О смерти Немцова

Максим Шевченко

Ночью, часа в четыре, я поехал на это мост… Там оставались только журналисты, да какие-то отдельные малоизвестные начинающие оппозиционеры, которые с бумажками "следующий — я!" яростно пиарились в камеры…
Но на месте смерти Бориса Ефимовича лежали цветы.
И самые разные люди молча подходили и клали новые гвоздики и тюльпаны…
Честно говоря, не хотелось ни говорить, ни митинговать…
Борис Немцов был настолько ярким человеком, что даже споря с ним до хрипоты, ты не переставал ощущать, что он, что говорится "настоящий пацан". Мачо, боец, честный и порядочный человек, вписывавшийся за сидевших в тюрьмах и выступавший против чеченской бойни…
Его смерть — огромная утрата. Как будто стало темнее, сгустились сумерки… Скучнее стало, примитивнее…
Все уже начали войну за версии — от сакральной жертвы до жертвы режима — все уже вброшено и кружится, и кружится, и возвращается на круги своя…
Но главной то вопрос — кому выгодно?
Ну скажите, как это выгодно Путину? Ну хоть краешком смысла, за рамками шизоидно-пропагандистского традиционно-оппозиционного "он настолько большое зло, что не может не делать зла"?
Власти Немцов вообще не мешал никак — все его доклады и книги, "разоблачающие режим", ничего всерьез не разоблачали и просто поддерживали напряжение давно наскучившего всем общества спектакля. Не опасное и очень узконаправленное.
Для власти его смерть — проблема чудовищная и трудноразрешимая. Власть оправдываться не любит — а придется, пожалуй, если и не оправдываться, то объясняться, хотя бы…
Версия, что "пропаганда ненависти к либералам" привела к его смерти — критики также не выдерживает.
Сами либералы поднимают такую волну ненависти, оскорблений и откровенных призывов к запрету, расправам и люстрациям по отношению к своим идеологическим противникам, что никакая власть и ее СМИ с ними даже рядом не стоят. Каждый погибший из патриотического лагеря — на их совести? Будем считать, что да, таким образом…
Потом Немцова особенно никто в провластных СМИ и не упоминал — разве что в "Анатомиях протеста номер N". Но это уже носило скорее ритуально магический характер охранительского камлания, что-то вроде "вуду имени Победоносцева", требующего обязательного и вполне привычного разоблачений морального облика оппозиции. Где-то между браком Пугачевой и Галкина и "сын убил мать, а потом съел".
Тогда кто и зачем?
На оппозицию, естественно, даже кивать не стоит — там нет злодеев такого шекспировского масштаба, чтобы спокойно принести в жертву ради какой угодно политической выгоды своего обаятельнейшего и порядочнейшего лидера…
Да и оппозиции без Немцова — системного, в целом, человека, способного дозвониться (если надо!) до практически любых кабинетов на Старой площади — будет сложнее и маргинальнее.
Выгода смерти Немцова понятна только в контексте войны, когда солдат и генералов, политиков и просто штатских рассматривают исключительно как материал истории, как фигуры, которыми можно и нужно пожертвовать в определенный момент. Ибо цель оправдывает средства.
Зачем и кто решил пожертвовать Немцовым? И когда он из разряда субъектов политики перешел в разряд символов оной?
Кстати это переход из реальной политики в символическую — всегда смертельно опасен. Символ — не человек, про него говорят: " хороший мужик, но куда деваться…" Символ дегуманизирован.
Просто его символически переводят из категории символически живых в категорию символически павших, символических героев… Это и есть война…
Какова цель войны? Поражение противника, принуждение его организованным насилием к принятию только твоих условий.
На фоне тысяч убитых на Донбассе мужчин, женщин и детей (некоторые были убиты на моих глазах) смерть Немцова — всего лишь просто смерть известного человнка или акт этой войны, в которую Немцов был очень сильно и глубоко втянут? Шаг противника, который начал наступление? Это отвлечение внимания или удар влоб? Разведка боем?
Вот здесь надо разбираться подробнее и внимательнее…
