На параде Победы Меркель должна была каяться

Леонид Ивашов

Один из самых известных генералов России признался в интервью «БИЗНЕС Online», что впервые только в прошлом в году поднял тост за Путина

России не надо было унижаться и приглашать в Москву на 9 Мая лидеров западного мира — не они ковали Победу, 70-летие которой мы сейчас празднуем. Об этом в эксклюзивном интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online» заявил генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. Как военный человек Ивашов считает, что нам надо научиться принимать вызовы — и в информационной, и в обычной войне. А для этого следует перестроить свою экономику на началах совести и справедливости.

ПУТИН ОТКАЗАЛСЯ БРАТЬ ПОД КОЗЫРЕК ПЕРЕД КАЖДЫМ АМЕРИКАНСКИМ СЕРЖАНТОМ

— Леонид Григорьевич, мы отпраздновали 70-летие Победы. Какой наша страна пришла к этой дате? С точки зрения геополитики и с точки зрения наших внутренних проблем нам есть чего стыдиться перед поколением победителей?

— Во-первых, в 1941 году мы оказались единственной страной, достаточно развитой в промышленном отношении, в отношении культуры, науки и образования, а также в отношении конструкторской школы, чтобы противостоять гитлеровскому нашествию. Мы стали державой №1. На нас весь мир молился. Молился, потому что только мы были способны остановить объединенную Европу во главе с Гитлером. А ведь это была мощная промышленная Европа на тот момент. Армия, которая двинулась на нас, была сильнейшей в мире. То, что мы выстояли, отстояли себя, сделало нашу державу самой уважаемой в мире, а наш народ — самым почитаемым. Советского солдата планета носила на руках. Это признавали и наши союзники, те же США, Великобритания. Это действительно был триумф. Сразу же после Победы мы были вынуждены открыть уже в 1945 году еще один фронт — ядерный. Нужно было все лучшие умы России, все самые талантливые и профессиональные кадры, финансовые ресурсы бросить на этот проект, чтобы просто выжить. Это был второй после войны подвиг.

Затем, несмотря на разрушения и огромный объем работ по восстановлению разрушенного войной хозяйства, мы, чтобы отвернуть человечество от гонки ракетно-ядерных вооружений, показали путь в космос. Это третий величайший подвиг. Когда приезжаешь в Саров, на Байконур, видишь — люди творили немыслимое. Что это такое? Что за подвиг? Что за чудо? В феврале 1955 года группа ученых и военных высаживается на станции Тюратам в нынешнем Казахстане. Перед ними расстилается огромная пустыня — ничего абсолютно нет. Выбрали место для будущего космодрома, и уже через два с небольшим года стартует оттуда наш спутник. Американцы не верят, что за два года можно было сделать это. Но пример космодрома Восточный это показывает. Наши отцы это совершили.

Так что победа действительно вознесла нас на недосягаемую высоту. И наша победа изменила весь мир. Сейчас мир забыл, что такое ООН и что такое Устав ООН. Ведь там четко и прямо, особенно в первой статье, прописано то, на чем настоял Сталин, — предотвращать войны, наказывать агрессора. Государства-члены ООН должны работать против войны, а вооруженные силы должны подавлять войну и агрессию. Под влиянием Советского Союза мир стал сбалансированным. Если касаться геополитики, то классическая формула о существовании двух суперцивилизаций воплотилась в результате нашей Победы: оформились морская цивилизация во главе с США и континентальная с социалистической моделью во главе с СССР. И мир был спокоен. Если и возникали конфликты, то в странах третьего мира, потому что уже в Ялте в феврале 1945 года под влиянием Советского Союза был запущен процесс ликвидации колониальных империй. Предпосылок к большой войне, особенно когда мы достигли ядерного паритета, не было, хотя по сей день пугают, что мы стояли на грани ядерной войны.

