Схватка с тигром

Юрий Тавровский

Председатель КНР Си Цзиньпин превратил борьбу с коррупцией в важнейшую часть стратегии «китайской мечты о великом национальном возрождении». Об этом говорит проведение в октябре нынешнего года Пленума ЦК КПК по "главным вопросам всеобъемлющего продвижения верховенства закона".

Борьба закона с беззаконием столь же стара, как борьба добра со злом, света с тьмой. Эта тема веками, тысячелетиями волновала философов разных цивилизаций, в том числе китайских мыслителей и правителей. В трудах Конфуция (551-479 до н.э.) можно найти рассуждения о цзюньцзы, «благородном муже», который своей приверженностью к высоким моральным принципам в управлении собой, семьей и государством противостоит сяожэнь, «человеку подлому».

Как и в других странах, китайские «человеки подлые» частенько поднимались высоко по ступеням власти. Во времена династии Цин (1644-1911) фаворитом императора Цяньлуна стал евнух Хэ Шэнь. Он торговал должностями и аудиенциями с Сыном Неба, брал взятки по любому поводу. Только после смерти императора в 1799 году высокопоставленный мздоимец был разоблачен и казнен. Конфискованное в казну имущество оказалось дороже всех ценностей императорского двора! Хэ Шэнь был не единственным сяожэнь — «откаты» чиновникам при государственных работах, например строительстве дамб и ирригационных каналов, достигали 50–60%. Повальная коррупция стала одной из причин ослабления династии Цин, ее позорных поражений в Опиумных войнах с Англией и Францией (1840-1842 и 1856-1860), с Японией (1894-1895) и других столкновениях с империалистическими державами. Коррумпированность правительства партии Гоминьдан предопределила поражение в борьбе за власть с партией Гунчаньдан (Компартией Китая) в ходе продолжавшегося три десятилетия противостояния.

Неудивительно, что китайские коммунисты уделяли борьбе с коррупцией в своих рядах первостепенное значение. В той или иной степени антикоррупционную направленность имели политические кампании Мао Цзэдуна, особенно «культурная революция», когда неугодных деятелей руками хунвэйбинов устраняли под предлогом «преступлений против народных масс», включая имевшую место или вымышленную коррупцию. Отказ от «казарменного коммунизма» после смерти Мао в 1976 году и проведение политики «реформ и открытости» с 1978 года привели к внедрению правил рыночной экономики, пусть и с «китайской спецификой». Дэн Сяопин бросил лозунг «Обогащайтесь!» и его призыву последовали не только трудяги и честные предприниматели, но и «человеки подлые», в том числе с партийными билетами. Коррупция на всех этажах партии и государства приняла пугающие масштабы, стала вызывать возмущение в обществе.

В 1985 году студенты на острове Хайнань и в городе Гуанчжоу протестовали против роста цен, коррупции и бюрократизма. Их поддержали учащиеся Пекина, Сиани и Чэнду. Партийные власти наряду с жёсткими мерами наведения порядка в студенческих городках вынуждены были провести кампанию борьбы с "порочным стилем среди кадровых работников». С благословения Дэн Сяопина именно тогда была восстановлена смертная казнь и начались показательные расстрелы попавшихся коррупционеров. К весне 1989 года формирование бюрократического капитализма приняло ещё более откровенные формы. Ускорилась инфляция, разрыв в доходах верхов и низов стал вызывать массовое возмущение. Вседозволенность нуворишей и "новой аристократии" из органов власти настраивала на боевой лад бунтарей, ещё помнивших о временах "культурной революции", о погромах горкомов и райкомов, о "дурацких колпаках" на головах вчера ещё всесильных начальников, о публичных казнях. А в мае 1989 года начались беспорядки на площади Тяньаньмэнь в Пекине, поддержанные молодежью в других городах. Трагическая развязка наступила в начале июня. Партии удалось удержать кормило власти, но «работа над ошибками», отставки высокопоставленных руководителей (включая самого Дэн Сяопина) продолжались еще несколько лет.

