ГРУБО СЛЕПЛЕННЫЙ ОМЕРЗИТЕЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ

Максим ШевченкоМаксим Шевченко

Кремер: Скажите, как на ваш взгляд, кто может стоять за этими террористическими актами и как прошли спецоперации, которые были проведены сегодня во Франции одновременно?

Шевченко: Честно говоря, мы теперь не узнаем, кто за ними стоит, потому что мы видим два трупа, живых нет. И все, что нам пока предлагается спецслужбами и французскими властями – это спекуляция. И спекуляция, и массовый психоз со всеми этими бросаниями гранат на территории мечетей, обвинениями мусульман, захватами кошерных магазинов и так далее.

Мне непонятно, как два вооруженных преступника, которые расстреляли редакцию, на улице, где их еще успели заснять, смогли спокойно выехать из Парижа. Предположим, они выехали. Второй вопрос – каким образом два так называемых профессиональных террориста оставляют свои документы в машине? Я вообще не знаю случаев, чтобы профессиональные террористы, которые скрываются под масками, выходили на дело со своими документами. Если вы знаете такие случаи, то назовите мне их.

Или это какие-то два любителя-психопата, которые обзавелись паспортами с пропиской, которые они потом оставляют в машине, но при этом скрывают свои лица. Или это сознательно было сделано для того, чтобы разыграть этот спектакль отвратительный и жуткий, в ходе которого погибло такое количество людей. Потому что я не знаю примеров, чтобы профессионалы действовали под своими именами, обычно выбирают псевдоним. Даже на Донбассе во время войны, там есть разные позывные, люди не действуют под своими именами. Есть Моторола, есть Хмурый, есть Ташкент или кто-то еще.

По тому, что мы видим во время расстрела – это абсолютные профессионалы. По всему тому, что обрамляет расстрел – это не просто любители, а любители-идиоты. Поэтому я задаю просто вопрос как журналист: а не является все это какой-то странной и чудовищной постановкой?

Французский кинематограф дал нам массу политических прекрасных фильмов, в которых подобные ситуации расписывались и просчитывались, и описывались великими актерами от Алена Делона до Депардье неоднократно. Это борьба разных групп во французском истеблишменте. Возможно, кому-то хочется отправить в отставку правительство Олланда за какие-то дела, которые правительство Олланда делает, с которыми не согласны те люди, которые против него борются. Допустим, Олланд является посредником в переговорах с Россией. Почему кто-то может не хотеть отправить правительство Олланда в отставку и не организовать подобный чудовищно-бессмысленный кровавый теракт, который ничего, кроме ненависти не приносит во французское общество и в другие общества тоже? Мы видим, каким эхом он отзывается в России. Это первый вариант.

Второй вариант: допустим, кому-то надо легитимизировать участие Франции на уровне, допустим, иностранного региона в сирийских событиях. Франция считает Сирию и Ливан своими исконными территориями влияния. Напомню, что Сирия и Ливан были подмандатными французскими территориями. Сегодня в так называемой борьбе с ИГ участвуют все, кроме Франции: США, Великобритания, Турция, какие-то скандинавские страны. Францию туда просто не пускают. Я не утверждаю, это всего-навсего версии, подчеркиваю. Не надо потом ссылаться на то, что я это утверждаю. Французскому правительству надо иметь какой-то повод для того, чтобы там участвовать. Чем теракт, совершенный какими-то отморозками, которые представляют собой «Аль-Каиду» Йемена, не является таким поводом?

Третий вариант – это, допустим, какие-то неонацисты, которые хотят внутри Франции разжечь ненависть к мусульманам, которые являются законопослушными гражданами французской республики, которые живут во Франции, которые не являются никакими мигрантами. Даже эти два, которых обвиняют, между прочим, они французские граждане, и не в первом поколении, а, по-моему, во втором или в третьем поколении.

Все, что сейчас происходит в Париже, напоминает настолько грубо слепленную провокацию, что главный вопрос, который у меня возникает в голове: кому надо было так грубо слепить этот омерзительный кровавый спектакль. Понятно, что мусульмане к этому не имеют вообще никакого отношения. Я вам описываю ситуацию: два каких-то ублюдка в масках вошли в редакцию и сказали: «Аллах Акбар, вот вам за карикатуру». А с чего вы взяли, что это мусульмане? Из того, что они вам это сказали?

По материалам телеканала «Дождь»

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...