После кубинского кризиса 1962 года главной заботой, и об этом мне американские генералы и политики говорили, было не допустить зарождения конфликта, который мог бы привести к ядерному взаимоуничтожению. Тем же самым занимался и наш генштаб. Тогда после кризиса 1962 года главы США и СССР договорились поставить прямую линию, чтобы не обменяться ядерными ударами в случае какого-то несанкционированного пуска, в случае, если испытательная ракета полетит не в ту сторону, и так далее. Мы жили в таком напряжении, чтобы, не дай Бог, не произошел этот конфликт.

Сегодня мы встречаем Победу на духовном подъеме, потому что после четверти века добровольного унижения, добровольного разрушения не только государства по имени Советский Союз, но и государства по имени Россия, постоянного разоружения на фоне наращивания военного потенциала Запада мы, наконец, начинаем вставать с колен, начинаем утверждать свою самостоятельность во внутренней и внешней политике. Начинаем возрождать армию. Поэтому и ветераны, участники войны, думаю, обрели духовную энергию. Россия, наконец, становится сама собой. И все же 70-летие мы встречаем в ослабленном состоянии, потому что видим, что с экономикой творится. Советский Союз все свои 70 лет жил, по сути, в режиме санкций, но развивался мощно и динамично. А сегодня мы видим, что слишком стали зависимы. Поэтому ослабленное состояние в экономике компенсируется подъемом нашего духа.

— Подъем духа стал возможен после крымских событий?

— Не только из-за них. Подъем начался еще до Крыма, когда Владимир Путин, вернувшись на президентский пост в третий раз, отказался брать под козырек перед каждым американским сержантом. Впервые в постсоветское время дал приказ «заветировать» проект американской резолюции по Сирии. Мы наложили вето, и тут же китайцы за нами последовали. Для американцев это из ряда вон выходящее: Россия все время четко выполняла указания, а сейчас нет. Потом появился Сноуден. Думаю, американцы ни на минуту не сомневались, что мы его торжественно выдадим. Не выдали. Затем Путин торжественно объявляет о строительстве Евразийского союза. Госсекретарь США Хилари Клинтон с визгом кричала: «Мы не позволим, мы остановим этот процесс!» Тем не менее он идет. Затем был и Крым, затем поддержка Новороссии. Это прежде всего духовный подъем, обретение самостоятельности — во внутренних делах в меньшей степени пока, но во внешних делах мы обретаем самостоятельность. Это радует.

— Вы упомянули Владимира Путина. 2014 год изменил ваше отношение к нему? Он действительно олицетворение надежд патриотического электората?

— В прямом эфире телеканала РБК в тот момент, когда Крым шел к нам, я как раз сказал, что впервые поднимаю тост за Владимира Владимировича. Это действительно был исторический акт, и Путин этот шаг совершил. Все остальное до этого, включая и великую Олимпиаду, — все было не то. Там мы рассыпались в деньгах, поклонах, а тут сказали нет фашизму на Украине, и Крым двигался к нам, а мы его приняли. Это действительно геополитический акт.

НАШИ ЛИБЕРАЛЬНЫЕ «ПРАВОСЕКИ» СТРЕЛЯЮТ ИЗ ЗАСАДЫ

— Скажите, а нынешняя молодежь понимает значение той Победы, значение подвига народа?

— Я бы не ругал во всем молодежь. На лекциях, которые я веду, я видел искрящиеся глаза студентов. Молодежь поступает так, как ее научило старшее поколение. Да, очень многое упустили, особенно в 90-е годы, потому что старшее поколение само растерялось: «Куда нас ведут: на убой или к счастливой жизни?» Шло охаивание со всех сторон советского прошлого, мы далеко не все защищали его, хотя понимали величие Победы, величие этого трудового, научного подвига. Наверное, мы, старшее поколение, виноваты, что где-то уступали.