Новый Великий поход китайских коммунистов

Борьба с коррупцией продолжилась при преемниках Дэн Сяопина Цзян Цзэмине и Ху Цзиньтао. В «нулевые» годы за взяточничество к различным наказанием ежегодно приговаривалось порядка 20 тысяч чиновников разных уровней. В 2008 году после двухлетних судебных разбирательств бывший вице-мэр Пекина Лю Чжихуа был признан виновным в коррупции и проговорен к смертной казни. Он обвинялся в получении взяток на общую сумму почти один миллион долларов за выделение земли под строительство объектов Олимпийских игр. Суровые приговоры были вынесены другим высокопоставленным чиновникам, среди которых главный прокурор города Тяньцзиньь, секретарь парткома Шанхая, зам. губернатора провинции Аньхуэй.

В 2011 году, когда в Китае широко отмечали 90-летие создания Компартии, наряду с общенациональным увлечением «20 красными песнями» и «красным туризмом» — коллективными походами по местам боевой славы китайской Красной Армии — стала проводиться идеологическая кампания под лозунгом восстановления славных традиций коммунистов старших поколений, искоренения злоупотреблений. «Партия трезво оценивает смертельную опасность коррупции, которая возникла в условиях ее длительного пребывания у власти. Если решительно не покончить с коррупцией, то это может стоить партии доверия народа», — заявил генеральный секретарь 80-миллионной правящей партии Ху Цзиньтао.

В ходе развернувшейся пропагандистской кампании стало известно, что только в 2010 году Центральная дисциплинарная комиссия КПК расследовала 139 621 случай коррупции, к партийной ответственности были привлечены 146 517 членов партии, а 537 случаев переданы в правоохранительные органы. Тогда же был опубликован сенсационный доклад Народного Банка Китая: с середины 1990-х годов около 18 тысяч чиновников, партработников, сотрудников органов безопасности и полиции, а также руководителей государственных предприятий украли и перевели за границу около 800 млрд. юаней (более 120 млрд. долл.), а сами сбежали за кордон. На борьбу с коррупцией поставили достижения науки и техники — министерство природных ресурсов применило спутники для контроля над разбазариванием земель. Насильственный отъем участков у крестьян для продажи девелоперам стал одним из главных источников коррупции. Сравнение снимков с интервалом в полгода показало, что в обследованных 31 городе и уезде было незаконно отчуждено 15% всех земель под строительство.

Дело Бо Силая

Всемирное внимание к борьбе с коррупцией в Китае привлекло дело Бо Силая, бывшего члена Политбюро ЦК КПК, бывшего секретаря парткома 30-миллионного города Чунцин. Это дело стало глобальной сенсацией не только из-за высокого места Бо Силая в партийно-государственной иерархии, его бывших постов (мэр города Далянь, губернатор провинции Ляонин и министр торговли КНР). В 2012 году, когда разразился скандал, обсуждались кандидатуры на пост следующего генерального секретаря ЦК КПК и председателя КНР. Поддержанный влиятельными силами в партии и органах госбезопасности Бо Силай рассматривался как один из претендентов на эти высшие посты. Неизбежность огласки ситуации была вызвана участием в ней иностранца, являвшегося по некоторым данным, сотрудником английской разведки. Из статей гонконгских и западных СМИ, из материалов длившегося свыше года суда сначала над женой Бо Силая Богу Кайлай, а затем и самим опальным политиком, вырисовывается такая картина.

Симпатичный и общительный англичанин Нил Хэйвуд много лет жил в Китае, занимался всевозможными делами на стыке консалтинга, журналистики и иных видов сбора информации. Еще до переезда в Чунцин он помогал иностранным бизнесменам выходить на окружение министра торговли Бо Силая, затем стал основным поверенным в зарубежных делах влиятельной семьи. В частности, он обеспечивал учебу, безопасность и «красивую жизнь» их отпрыска Бо Гуагуа в университетах сначала Англии, а затем США, формировал необходимые для этого финансы, гасил скандалы. Его отношения с Богу Кайлай носили не только деловой характер и постепенно зашли очень далеко, но на каком-то этапе женщина разгневалась и решила поставить жирную точку.

