Кризис – это надолго

Михаил Делягин

Стоимость сырья продолжает снижаться. А вместе с ней ослабляется рубль, а экономику страны ожидает серьезное падение. В чем причины нынешнего кризиса? И как с ним бороться? В эфире Радио «Комсомольская правда» доктор экономических наук Михаил Делягин рассказал, почему он одновременно и пессимист, и оптимист.

НЕФТЬ БУДЕТ ДОРОЖАТЬ, НО НЕ СЕЙЧАС

— Михаил Геннадьевич, с начала года мы снова видим девальвацию нашей валюты. Падает цена на нефть, падает и рубль. Это когда-нибудь остановится?

— Я так понимаю, что Банк России не хочет стабилизировать валютный рынок, это принципиальный выбор. Они, безусловно, прикрываются для обоснования, что нужно обеспечить приток денег в бюджет. Но это просто отговорка, не более того.

— Если придерживаться версии, что все это затеяно Саудовской Аравией, то своей цели они уже стали достигать. В США начали банкротиться компании, занимающиеся нефтяными сланцевыми проектами…

— Да, средняя себестоимость добычи 60 долларов за баррель по отрасли. А у сланца повыше будет.

— На этом фоне эксперты осторожно заговорили о том, что уже в 2015 году могут сойтись факторы таким образом, что у нефти появятся совершенно объективные причины для роста цены. Ее просто не будет хватать физически.

— Для умеренного роста, наверное, объективных факторов хватит. Сейчас Китай осуществляет грандиозные закупки нефти в свои запасы. Они строят огромные терминалы в Африке и спешно заливают их нефтью. Сейчас наблюдается небольшой избыток предложения над спросом. Возможно, он немного сократится. В Штатах сейчас будет наблюдаться процесс укрупнения и захвата рынка. Ведь разработка сланцев — это очень высококонкурентная отрасль. Чтобы выкупить нефтяное поле, нужно 8 млн. долларов. Это не одна скважина, это устойчивая поляна: одна скважина иссякла – другую пробурили. Это бизнес. Я думаю, сейчас произойдет укрупнение, и гиганты типа Vanguard возьмут все.

— Каков ваш прогноз на этот год?

— На самом деле в планах на 2015 год правы и оптимисты, и пессимисты. Люди, которые говорят, что 2015 год будет хуже 2014-го, на мой взгляд, правы. Это пессимисты. И оптимисты, которые говорят, что он будет лучше 2016-го, по-моему, правы тоже.

ТЕЛЕВИЗОР — ХОРОШЕЕ ВЛОЖЕНИЕ?

— Мы в прошлом году с вами неоднократно говорили о том, какие большие проблемы у населения, которое погрязло в долгах. Мы так и не научились жить в кредит?

— Наоборот, мы научились. Даже слишком сильно. Просто не очень понимаем, что это значит. И государство, к сожалению, ничего для финансовой грамотности не делало. Наоборот, запихивало людей в долговую кабалу. И огромное количество людей под занавес прошлого года, когда были возможны последние рублевые кредиты по нормальным ставкам, взяли еще кредиты. Вложились кто в недвижимость, кто в машины, а чем отдавать – не очень понятно. Доходы у всех в рублях, и они будут падать.

— По вашим прогнозам, россияне перестанут бездумно скупать все подряд, в том числе в кредит?

— У нас в стране порядка 16 млн. человек имеют официальные доходы ниже прожиточного минимума. Кто-то, безусловно, прибедняется. Это понятно. Есть теневая сфера. Но не менее 10 млн. человек не живут, а медленно умирают. И количество этих людей резко вырастет в результате кризиса. Есть проблема моногородов, которая опять обострится. Что называется, добро пожаловать в конец 2008-го – начало 2009-го. Хотя между этими кризисами есть маленькая разница. Тогда он был импортирован. Засбоила мировая экономика, по нам это сильно ударило. И когда мировая экономика выправилась, у нас положение тоже стало улучшаться с весны 2009 года. Дальше оставалось убрать лишь остаточные последствия.

— Что не так сейчас?

— А сейчас, чтобы там наши чиновники ни рассказывали про санкции, чтобы прикрыть последствия своей деятельности, или, в лучшем случае, своего бездействия, не имеющего оправданий, причины кризиса снова внутренние. Госпожа Набиуллина не с Луны и не из Вашингтона упала в Банк России. И политика, которая проводится Банком России, самоубийственная, родом из 90-х годов. Это же не МВФ продиктовал, это наши доморощенные либералы. Это не Госдеп в ухо нашептывает. Так что, к сожалению, кризис имеет наши внутренние корни. Цена на нефть его только подстегнула.

— Что теперь делать? Хотелось бы простых бытовых советов, как жить в условиях кризиса…

— Люди думают, что сейчас это все само собой рассосется, сейчас кончится. Такие шапкозакидательские настроения: мол, в 1998-м пережили, в 2008-м пережили и сейчас тоже никаких проблем! Замечательно, на год этих настроений хватит. А дальше? А дальше будет скверно. Я реально знаю людей, которые купили себе четыре телевизора. На вопрос: «Что вы с ними будете делать?», мне отвечали на голубом глазу: нужно же было куда-то вложить средства. Замечательно, когда вам лекарства будет покупать не на что, вы телевизоры пойдете на рынок продавать? Самое главное, нужно понять, что кризис — это надолго. Пора к этой мысли привыкнуть. Поймите, что это не сейчас ударило и завтра отпустит, это такая новая жизнь.