Для Донбасса Немцов — никто. Там его не знают, не видят и спроси их про Немцова, донецкие и луганские не сразу сообразят, о ком речь. Казаки и добровольцы из России про него ведают и не любят, но, в конкретной ситуации Донбасса, Немцова для них просто не существовало…
Для Киева Немцов фигура более чем важная и знаковая. И, как раз, невероятно символическая.
Для Киева Немцов — символ антипутинской "демократической прозападной" России, не согласной с "преступными действиями кровавого тирана, напавшего на мирную демократическую Украину". Он для Киева символ возможности крушения режима в Москве и победы в войне, объявленной Киевом отечественной и антироссийской (читай — антипутинской).
Немцов был советником Ющенко, он близок лично с Порошенко, он хорошо и тесно общался с Турчиновым и Аваковым, уверен, что и с Наливайченко, вообщем, он занял резко прокиевскую позицию.
Но, еще раз, на Донбассе эта позиция не слышна и не видна ( по российским каналам Немцова не показывают, а киевские там не смотрят), в Москве она сливается с общеоппозиционным настроем "противкрыма", а вот в Киеве, как раз, — она крайне важна и существена как фактор войны против РФ и ДНР с ЛНР.
В Вашингтоне, кстати, смерть Немцова политически актуальна исключительно как рычаг влияния на ситуацию в Москве и не более. По сравнению с истерическими безумцами в украинской власти — вашингтонские власти это просто холодные, рассчетливые шахматисты — без гнева и пристрастия.
Киев — не однороден. Порошенко, естественно, не стал бы продумывать ситуацию с убийством Немцова, несмотря на все политические выгоды для Киева: мобилизация Запада из-за убийства "главного критика Кремля", радикализация оппозиции, настроенной прокиевски, возможный (хотя и невероятный, по-моему) испуг власти и ее отказ от поддержки ДНР и ЛНР.
А вот украинские радикалы, которые давно уже делают ставку на поднятие градуса ситуации, на общий хаос и войну, в которых они — реальные игроки, а все эти порошенки и турчиновы будут подобно гетману скоропадскому бежать на Запад — такую комбинацию продумывать стали бы.
Они то, в отличие от Порошенко и К, ведут реальную национальную жестокую войну — без пощады, без милости, до полной победы или гибели.
Олигархи Украины, даже сорясь с Москвой, все равно, в душе понимают, что у них со многими в Москве "одинаковые классовые интересы", что "ворон ворону глаз не выклюет", что "милые бранятся — только тешатся"…
А вот украинские национал-интегристы, в просторечии называемые просто "бандеровцы", так к делу не относятся — для них свержение порошенок и фирташей возможно только через эскалацию войны (иначе их перебьют как арканов и боканов в Сербии), через распад и разрушение России и Украины, и смерть Немцова — страшный и смелый ход в этой кровавой игре…
А что? Девушка из Киева, если с айфоном, то и наружка не нужна — установи в айфоне функцию слежения и "дело в шляпе".
Выстрелил и с Кремлевского моста, бросив машину и выкинув ствол, просто, пересев на такси (без очков и парика) — хоть во Внуково, хоть в Шереметьево ночью за полчаса доезжаешь… А там — ночным в Анталью или в Шарм-эль-Шейх…
И пусть они там со своими перехватами тебя на белой тачке перехватывают — ты давно уже попиваешь сок в ожидании рейса и законного отдыха…
Это просто для примера…
Ведь если Немцова вели из ГУМа на мост — группа, в местах, где камер сотни и просматривается все, должна была быть человек 8-9, не меньше.
Один (одна?) в ГУМе, передать по рации (не по телефону!) другому на выходе, вести до Храма Василия Блаженного (там развилка), у храма дать сигнал машине, ездящей, например вокруг Политехнического, что "объект" на мосту, пора…
И четыре убойные профессионально вылетевшие пули (попробуйте попадите так с 10 метров — не получится у любителя!) на фоне декорации, узнаваемой всем миром на раз — Кремля и Собора… На ту аудиторию и рассчет делался… Главный критик Кремля цинично убит Кремлем около Кремля — прямо Дракула голливудский… Баранам хватает хавать, впрочем…
Это просто мысли о войне, в которой политику опасно становится символом…

facebook.com 28.02.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...