13 ноября 2011 года Богу Кайлай и выполнявший ее указания сотрудник госбезопасности отравили Нила Хейвуда в номере гостиницы в Чунцине. Следствие намеренно запутывалось и дело раскрыть не удалось. Однако 28 января 2012 года многолетний охранник и помощник Бо Силая, ныне вице-мэр и начальник Управления общественной безопасности Чунцина Ван Лицзюнь доложил патрону о собранном компромате на его жену. Члену Политбюро ЦК КПК это не понравилось, он расценил доклад как попытку шантажа и дал своему приближенному пощечину. Ван Лицзюнь понял, насколько далеко он зашел и как далеко может пойти против него шеф. В панике он решил сбежать из Чунцина и укрыться в американском генеральном консульстве в Чэнду, главном городе провинции Сычуань (30-милионный Чунцин является отдельной административной единицей).

Перебежчик такого высокого уровня в распоряжении работающих под прикрытием консульства разведчиков – это редкая удача. Одновременно это тяжелый удар по престижу и интересам национальной безопасности государства, где происходит подобный инцидент. После нескольких дней пребывания и соответствующей обработки Ван Лицзюня выдали китайской стороне – переправить изменника в США означало бы пойти на резкое ухудшение межгосударственных отношений. От попавшего к своим недавним коллегам Ван Лицзюня цепочка потянулась к другим участникам коррупционных схем, созданных в разное время и в разных местах службы Бо Силая.

В апреле 2012 года Центральный комитет КПК принял решение приостановить членство Бо Силая в Политбюро ЦК КПК и ЦК КПК и поручил Центральной комиссии по проверке дисциплины (ЦКПД) начать расследование. Полгода спустя Политбюро на основании полученного доклада приняло решение исключить Бо Силая из партии и уволить его с государственной службы. Дело было передано на рассмотрение в судебные органы. (Злоупотребления членов партии в Китае сначала разбираются в «партийной контрразведке» ЦКПД, которой боятся больше органов госбезопасности, и лишь затем лишенного членства в партии передают в руки обычных органов правосудия).

22 сентября 2013 года Бо Силай был приговорен Народным судом города Цзинань к пожизненному тюремному заключению с пожизненным же лишением политических прав и конфискацией всего личного имущества за хищение государственных средств и злоупотребление служебным положением (было установлено получение взяток на 3 млн.долл.).

Трудный старт нового генсека

Дело Бо Силая возникло весной 2012 года, в конце правления Ху Цзиньтао, а финал состоялся осенью 2013 года, уже после 18 съезда (ноябрь 2012), избравшего нового генерального секретаря ЦК КПК Си Цзиньпина и сессии ВСНП (март 2013), назначившего его же председателем КНР. Тем не менее, громкий скандал создал для Си Цзиньпина серьезные проблемы на первом, самом сложном этапе консолидации партийной и государственной власти.

В Китае и за границей распространялись слухи о том, что сторонники председателя Си приложили руку к раздуванию скандала, чтобы таким образом устранить опасного соперника. Были слухи и о сторонниках опального политика в Политбюро ЦК КПК, пытавшихся спустить дело на тормозах. Среди них чаще всего называлось имя экс-члена Постоянного комитета Политбюро, экс-секретаря политико-юридического комитета этого высшего партийного органа Чжоу Юнкана, курировавшего до 18 съезда все суды и органы безопасности КНР. В окрестностях Пекина, во время совещаний партийного ареопага, якобы, несколько раз отмечались странные передвижения войсковых колонн…

