по той причине, что теперешнее — убогое состояние России никак не мешает Америке.

Американцев пока устраивает политический режим Российской Федерации, ее правительство, президент и курс, который они проводят. Но так может быть не всегда. Как только к власти в России придет национально ориентированное правительство, как только экономика России встанет с колен, и русские попытаются вернуться на отобранные у них рынки, попытаются вести независимую от США внешнюю и внутреннюю политику, мы увидим настоящее лицо «дяди Сэма». И оно будет далеко не миролюбивым.

Совсем недавно благодаря действиям разведки достоянием общественности стал очередной план войны против России. Суть его в следующем .

Для начала США через целую цепь переговоров намереваются максимально ослабить стратегический потенциал РФ и добиться максимально сокращения русского ядерного арсенала.

Вдоль границы с Россией в ближайшие 3-4 года будет создан «пограничный кордон» из лояльных США государств.

Кроме того, в США намерены организовать коалицию НАТО и стран «разделяющих западные ценности», готовых единым фронтом выступить против России.

Далее предусматривается организация полной экономической блокады России, которая должна спровоцировать ее на «неадекватные» и «недружественные» действия, которые могут быть истолкованы как прямой вызов Западу.

Сам конфликт американцы видят как постепенное втягивание России через цепь региональных пограничных инцидентов и конфликтов в многонедельную воздушную войну на «изматывание» с НАТО и США, которые не должны позволить нам применить ядерный потенциал, так как потери в подобной войне будут прежде всего качественные. И основной целью этой войны является разрушение стратегической инфраструктуры государства, его политического и боевого управления, энергетической и транспортной инфраструктуры, систем связи, аэродромов, портов, космических систем. Но без бомбардировок и разрушений густо заселенных районов, что могло бы послужить оправданием для перерастания обычной войны в ракетно-ядерную.

Иными словами, оставшаяся без электричества, связи, дорог парализованная Россия, не понесшая при этом массовых жертв среди мирного населения, не будет готова решиться перенести еще и ядерную войну только для того, чтобы причинить противнику подобный урон. И предпочтет условия более или менее «выгодной» капитуляции с установлением противником полного контроля над ее военно-промышленным потенциалом и политическим устройством.

Это реальность. И от нее не скроешься, спрятав голову в песок.

Единственным ответом на этот вызов может быть качественная реформа нашей армии, которая должна иметь своей целью не мелкие структурные изменения, а полный пересмотр военной доктрины и способов ведения войны. Сегодняшняя обветшалая Россия не способна защитить себя, и если это положение не изменится мы очень скоро исчезнем с политической арены.

Мы должны, наконец, осознать, что XXI век Россия начинает в совершенно невыгодных для себя условиях.

У нас больше нет союзников.

Никто из вчерашних «друзей» и сателлитов сегодня не рассматривает Россию в качестве опоры и партнера. Мы по всему периметру границы окружены либо подчеркнуто «нейтральными» государствами, либо странами- союзницами НАТО.

У нас больше нет былой военной мощи.

Эпоха cоветского военного господства ушла безвозвратно. Сегодня потенциальный противник по всем параметрам качественно и количественно превосходит нас.

У нас больше нет того духовного потенциала, который исторически помогал России с честью выходить из любых испытаний. Сегодняшнее российское общество расколото на враждебные друг другу социальные группы, парализовано и деморализовано.

У нас нет ни сырьевых, ни промышленных, ни военных резервов. Все запасы давно распроданы, разворованы, или пришли в негодность.

Поэтому сегодня мы должны понять, что речь идет о том, сможет ли Россия в этих патовых условиях отстоять свою независимость и сохраниться как единое государство.

Без полной мобилизации всех имеющихся средств никакой перспективы уцелеть у России нет.

В военной сфере это означает такое перераспределение ресурсов, которое позволило бы максимально укрепить стратегический арсенал, чтобы в любых условиях гарантировать тотальное уничтожение любого агрессора. И для этого мы должны вести исследования и разработки новых типов оружия – геологического, гравитационного, ультразвукового…

Другим направлением военной реформы должен стать перераспределение военных ресурсов в сторону ПВО – ВВС.

Именно небо сегодня является нашим главным уязвимым местом. И именно небо во всех последних войнах рассматривалось Америкой и НАТО как главное поле боя. Без завоевания превосходства в воздухе ни США, ни НАТО никогда не решатся ни на какие наземные операции.

Географическое положение России, ее циклопические размеры создают исключительно выгодные для ПВО условия. Только в приграничных районах противник сможет максимально использовать преимущества своей техники и вооружения, но в глубине России они сводятся к тому минимуму, который уравнивает наши шансы. И потому восстановление и развитие ПВО и ВВС должно стать приоритетом военной реформы.

Но подход к их развитию не должен оставаться шаблонным. Нам нужны качественно новые средства ПВО и качественно новые самолеты. Нам нужны зенитно-ракетные комплексы (ЗРК), которые могли бы воевать в любых помехах и сбивать противника на таких дальностях, которые лишали бы его преимущества в обнаружении и применении оружия. Сегодня они есть, но пока лишь в единичных экземплярах.

Нам нужны самолеты, способные взлетать не только с аэродромов, которые будут уничтожены в первые минуты войны, а с любых поверхностей, с участков шоссе или просто «площадок подскока», из леса, с крыш домов. В будущей войне «классическим» аэродромам места больше нет.

Нам нужны сверхновые РЛС, которые бы обнаруживали бы авиацию противника, невзирая на технологии «невидимости», и оставались при этом невидимыми для врага. Такие станции у нас разработаны и опробованы, но их нет в войсках.

Мы должны шаг за шагом начать восстанавливать нашу русскую крепость. Сделать ее неприступной. И тогда мы получим исторический шанс уцелеть как нация и государство. Запад слишком рационален и практичен, чтобы позволить себе сегодня войну с неясной перспективой…

Речь идет об исторической задаче, лежащей на наших вооруженных силах. Сегодня армия России должна обеспечить стране минимум десять – пятнадцать лет гарантированного мира, чтобы за это время, если, наконец, в России появится настоящий национальный лидер и национально ориентированное правительство, провести необходимые реформы и поднять страну из руин.

Если хотите, то перед армией России сегодня стоит историческая задача – дать России время для сосредоточения и национального рывка.

После поражения России в Крымской войне канцлер Горчаков, сказал, что Россия «закрывается». Закрывается, чтобы сосредоточиться, перестроиться, реформироваться. Сегодня этот лозунг актуален как никогда. Мы должны «закрыться». Не отгородиться от мира очередным «железным занавесом» или колючей проволокой, а дать ясно понять, что нам больше нет дела до окружающего мира, до американских «общечеловеческих» и прочих ценностей.

Мы должны заняться, наконец, только своими проблемами, сообразуясь и советуясь лишь с собственной историей и традициями, не обращая внимания на весь остальной мир и не считаясь с тем, что он будет думать о нас.

У нас просто больше нет времени на эти глупости.

2002 год АПН

Прочёл. Задумался. Интересно, я и вправду такой умный или просто угадываю? 🙂

shurigin.livejournal.com 2.12.2014