Навальный и оранжевые перевороты

Максим Шевченко

Приговор Навальному по делу "Ив Роше" вполне может быть политтехнологическим трюком системных либералов, имеющих влияние во власти, считает журналист Максим Шевченко. По его словам, руководители администрации президента Януковича похожим способом запустили майдан на Украине, а потом окончательно утратили над ним контроль, и инициативу перехватили в посольстве США. Об этом Максим Шевченко рассказал в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Максим Леонардович, когда в Москве проходили акции, связанные с делом "Кировлеса", вы, да и не только вы, говорили, что одна из башен Кремля работает на то, чтобы сделать Навальному биографию, превратив его в политическую фигуру. Этим объяснялся, например, тот факт, что Навальному в течение нескольких часов заменили реальный срок на условный. Если придерживаться этой точки зрения, то сейчас, когда дело "Ив Роше" уже дошло до стадии приговора, административный ресурс заметен еще сильнее. Что вы теперь думаете о деле Навального?

Максим Шевченко: Новое дело Навального — это часть попытки свержения Путина. Часть попытки создания майдана в России по такому поводу. Приговор по делу "Ив Роше" не стоит выеденного яйца. Уж точно это не десять лет заключения — максимум год или полтора. Совершенно ясно, что человек, совершивший такое, не является настолько опасным для общества, чтобы отправлять его в тюрьму на десять лет.

Зато этот приговор автоматически делает из Навального политического мученика, эдакого троцкиста. Я думаю, что это специально сделано. Политтехнологически смоделировано так, чтобы превратить Навального в эдакого "узника сталинских лагерей", "политзека".

Вопрос: Но, может быть, еще не сядет на реальный срок, есть возможность еще у него получить новый условный срок?
Максим Шевченко: Понятно, что сидеть все 10 лет он точно не будет. Но нас может ждать огромный митинг, который будет перерастать в что-то большее постепенно. Понятно, что и прокурор, и его запрос на срок, и вся инсценировка с приговором — дело рук той системной части элиты, которая хочет свержения Путина и договоренности с Западом. Понятно, что Навальный, на их взгляд, абсолютно безопасный диссидент. Это же не Удальцов, наконец!

Да и вообще, если прочитать речь Навального на процессе, можно сделать вывод, что это храбрый, смелый, честный человек. Его речь ведь действительно производит впечатление. Но, если бы он говорил вне контекста нависшего над ним приговора, то я вам даю слово, эта речь бы утонула в тысяче подобных текстов на Грани.ру, в ЖЖ, в Фейсбуке. Без срока, запрошенного прокурором, Навальный – просто человек из закрытой тусовки.

Но именно десятилетний срок заключения выводит его на всеобщее обозрение и выводит его речь на исторический план, ставит чуть ли не в один ряд с речью Фиделя Кастро "История меня оправдает", или речью Павла Власова на финальном процессе из романа Горького "Мать".

Вопрос: Разве не может быть это просто роковым стечением обстоятельств, последствием забюрократизованности системы, ее нерешительности и прочее?

Максим Шевченко: Все это политтехнологический, постмодернистский спектакль, который затеян для того, чтобы отстранить от власти Путина. То, что потребовал прокурор, идет против Путина и против его режима. Это мое мнение, я могу быть не прав. Но я никак не могу объяснить себе другим образом превращение Навального в эдакого советского диссидента, причем по делу о хищении парфюмерии.

Вообще так и делаются оранжевые перевороты. Из персонажей, которые ничего не значат в общественно-политическом плане, не имеют реальных связей с элитами, но являются просто манипулятивными концептами, искуственно делают политическую фигуру. Что-то вроде "Небесной сотни".

Я не верю, что прокурор понятия не имеет, с кем имеет дело и кому он выносит приговор. Не верю также и в то, что те люди, которые следят за этим, не могут просчитать последствий. Хотя мне столько раз по разным вопросам изнутри российской системы говорили: "Старик, я понимаю, что это неправильно, но ты пойми, никто не может взять на себя ответственность за принятие решений".

Я прекрасно представляю ситуацию, когда все по отдельности участники этой истории понимают, что Навального нельзя так раскручивать, но все равно этим занимаются.

Есть у меня и еще одна версия. Навального раскручивают, чтобы минимизировать Ходорковского. Навальный же реально никто, пусть и лично он довольно храбрый человек. Но ясно же, что Ходорковский опаснее в сотни раз.

Вопрос: Если говорить об оранжевых переворотах, то как мы видим, они предполагают создание целой плеяды новых лидеров, их же всегда много, разве нет?
Максим Шевченко: Ходорковский – это не просто лидер. Ходорковский – это человек, имеющий связь с реальным высшим слоем мировой элиты. Навальный такой связи не имеет. Навальный для мировой элиты как эта девочка из Пакистана, который дали Нобелевскую премию. Только символ, не актор процесса. Ходорковский — актор, он даже играющий режиссер. Играющий тренер, если хотите.

Возможно, поэтому кому-то в России кажется, что раскрутка Навального – хороший шанс отодвинуть Ходорковского. Я такой возможности не исключаю.

Вопрос: Вы говорите, что нас может ждать масштабная манифестация, которая будет иметь серьезные последствия в любом случае. Но кто будет драйвером этих последствий? Ведь Навальный лишился значительной части поддержки после Крыма.

Максим Шевченко: Кто поддерживает Навального? Это не националисты и не левые, это системный либеральный класс, который требует прекращения существования этого государства в нынешнем виде и диалога с Западом. Символ и представитель этого класса во многом — Кудрин.

Заметьте, кстати, как складываются одновременно два вектора. Кудрин чуть ли не каждый день выступает с очень системными, продуманными технологически предложениями, показывая что он является кандидатом в премьеры или даже в президенты. Не Явлинский, не Кириенко, ни кто-либо другой, а именно он, как системный политик, связанный личными отношениями с Путиным. Кудрин олицетворяет системный вариант развития сценария. Навальный же просто ягненок, которого системные либералы собираются принести в жертву. Над ними из-за границы нависает Ходорковский, который опасен и Кудрину и, на самом деле, Навальному. Потому что Ходорковский – человек, уже включенный в мировой истеблишмент. Его принимают на самом высшем уровне не как гостя, а как равного.

Накануне.ru 29.12.2014

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...