Политическое решение по Бо Силаю было принято еще прежним составом Политбюро, но новый генсек, скорее всего, мог определенным образом повлиять на суд, который готовил окончательный приговор. Если бы Си Цзиньпин не воспользовался своей колоссальной властью и не предотвратил вынесение смертного приговора, то это слишком сильно напугало бы многочисленных коррупционеров в органах партийной и государственной власти, могло дестабилизировать обстановку в партии и стране. Малейшие признаки нестабильности в руководстве огромной сетевой организации по управлению страной с населением в 1.4 миллиарда душ, каковой по сути является 80-милионная Компартия, могли бы осложнить геоэкономическое и геостратегическое положение Китая. В условиях замедляющегося экономического развития и усилившегося военно-политического сдерживания Китая в рамках американской стратегии «поворота к Азии» это было недопустимо. От нового лидера ждали адекватных идей и решений.

Си Цзиньпин не пошел проторенным путем своих ближайших предшественников Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао. Он не стал тратить первые год-два своего десятилетнего правления на консолидацию собственной власти в условиях постепенного перетекания оставшихся полномочий от предшественника. В течение считанных месяцев Си Цзиньпин сосредоточил в своих руках всю полноту партийной и государственной власти, стал не только генеральным секретарем ЦК КПК и председателем КНР, но еще и Верховным главнокомандующим. В первые же недели пребывания на высших постах он выдвинул очень эффектную «долгоиграющую» идеологическую концепцию «китайской мечты о великом национальном возрождении», которая, по существу, предусматривает превращение Китая в развитую страну к столетию КПК в 2021 году и державу мирового уровня к столетию КНР в 2049 году. В течение 2013 года председатель Си сформулировал сразу три внешнеполитические концепции, призванные укрепить позиции Китая в отношениях с США, а также со странами на традиционных торговых направлениях — Великий шелковый путь и Морской шелковый путь. В том же году он подготовил программу нового этапа реформирования китайской экономики, которую рассмотрел, обсудил и утвердил Ш Пленум ЦК КПК.

Все это время Си Цзиньпин не выпускал из поля зрения борьбу с коррупцией, решал ее текущие вопросы и готовил стратегические планы грядущего решительного наступления. Всего через неделю после завершения 18 съезда был выпущен пакет из 12 документов, которые запретили сотрудникам госбанков приобретать автомобили класса люкс и использовать средства компаний «для оплаты покупок личной жилой недвижимости, ремонта жилья или оплаты его аренды». Вскоре эти меры распространились на военнослужащих. Сотрудникам государственных компаний велели снизить затраты на приобретение предметов роскоши и банкеты. Было введено правило «один суп, три закуски», ограничивающее банкетное меню (на собственном опыте испытал заметное оскудение еще недавно пышных застолий с китайскими коллегами-учеными и журналистами). Резко упали продажи предметов роскоши — бутылка «государственной» водки «Маотай», служащей символом высокого положения пьющих, за год подешевела вдвое, экспорт швейцарских часов в КНР упал на 17%. Весь Китай облетела история чиновника из провинции Шаньси. Местные блогеры обратили внимание на его коллекцию дорогих хронометров и прозвали Братец Часы. Вскоре Братца Часы приговорили к 14 годам по обвинению в коррупции

В апреле 2013 года Си Цзиньпин принял участие в таком специфически китайском мероприятии, как коллективная учеба членов Политбюро. Он сделал перед коллегами доклад «С помощью исторической мудрости продвигать борьбу против коррупции и за неподкупность партийного аппарата, поделился с коллегами выводом, что от правильного стиля правящей прослойки, неподкупности аппарата и борьбы против коррупции «зависит существование или гибель партии и государства». Далее он подчеркнул: «Нам нельзя расслабляться в борьбе с коррупцией, расследоваться должны все дела, нельзя допускать безнаказанности коррупционных преступлений. Мы должны одновременно убивать и «тигров», и «мух».