Я занимаюсь геополитикой и, естественно, проблемами безопасности. Я сам убежден и студентам это понимание несу, что сущность безопасности и национальной, и международной заключается прежде всего не в количестве ракет, танков, авиации, а в том, чтобы сохранить свой духовно-ценностный стержень. Матрица нашей духовности пронизывала все наше общество: совесть, святость, справедливость — вот база наших ценностей. У меня даже есть со студентами семинар «Может ли бессовестный человек быть русским?».

Поэтому я убежден, что стократ надежнее, чем морские, сухопутные, воздушные границы, нужно защищать наши духовно-ценностные границы. А мы открылись в 80-е годы, еще при Горбачеве, и запустили сюда вирусы этой заразы, вирус несправедливости, бесчестия, глумления и т.д. И вот эти вирусы продолжают работать. На Украине эти вирусы вызвали эпидемию русофобии. Поэтому нам надо совместно с молодежью, а у нас хорошая молодежь в подавляющем большинстве своем, просто работать, постигая правду истории и собственную сущность. И конечно, геополитическое величие Победы, не только спасшей, но изменившей сущность человечества.

— Какие, на ваш взгляд, есть в России реально работающие патриотические программы? Вы в них принимаете участие?

— Мы принимаем участие в большинстве действующих программ, но и сами, не дожидаясь указаний сверху, работаем постоянно с молодым поколением, поддерживаем все разумное. Например, программы возвращения своей исторической традиции. Я вижу, что и на телевидении появляются программы, которые показывают и наше трудное прошлое, и поведение нашего архетипа человека, показывают героическое. Главное, стали иногда говорить настоящую, глубокую правду. Программа воспитания патриотизма, может, не так, как мне бы хотелось, но она работает. И георгиевская ленточка, и «Бессмертный полк» — акция великая. Но все это внешнее надо наполнять глубиной исторических знаний, исторических выводов.

Конечно, меня бесит, когда какая-то шпана из нашего либерального правого сектора под названием «Союз правых сил» (по-моему, там два-три человека остались во главе с Анатолием Чубайсом) целыми сутками на телеэкранах, на радио, в печатных СМИ нагло, лживо пытается все опорочить, пытается в стоге сена советского периода найти какие-то мелочи, трудности, привнести негатив. Мне кажется, если мы это наступление запустили — возвращение к своим традициям, воспитание патриотизма, любви к своему Отечеству, то противники, которые из засады стреляют в тебя, должны подавляться, включая административно-правовые ресурсы. Вот, к примеру, этот Леонид Гозман. Я что ни включу, везде он. Кто он такой? Его общество отвергло, даже в Госдуму не пустило. Зачем же государственные каналы этого духовного противника везде ставят против истинных подвижников-патриотов?

РОССИЯ КАК РАСПРЯМИВШИЙСЯ ГЕРАКЛ ИЗМЕНИТ МИР, КАК ИЗМЕНИЛ ЕГО СТАЛИН

— Раз мы заговорили про информационную войну, то нельзя не вспомнить, что США готовы тратить на это миллионы долларов, даже в соцсетях. Нам стоит принимать вызов?

— Я военный человек. Принимать или не принимать вызов? Для меня такой вопрос не существует. Если тебя атакуют, то как ты можешь уклониться? Да, есть такой способ — уклониться от боя. И Кутузов свою армию в 1812 году тоже уводил от прямого столкновения, но мы видели, что продолжали действовать наши партизаны, рейды гусарские организовывали, то есть врага били и изматывали, ослабляли, вели свою войну.

А мы четверть века не просто отступали, нанося какие-то удары, мы открыли все наше духовное пространство для противника, причем создавали хорошие условия для работы наших духовных и идеологических противников, боготворили их. Хотя бы давайте симметричные меры будем принимать. Вы разрешаете работать на территории США нашим неправительственным организациям? Сколько у вас — столько у нас. Этого не было. Ваши СМИ работают здесь? Предоставьте равные условия нашим. Мы же все это свернули, ушли. Войны, по сути, не вели. Но любая война — величайшее из искусств. Для того чтобы побеждать или вести войну на равных в любой сфере, нужны глубоко научная теория и стратегия.