ИНТЕГРАЦИЯ ПОМОЖЕТ, НО НЕ СРАЗУ

— С 1 января 2015 года заработал Евразийский экономический союз. Насколько он поможет нам притормозить на этом кризисном пути? Может, мы за счет внутреннего рынка сможем выплыть?

— Не особо поможет. Потому что кризис общий. И мы главные участники кризиса. Да, мы получили новые инвестиционные возможности в Армении. Замечательно! Армения получила свободный выход на наш рынок. Это хорошие новости и для нас, и для них. Я надеюсь, что теперь армянские абрикосы будут стоить чуть дешевле. Хотя боюсь, что это слишком необоснованная надежда. С учетом нашего монополизма – и торгового, и монополизма этнических мафий, и всего остального. Евразийский союз некоторое время будет только набирать обороты. Конечно, он немножко наш кризис смягчил. Потому что жители Казахстана и Белоруссии скупали все в сопредельных регионах после нашей девальвации. Замечательно. Но это начало процесса. И ждать, что вот сейчас нас вытянет Евразийский союз, — это, знаете, некоторое творческое преувеличение.

— Бюджет у нас сколько недополучит из-за падения цен на нефть?

— Падение цен на нефть практически полностью компенсируется ослаблением рубля. Плюс безумная инфляция. В итоге мы столкнемся с реальным недофинансированием многих важных бюджетных направлений. Потому что цены-то новые, а выделять будут так, как будто цены старые.

— Мы в 2008 году очень сильно ругали власти за то, что в «тучные годы» никто не хотел финансировать инфраструктурные проекты, хотя деньги на это были. У нас сейчас, удивительно, деньги по-прежнему есть. Мы будем уже наконец лечить Россию способом, похожим на тот, которым Рузвельт лечил Америку в Великую депрессию? Это сейчас помогло бы экономике – реализация инфраструктурных проектов?

— Да, помогло бы. Но поймите: если вы делаете инфраструктурные проекты, вы должны ограничить произвол монополий и коррупцию. Иначе все уйдет в Швейцарию. Вы должны ввести разумный протекционизм, иначе вы поддержите Европу, а не себя. И так далее. Это нужно прилагать некоторые усилия. И самое главное – прилагать голову. А у людей в правительстве, насколько я могу судить, все в порядке, у них все замечательно. Они, как Мария-Антуанетта, считают, что если кому-то не хватает денег на хлеб, то пусть едят пирожные…

ЕЩЕ МНЕНИЕ

Падение цен на нефть и ослабление рубля никак не связаны

Доктор экономических наук Никита Кричевский считает, что опускать курс нашей валюты ради снижения дефицита бюджета — глупая затея:

— Бюджет в современной России — это примерно пятая часть от размера всей экономики страны. Он собирается и функционирует для выполнения основных государственных задач. Доходы от продажи нефти и газа занимают около 10% от размера экономики. Поэтому проще сократить бюджетные расходы, привлечь внутренние займы, где-то увеличить денежную массу. Разбалансированная экономика — это катастрофа. А именно это сейчас и происходит. Ведь никто не знает, с каким курсом придется жить.

Все последние годы бюджет формировался очень просто. Собирались хотелки — кому и что нужно в течение года потратить, потом все это подгонялось под доходную базу. Поэтому в нынешней ситуации проблемы будут не с бюджетом, а с хотелками, которые зачастую были необоснованными и даже коррупционными. Суммарно бюджет должен был получить в этом году от продажи нефти и газа 7,6 трлн. рублей. Допустим, в среднем по году мы недосчитаемся около 3 трлн. рублей. Это снижение легко нейтрализуется не девальвацией, а снижением неэффективных расходов, причем далеко не обязательно социальных. Расходы на мифические стройки века и проекты, которые можно профинансировать из других источников. Поэтому девальвация к снижению цен на нефть не имеет никакого отношения. Если посмотреть на другие сырьевые страны, то ослабились только валюты России и Нигерии. У всех остальных почему-то все в порядке.

Но, как говорится, на правительство надейся, а сам не плошай. Во-первых, продолжайте спокойно работать. Тратьте меньше денег и тратьте их более разумно. Лично я готов к тому, что мои доходы могут уменьшиться. Но это вещь, повлиять на которую я не в силах. Во-вторых, делайте сбережения. Если у вас небольшая сумма в рублях и в ближайшее время она вам понадобится, то менять ничего не нужно. Больше потеряете. А если вы копите на летний отпуск, покупайте доллары. Он сейчас будет укрепляться быстрее евро. Лично я храню сбережения в наличных долларах и в банковской ячейке.

Я еще в конце прошлого года предрекал, что в январе будет гиперинфляция. Это рост стоимости товаров более чем на 50% в месяц. По некоторым импортным товарам так и происходит. Поэтому те, кто успел купить бытовую технику или другие дорогостоящие товары в конце прошлого года, молодцы. Дай бог, чтобы эти товары были куплены не впрок, а на дело.

И наконец, любая кризисная ситуация не должна ставить крест на ваших устремлениях и мечтаниях. Если есть желание куда-то поехать в отпуск, обязательно это сделайте. Лучше где-то сэкономить на обыденных вещах, где-то снизить свои аппетиты, но обязательно все свои заветные желания исполнить.

Комсомольская правда 14.01.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...