Встретившись в начале 2014 года с руководством «партийной контрразведки» ЦКПД, главный коммунист Китая призвал «активно вести обновление институтов и механизмов, создать институциональное обеспечение борьбы с коррупцией» и предупредил, что «все еще сохраняется очаг порождения коррупции». Он констатировал «прогресс в улучшении стиля партийной работы и отметил, что эта работа началась на уровне Политбюро, а затем продвинулась на нижестоящие уровни, сыграв роль образца. Си Цзиньпин потребовал от партийных контролеров «совершенствовать порядок привлечения к ответственности» и предостерег от того, чтобы эти правила и порядки «не превратились в бумажного тигра или соломенную куклу».

В том, что борьба с коррупцией перестает быть «бумажным тигром» убедились не только тысячи мелких взяточников, прозванных «мухами», но и настоящие свирепые «тигры», высокопоставленные партийные функционеры и чиновники правительства. В июле 2013 года снятый со своего поста еще в 2011 году бывший министр железных дорог Лю Чжицзюнь был приговорен к смертной казни с отсрочкой исполнения на два года. В сентябре 2013 года был арестован Цзян Цземинь, руководитель Комитета по контролю и управлению госимуще­ством (ККУГИ), в недавнем прошлом руководитель Китайской национальной нефтяной компании (CNPC). Этот арест и последовавшие аресты четырех высокопоставленных менеджеров CNPC означал начало не только массового отлова «тигров», но и конец привилегированного существования монополий государственного сектора, подобных нашим «Газпрому», «Роснефти», РЖД…

Сформированные по указанию Си Цзиньпина группы инспекторов приступили к проверке управляемых через ККУГИ 120 гигантских корпораций и банков. В списке журнала Fortune некоторые из них заняли 60 строчек из 500 крупнейших мировых компаний. Три из них даже вошли в первую десятку. (На четвертом месте оказалась нефтегазовая Sinopec, на пятом – CNPC, а седьмое место взяла Государственная энергетическая корпорация (State Gird). Китайские и иностранные эксперты оценивают вклад государственных корпораций в общекитайский ВВП от 30 до 50% . В середине октября арестовали мэра Нанкина Цзи Цзянье. Началось расследование деятельности Чжоу Юнкана, до ноября 2012 года бывшего членом Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, т.е. входившего в число 9 человек, реально правивших страной. Всего же после 18 съезда (2012) под расследование попали около 50 чиновников в ранге министра и выше.

Наказания в одних случая усиливались, но в других системно ослаблялись. Еще до 4 пленума была проведена сенсационная в условиях КНР реформа – упразднили систему перевоспитания трудом, т.е. заключения без суда, по решению местных органов партийной и административной власти в места лишения свободы типа наших спецпоселений. Этой внесудебной мерой широко пользовались еще с маоцзэдуновских времен для расправ с любыми непокорными…

4 пленум ЦК КПК — количество переходит в качество

Расширение фронта борьбы с коррупцией и рост поголовья отловленных «тигров» пользуются поддержкой народа – это ясно не только из выступлений все более раскрепощенной китайской печати, но и миллионов постов в блогосфере. Более того, общество требует дальнейшего ужесточения наказаний «человеков подлых». Опрос, проведенный в 2014 году популярной молодежной газетой «Чжунго цинняньбао», показал: 73% респондентов поддерживает вынесение смертных приговоров коррупционерам.

Количество неизбежно переходит в качество, причем скачкообразно. Эта философская теорема была подтверждена китайскими коммунистами, которые провели 22-23 октября 2014 года 4 Пленум ЦК КПК 18 созыва, то есть четвертый после проведения 18 съезда, В КПК партийные съезды проводятся раз в пять лет, а раз в году собираются пленумы ЦК, которые по своему значению равны полноценному съезду. На них рассматриваются важные текущие политические, экономические, международные вопросы, но выделяется еще и главный, имеющий стратегическое значение для дальнейшего развития партии и державы. 4 пленум был посвящен «главным вопросам всеобъемлющего продвижения верховенства закона".