У меня такой вопрос: а где же преподают информационную войну? Я, к своему ужасу, уже несколько лет работая в МГИМО на факультете международной журналистики, вдруг увидел, что там не изучают этого предмета, потому что нет у нас специалистов, нет теории информационной войны. Пришлось с группой коллег разрабатывать. К войне нужно относиться максимально серьезно, какой бы она ни была: идеологической, информационной, экономической. Конечно, в этом мы проигрываем. Вопрос даже не в количестве денег. Мы можем в три раза больше денег вложить и получить нулевой, даже отрицательный результат. Во-первых, разворуют. А во-вторых, как можно наступать, не имея теории наступления, стратегических планов? Меня сегодня волнует вопрос: идет информационная война? «Да», — говорят на всех уровнях. Мы участвуем? Да, мы втянуты в эту войну. Назовите, кто командует этой войной, где штаб, какой план и какие средства. Этого я не обнаружил. Может, где-то глубоко в подполье законспирировано?

— Сегодня твердят о попытках некоторых стран, некогда входивших в Советский Союз, переписать историю. Что Россия может противопоставить?

— Они нас военным путем победить не могут, поэтому пытаются победить за счет лжи, фальсификации истории, за счет сокрытия, перевирания фактов. Так что это тоже этап информационной войны. Уже в 1946 году господин Черчилльзапустил свою фултонскую речь, стал пугать коммунизмом. Потом это все время раскручивалось, а сегодня пик подошел. Мне, например, абсолютно понятно, почему сейчас идет такое массированное наступление на нашу историю, нашу Победу. Просто потому, что Россия стала подниматься с колен. Россия опять хочет быть сильной, самостоятельной. На Западе прекрасно понимают, что Россия не просто сама поднимается, она своим примером, своим распрямлением увлекает многие страны мира, цивилизации. Посмотрите, восстанавливается Евразийский союз, развивается ШОС, которая станет Евроазиатским союзом, группа стран БРИКС идет за нами. Вот почему брошены огромные силы, чтобы демонизировать Россию, представить ее как агрессора, демонизировать Путина как лидера. Тем не менее Путин — самый популярный политик мира. Ложь, наглость, насилие над другими народами уже надоели всем, включая союзников США — европейцев. Когда появляется лидер, который сопротивляется этой наглости и лжи, он увлекает за собой и другие народы, что мы сегодня и наблюдаем. Поэтому заставить этого лидера в лице президента, в лице России опять согнуться, унизиться, запросить пощады — вот их цель, иначе распрямившийся Геракл изменит мир, как изменил его Иосиф Виссарионович Сталин.

ЭКОНОМИКУ НАДО ПЕРЕСТРОИТЬ НА НАЧАЛАХ СОВЕСТИ И СПРАВЕДЛИВОСТИ

— Вернемся к Победе. Лидеры некоторых стран отказались принять участие в параде Победы в Москве, либо не объясняя причин, либо ссылаясь на события на Украине. Как России следует расценить этот шаг? Стоит ли вообще обращать на это внимание?

— Я бы некоторым из тех, кто отказался приехать на парад, аплодировал — вы сняли такое бремя забот с меня. Вот таким образом. Ведь кто воевал? Не нынешние президенты, премьеры и канцлеры. Воевал народ — и с одной стороны, и с другой. Так давайте приглашать на такие парады не Барака Обаму, а реальных участников тех военных действий. А польским президенту, министру иностранных дел просто нужно заявить, что объявляем их нежелательными гостями и в период праздников визу не дадим. Зачем нам унижаться перед теми, кто охаивает нас, критикует, сравнивает Сталина с Гитлером, СССР с фашистской Германией? Зачем нам умолять? Что их приезд нам принесет? Это наш праздник, праздник тех, кто боролся с фашизмом. Не нужно в политес играть: чем больше гостей иностранных приедет, тем мы важнее, что ли, выглядим или Победа значимее будет? Я не думаю, что, если бы госпожа Ангела Меркель приехала и стояла бы на трибуне мавзолея, то это бы добавило пафоса нашей победе. Нет. Если уж ее приглашать, то она должна стоять где-то на побежденной стороне, каяться, кланяться идущим, просить пощады.

А вот оставшихся участников конвоя из Великобритании, США надо пригласить, может, привезти хотя бы родственников полка «Нормандия — Неман». Нет в живых? Так привезите внучку. Это запомнится и важнее будет господина Олланда, например. Мне кажется, вот так, поумнее, нужно работать. Некоторым надо было вообще заранее объявить, что такие и такие персоны нежелательны на параде, можете не приезжать. А вот родственников бельгийских партизан, участников французского сопротивления нужно пригласить. А главное — охватить своих всех ветеранов войны и трудового фронта.

На параде Победы в основном идут войска. Я сам военный, шагал по Красной площади и полк водил. Все это хорошо. Но когда глубже копнешь, кто же все-таки эту Победу обеспечил? Увы, не военные, а те, кто начиная с 20-х годов выстраивал оборонную мощь. Строили заводы, железные дороги, рыли Беломорканал, создавали удивительную единую энергосистему. Ведь что происходит в больших войнах? Армия военного времени — первый эшелон, его задача — задержать противника, обеспечить перевод страны, прежде всего экономики, на военный режим и затем героически погибнуть. А вот победу, по сути, обеспечивали работа мирного времени и те, кто совершал трудовые подвиги. Обеспечивали добычу необходимых природных ресурсов, чтобы металлургия работала, создавали станки, системы, приборы, чтобы производство запускать. Те, кто на заводах сохранял мобилизационные мощности. Вот они, по сути, явились материальной основой победы. Даже те, кто во время войны заменил ушедших на фронт, а это старики, женщины и ребятишки, — они тоже участники этой победы, они закладывали экономические основы. Может, на параде и в их честь поднять флаг? Конечно, великий подвиг совершил наш учитель, прежде всего сельский. Что такое Россия до 1917 года? Почти 80 процентов неграмотных людей. Если бы такой страна оставалась, то попробуй обучить этого неуча управлять танком, самолетом, артиллерийские расчеты производить. И вот учитель дал знания, которые пригодились на поле боя. Да и воспитанием духа и патриотизма тоже занимался прежде всего учитель. Я считаю, что всю Россию надо покрыть памятниками учителю.

— Вы говорите о духовном подъеме в России, но экономика в кризисе.

— Общество еще нездоровое, незрелое. С одной стороны, Путин возвращает Россию на свой естественный путь развития, к своей духовной традиции, при этом поддерживая и ислам, и буддизм. Мы в этом гуманитарном направлении возвращаемся на свой путь, но ведь экономика наша и весь финансово-экономический блок правительства, ЦБ завязаны все равно на Запад. Если гуманитарную сферу мы как бы возвращаем в свое культурно-цивилизационное пространство, то финансово-экономическая система остается с Западом. Россию ставят на разрыв. Так долго продолжаться не может. Если мы говорим о совести, святости и справедливости как нашей культурно-цивилизационной матрице, духовной основе, то та система капитализма, которую мы приняли на себя, завязана как раз на несправедливости, отсутствии моральных устоев, она строится на обмане, конкуренции, противостоянии друг другу. Получается великое несоответствие. Его надо устранять, а значит, перестраивать экономику на совершенно другие принципы. Экономике вообще нужно выходить из оценки состояния страны, человека через финансово-материалистическое измерение и переходить в измерение развития личности, науки, культуры, образования. А экономика и финансы должны быть платформой для этого, чтобы люди жили радостно, счастливо, чтобы стремились в космос, к каким-то другим открытиям, созданию великих произведений. У нас, к сожалению, общество было повернуто к тому, что человек должен быть успешным, а успех измеряется большими карманами, миллионами, миллиардами. Вряд ли кто-то стал миллиардером честно, невозможно за такой короткий срок заработать такие деньги, а значит, путем обмана, путем ограбления других людей, целого народа. Если мы не избавимся от этого, мы не двинемся никуда. Культурно-цивилизационным кодом Запада является выгода, прежде всего материальная. Совесть и выгоду совместить невозможно.