Материалы и резолюции 4 пленума измеряются десятками тысяч иероглифов. Конечно, их готовили сотни экспертов из научно-исследовательских центров при ЦК, Госсовете (правительстве), Академии наук. Свои изменения и добавления присылали в Пекин в ходе обсуждения проектов документов партийные функционеры и активисты. Но главные, стратегические установки, безусловно, принимал сам Си Цзиньпин. Эти установки можно объединить в четыре группы.

Во-первых, комплекс нововведений по управлению государством на основе законов является важной составной частью реформы политической системы Китая. Верховенство закона впервые стало центральной темой пленума ЦК, тем более беспрецедентным является решение установить верховенство Конституции и вытекающих из нее законов. Конституция объявлена "ядром системы социалистического законодательства с китайской спецификой». Ради обеспечения реализации принципов Конституции на практике и контроля более значимую роль будут играть органы законодательной власти – Всекитайский совет народных представителей (ВСНП, собирающийся раз в году парламент) и действующий в перерывах его Постоянный Комитет. Коммюнике предусматривает также активное использование своих полномочий членами законодательных органов не только национального, но и местного уровня. В интервью агентству Рейтер старший научный сотрудник американского Института Брукингса Чэн Ли справедливо отметил, что «решения пленума не приведут моментально к подчинению Компартии Конституции и законам. Но это начало сражения за конституционный порядок. Даже простое обсуждение конституционализма вселяет оптимизм, ведь в последние годы сам этот термин являлся табу».

Во-вторых, решения пленума подтверждают правящую роль Компартии в условиях политической реформы и насаждения конституционного порядка. «Лидерство КПК согласуется с социалистическим верховенством закона, — говорится в коммюнике. Только если КПК будет управлять страной в соответствии с законом, права народа, являющегося хозяином государства, будут реализованы, а государственные и общественные дела будут осуществляться в соответствии с законом". Как видно, в Китае учли печальный опыт КПСС, отказавшейся от 6-й статьи Конституции СССР, которая утверждала руководство партии и обеспечивала ее системообразующую роль в управлении страной. Исключили статью – развалили партию – потеряли страну. Этот сценарий явно не устраивает Си Цзиньпина, осуществляющего политическую реформу шаг за шагом, а не методов «больших скачков».

В-третьих, правящая партия предоставила судебной ветви власти беспрецедентные возможности для достижения независимости. В коммюнике 4 пленума обещано проведение законодательной реформы, которая ограничит влияние чиновников на суды и дела. Будет создана система, при которой чиновники будут получать взыскания или привлекаться к ответственности, если обнаружится их вмешательство в судебные дела. Разрушить сложившиеся схемы преступного взаимодействия судебных органов с местными властями и предотвратить создание новых призваны региональные суды и прокуратуры, чья юрисдикция будет отныне выходить за пределы административных единиц. Органы прокуратуры смогут возбуждать иски по заявлениям граждан и общественных организаций. Более того, Верховный народный суд КНР создаст выездные суды, которые станут заниматься делами по искам местной общественности, не получившей удовлетворения местным правосудием. И уж совсем революционным выглядит решение возложить на судей и прокуроров пожизненную ответственность за дела, в которых они принимали участие.

В-четвертых, небывало высоко повышается уровень мишеней антикоррупционной борьбы. Дело не только в том, что специальным решением Пленума подтверждено исключение из состава действующего ЦК двух членов и двух кандидатов в члены. Не только в том, что решено продолжить следствие по делу бывшего члена Постоянного комитета Политбюро ЦК Чжоу Юнкана, бывшего «делателя королей» в политике (он покровительствовал секретарю парткома 30-миллионного Чунцина Бо Силаю) и бизнесе (его выдвиженцем сначала в нефтяной компании CNPC а затем на посту руководителя аналога нашего Госимущества был Цзян Цземинь). По инициативе Си Цзиньпина и с одобрения Пленума активизировалась «охота на лис». Так прозвали коррупционеров, прячущих в иностранные «норы» свои богатства. Вывод активов в иностранные банки, вывоз членов семей за границу в последние годы принял масштабы, создающие угрозу национальной безопасности. Борьба с коррупцией должна была перешагнуть границы Китая и это случилось.