ЕВРОПОЙ УПРАВЛЯЮТ АМЕРИКА И РОТШИЛЬДЫ С РОКФЕЛЛЕРАМИ

— Фашизм и фашистская символика официально запрещены в Европе. В таком случае почему Европа и США не замечают этих проявлений на Украине и даже потворствуют тому, против чего когда-то вместе боролись?

— Есть две силы, которые управляют Европой. На Европу мне жалко смотреть. Мне даже было жалко смотреть на немецких генералов, когда мы о чем-то договариваемся, а потом американский полковник им запрещает это делать. Я утешал немцев, говоря: «Смиритесь, сегодня вами хоть полковник командует, ведь завтра вами будет американский сержант управлять». Они набычатся, но их слишком сильно держат за горло. Первое — это административный ресурс США.

Посмотрите, сегодня Европу подмял и второй монстр — финансовая олигархия: империи Ротшильдов, Рокфеллеров и т.д. Они, европейцы, самостоятельно не могут принимать стратегически важных для развития своей страны и Евросоюза в целом решений. Тех же немцев, французов обкладывают кольцом малых государств, таких как Польша, страны Прибалтики и пр. Их обкладывают, приводят к власти режимы, которые я называю однополым фашизмом. Вот таких ставят во главе правительств, и вся их деятельность зависит от американского посла, даже не от Обамы. Финансовому капиталу и его подручным типа Обамы, Буша нужна какая-то сила, которая спровоцировала бы разрушение европейской идентичности, спровоцировала бы конфликт с Россией. История повторяется. Именно выпестованный финансово-промышленным капиталом США и Англии германский национал-фашизм стал ударным отрядом, нацеленным против СССР. Посмотрим, как поощрялся этот «дранг нах остен» (drang nach Osten — «натиск на Восток»): Чемберлен, проложивший путь ко Второй мировой войне, получает Нобелевскую премию. Гитлер, захвативший Австрию и Чехословакию, объявляется человеком 1938 года (журнал «Тайм» №1, 1939 г.). Так и сегодня национал-фашизм уже становится ударной силой против Европы и, конечно, против России. Поэтому где-то официально запрещают символику, это идет еще от Нюрнбергского трибунала, но сегодня мы видим, насколько несамостоятельны европейские политики. Они зависят и от американцев, и от финансового интернационала. Поэтому они вроде кивают, но понимают, что процесс на Украине, в Прибалтике затеян не ими, а из-за океана. Они отдают честь этому, хоть и с прискорбными лицами.

Будущее предвидеть трудно. Но по крайней мере Европа сегодня в своем развитии резко затормозила. Да, там есть успехи каких-то монополий, компаний, но это не развитие. Я спрашивал немецких генералов: «Вы куда идете? Вы понимаете, что у вас Гете больше не будет, Моцарта уже не вырастите?» А у нас еще Пушкины в деревнях рождаются. Мы просто менее зависимы и от олигархата, и от тех же американцев, не один век мечтающих о мировом господстве.

— Так почему они все-таки фашизм поддерживают?

— Не европейцы поддерживают. Им навязывают это. Я по сей день встречаюсь и разговариваю с серьезными европейцами. Они посмотрят по сторонам, что их не снимают и не записывают, и начинают говорить правду: «Это не мы, это плохие политики, не та партия пришла к власти». Ну а в целом Европа, во-первых, никогда политически единой не была, она всегда где-то внутри себя враждовала. А во-вторых, она всегда под кого-то «ложилась»: под карлов, наполеонов, гитлеров. Такая вот историческая традиция. Мне одна поэтесса, назвавшаяся Ириной, прислала замечательные стихи, посвященные европейской подлости, и там есть такие строки: «А не ты ли легла под Гитлера, даже выстрела не издав».