К «мухам» и «тиграм» добавляют «лис» и «голых чиновников»

«Партийная контрразведка» ЦКПД уже не первый год сталкивалась с международным измерением коррупции членов партии, руководителей государственных органов, предприятий. Но только при Си Цзиньпине Комиссия получила полномочия как следует развернуть «охоту на лис. Одна из пород «лис» — это «голые чиновники», которые остаются на своих высоких и теплых постах в Китае, но жены, дети, родственники, любовницы уже переехали за границу, где закуплены квартиры, созданы подставные фирмы, открыты солидные счета в банках. Масштабы трансграничного воровства колоссальны. Только экспертами Международного концерна журналистских расследований (ICIJ) в оффшорах найдено 22000 клиентов из КНР и Гонконга, после 2000 года от 1 до 4 триллионов долларов было нелегально выведено из КНР. Западные эксперты убеждены, что общий объем взяток и откатов в Китае эквивалентен не менее чем 3% ВВП (более 200 млрд. долл). В связи с этими предположениями стоит напомнить о докладе Народного Банка КНР: с середины 1990‑х по 2008 год около 18 тыс. чиновников и сотрудников госкомпаний вывезли из страны около 800 млрд нелегально заработанных юаней (около 120 млрд долл.).

Конечно, часть богачей добыли свои капталы честным «нечеловеческим трудом», но и мошенников, коррупционеров, воров среди них предостаточно. Именно против них и ведется «охота на лис». «Партийная контрразведка» налаживает официальные контакты с коллегами из антикоррупционных ведомств других стран. В итоговые документы прошедшего недавно в Пекине саммита АТЭС вошло совместное заявление о создании в Тихоокеанском регионе новой международной сети антикоррупционных и правоохранительных учреждений (ACT-NET). Характерно, что офис этой сети будет находиться в Пекине и действовать он будет под эгидой ЦКПД. На недавнем саммите «двадцатки» в Брисбене китайская делегация также предлагала свой проект налаживания антикоррупционного взаимодействие ведущих стран мира. «Охота на лис» уже дает результаты. Агентство Синьхуа сообщило в сентябре о поимке на Филиппинах шести беглых коррумпированных чиновников. Число пойманных за границей «лис» только в нынешнем году достигло 180 человек, подчеркнуто в сообщении.

«Лисы» и «голые чиновники», «мухи» и «тигры». Уже пойманные, успешно сбежавшие за кордон, все еще действующие в своих кабинетах коррупционеры и их покровители составляют существенную и весьма влиятельную часть китайской элиты. Перейдя к системной, а не компанейской борьбе с коррупцией и за верховенство закона, Си Цзиньпин сильно рискует нажить себе немало смертельных врагов. Проявлений недовольства или, тем более, открытого противодействия его «крестовому походу» пока не отмечено. Решения 4 пленума обсуждены и одобрены на партийных собраниях всеми 80 миллионами членов КПК, в партийной печати, национальных и региональных СМИ. Но вполне можно ожидать замалчивания и извращения директив Центра, саботажа при создании новых органов надзора и контроля, других форм скрытого сопротивления. «Тигры» были и остаются крайне опасными хищниками. Но самый большой вызов – это необходимость примирить строгую партийную дисциплину в духе революционной борьбы китайских коммунистов с философией безудержного обогащения, неотъемлемого от рыночной экономики, пусть даже « с китайской спецификой».

Завтра 11.12.2014
ПОДЕЛИТЬСЯ
Юрий Тавровский
Юрий Вадимович Тавровский (р. 1949) – востоковед, профессор Российского университета дружбы народов, член Президиума Евразийской академии телевидения и радио. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...