Да, сопротивление американо-финансовому насилию нарастает. Вот и в Италии возникло движение «Новая сила». Это молодые люди, которые не хотят жить в униженно-подчиненном состоянии. Они пытаются освободиться от этого диктата, от удушающей петли, которую им два монстра навязали. По Европе идет это движение, главными лозунгами которого являются антиамериканизм, антифинансовая диктатура.

Но американцы очень хорошо регулируют свое продвижение, даже выращивают будущих лидеров стран. Мы видим: что ни политик, то компромат на нем висит. Вот таких они продвигают во власть, чтобы потом удавочку надеть. Однозначно какой-то компромат у них есть на Меркель, потому что, когда она узнала, что Обама прослушивает ее личный телефон, даже не возмутилась. Значит, боится, что завтра откроют что-то, может, из того, что прослушали, может, из ее комсомольского прошлого.

НА УКРАИНЕ МОЖЕТ РАЗГОРЕТЬСЯ ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ

— Украина и Новороссия обречены на вечное противостояние?

— Мне еще лет 9 — 10 назад приходилось писать о процессах на Украине, просто тогда на это не обращали внимания. Мне даже протест украинское посольство выражало. Я говорил о будущем расколе Украины, писал, что административные границы внутри страны стали совпадать с культурно-цивилизационными разломами. Что такое Новороссия? Это другая цивилизация. Это русская цивилизация, где в почете совесть и святость. А вот уже на западном берегу Днепра, где в советское время подавлялись бандеровщина, русофобия, извращенное понимание истории, когда Советского Союза не стало и когда Незалежная стала свободной, негативное сразу стало культивироваться, тем более почва хорошая, ее только удобряй и поливай. Растет другая цивилизация. Она выросла не за эти годы независимости. Ведь что такое Западная Украина? Это противники России, православия начиная с XII века. Мы почему-то не задумываемся, зачем Андрей Боголюбский, будучи великим князем, сыном Юрия Долгорукого, в 1169 году пошел на Киев со своим войском, разгромил город и отдал на разграбление своим воинам. На разграбление отдают только враждебные государства. Он отдал, потому что там уже Русь закончилась, там мощно присутствовали хазарские купцы, главной статьей доходов становилась работорговля, там присутствовали представители папского престола, там был безнравственный разгул, бесовство. Тогда уже Андрей Боголюбский выталкивал Украину из нашего православно-славянского пространства. А дальше посмотрите, под кем Украина находилась до 1654 года.

Когда некоторые мои украинские коллеги говорят, что они впитали западную культуру, то я спрашиваю: «Что вам принесли те же поляки? Австрийцы или литовцы и все, кто приходил, какую культуру несли?» Они захватывали, грабили, уводили в рабство, насиловали и т.д. Это не культура. Так что Украина начиная с конца XII века была больше вне русского пространства, чем в нем. Наши государи и лидеры, особенно Владимир Ленин, для того чтобы как-то Украину заманить, приблизить, как-то изменить соотношение между православными и униатами, отдавали украинцам целые территории и миллионы людей. И вот эти люди, отданные на заклание в качестве разменной монеты большой политики, сегодня не хотят, как не хотели и 400 лет назад, идти в совершенно чуждую политическую и социальную среду. Они сегодня, почувствовав слабину государственности и понимая, что сегодня вернулась «западенская» Украина в самом худшем ее проявлении — в фашизме, они, естественно, спасаясь, повернулись в сторону России. Крым ушел, Новороссия сопротивляется. Это еще не последнее слово, процесс и дальше будет происходить. Киевский же режим усиленно изучает опыт бесноватого фюрера — тому удалось методом насаждения национал-фашизма консолидировать германскую нацию, убедить в своей особости и неповторимости, навязать идею расового превосходства и повести на убой, ради прибылей англо-американского капитала. Это же ждет и украинский народ, если он не одумается.

— Вы все еще считаете, что Беларусь может быть следующей в ряде стран-претендентов на «цветные революции»?

— Я, честно говоря, не верю, что в Беларуси нечто подобное произойдет, потому что белорусский народ един, не так расколот, особенно цивилизационно, как украинский, это во-первых. Во-вторых, белорусский народ в Великой Отечественной войне понес самые большие потери. Беларусь тогда вся поднялась против фашистов. Это же партизанский край был. И вот 70-летие освобождения Беларуси, которое состоялось в прошлом году, мне довелось там быть, показывает, что белорусы готовы и сегодня, если кто-то попробует их завоевать, подниматься. Кстати, партизанское движение там не только изучают внимательно, но оно и на практике существует — называется территориальной обороной. Все здоровые мужчины и даже женщины входят в территориальную оборону, по сути, партизанские соединения. Учтем и то, что у белорусов есть настоящий лидер, вождь, если хотите. Так что я не верю в то, что удастся так легко одурачить Беларусь. Еще один момент — есть Западная Беларусь, она не столь масштабна и влиятельна, как Западная Украина. Александр Лукашенко поддерживает порядок в стране, служит народу и не ляжет под Запад, как ложились украинские президенты, он не особенно ложится и под Москву, сопротивляется, чтобы кто-то, особенно олигархат, его не опутал.

— Очаг на Украине может разгореться в Третью мировую войну?

— Может. Американцы не знают, что делать с Россией, что делать с тем началом нового мира, который выстраивается в виде такой геополитической матрешки: Евразийский союз — ШОС — БРИКС. Это ведь не только формирование экономического конкурента, это начало нового мира, более справедливого, более безопасного. Объединяются в этой матрешке все незападные цивилизации. Это альтернатива Западу, американскому диктату, американскому доллару, без которого они не выживут. Везде инициатором является Россия. Что с ней сделать? Она вышла из подчинения, она строит другой мир. Остановить этот процесс может только большая война. Поэтому Украина должна была стать именно тем плацдармом, на котором сначала сошлись бы вооруженные силы двух стран, спровоцировав включение в войну европейского НАТО. Потом американцы, опять «спасая» Европу, нанесли бы по нам удар, не ядерный. Ядерная война сегодня невозможна, а вот война теми средствами, в которых американцы имеют решающее превосходство над нами, это прежде всего высокоточное оружие, вполне возможна.

В СЛУЧАЕ КОНФЛИКТА МЫ ДОЛЖНЫ БИТЬ ПО ТЕРРИТОРИИ США

— Оцените, пожалуйста, военный потенциал России в сравнении с США и Европой.

— Дальнобойность и точность американских крылатых ракет — в этом мы серьезно уступаем. Плюс у нас нет достойной защиты от быстрого глобального удара несколькими тысячами крылатых ракет. Еще нужно иметь в виду, что американцы хотят, чтобы мы воевали с европейцами на отдаленном от США театре военных действий. А нам нужно создавать группировку сил, чтобы мы могли тут же воздействовать по американской территории. Первая американская крылатая ракета прилетела на нашу территорию — через 3 — 4 минуты мы наносим удар по территории США. То есть необходимо перенести войну на территорию Штатов. Тогда они будут знать, что, нанося удары здесь, в Европе, по Сибири, получат удар по своей территории — вот это будет сдерживающим фактором, важнее нашего стратегического ядерного оружия. Против него они создают систему ПРО.

Они планируют в первом глобальном ударе уничтожить основную часть наших стратегических ядерных средств и

ПОДЕЛИТЬСЯ
Леонид Ивашов
Ивашов Леонид Григорьевич (р. 1943) – российский военный, общественный и политический деятель. Генерал-полковник. В 1996 – 2001 гг. начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны. Доктор исторических наук, профессор. Президент Академии геополитических проблем. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...