Обама готовит "майдан" на Кубе?

Сергей Черняховский

Потепление в отношениях США и Кубы продолжается. На днях Барак Обама принял решение по исключению Кубы из списка спонсоров терроризма. Кубинские власти отреагировали на это положительно, но не преминули "вставить в шпильку", обвинив в покрывании террористов… те же США.

"Правительство Кубы признает справедливым решение, принятое президентом Соединенных Штатов по исключению Кубы из списка, в который ее никогда не должны были вносить", — заявила глава департамента МИД Кубы по делам с США Хозефина Видаль.

Она отметила, что Куба пострадала от "сотен террористических актов, которые стоили жизни 3478 людям". Кубинские власти считают, что за этими терактами стоит радикальное крыло антикастровской эмиграции, базирующейся в США.

А ранее в Панаме в рамках Саммита Америк прошла первая официальная встреча президента США Барака Обамы и председателя госсовета Кубы Рауля Кастро. Это была первая встреча лидеров двух государств более чем за полвека. До этого президент США Барак Обама признает, что политика изоляции кубы провалилась. "Между США и Кубой — сложная история взаимоотношений, — сказал Обама в телевизионном выступлении, — Но если с коммунистическим Китаем и Вьетнамом отношения налажены, то настало время это сделать и в отношении Кубы".

Интересно, когда это они "наладили" отношения с Китаем, и в какой момент они поняли, что с Вьетнамом все отлично? Когда перестали забрасывать эту страну бомбами, уничтожать мирное население и вывели войска? Вьетнамцы до сих пор выковыривают из тела своей земли неразорвавшиеся снаряды. А что касается истории взаимоотношений с Гаваной, то Америка прекрасно жила, паразитируя на Кубе до революции Кастро, а когда Фидель пришел к власти и не побоялся национализировать американские компании, то речь зашла о вооруженном вторжении в "Залив свиней". Остров свободы чуть не стал причиной Третьей мировой войны – кубинский кризис был разрешен Кеннеди и Хрущевым, сейчас спорят, в чью именно пользу, но наши требования были выполнены полностью, и на военное вторжение американцев на Кубу наложили вето именно мы. Против кого Штаты взялись дружить с Кубой? Эксперты полагают, что если кубинцы окажутся под давлением США в своей внешней политике, то для нас это плохо, мы потеряем опорные точки присутствия на Кубе. Если говорить о нашей истории отношений, то она совсем несложная, СССР поддерживал Кубу по всем статьям вплоть до своего бесславного распада. И все же – для нас это победа, ведь мы всегда выступали за отмену санкций против Кубы, считает постоянный эксперт Накануне.RU, политолог Сергей Черняховский.

Кубинцы консолидированы вокруг личности Фиделя Кастро, потому на команданте было совершено более 600 покушений, но если Штатам не удалось убрать лидера революции, как бы ни было грустно – время сделает это за них (и это несмотря на то, что Куба – остров долгожителей). За отмену эмбарго США требуют, чтобы Кастро разрешил работу антигосударственных организаций, гласность и все остальное у себя в стране, что мешает Госдепу совершить стандартный переворот. Обама выступает за большую свободу для дипломатической службы, все это очень нужно Америке — именно так и происходят революции сегодня – социальные сети, правозащитники, а потом и "майдан". К тому же, если США надо задавить Россию, то у них теперь и Куба, и Иран станут друзьями?

Вопрос: Куба находится в условиях экономической блокады США более 50 лет. Но почему супердержаве США все-таки не удалось задавить маленький остров Свободы? Как это вообще возможно?

Сергей Черняховский: Есть такая традиционная фраза: воевать с народом очень сложно. Можно воевать с руководителем, но когда общество консолидировано, очень сложно вести войну против него. Это заповедь. Как говорил Наполеон, будучи кроме того, что великим полководцем и великим революционером – со штыками можно делать, что угодно, но сидеть на них нельзя. И ненависть кубинского народа к тем, с кем олицетворялись американцы, была и классовой, и национальной. Кроме того, специфика Кубы и заключается в том, что там удалось то, чего не удалось, скажем, Че Геваре в Южной Америке – на Кубе не было крестьянства. На Кубе были сельскохозяйственные рабочие, и превращение тростниковых плантаций в государственные предприятия, кооперативы не вступало в противоречие с тягой к личному наделу, какой бывает у крестьян.

Вопрос: На Кубе вообще не очень-то любили американцев?

Сергей Черняховский: К концу 50-х гг. ненависть к американцам там была – ну, с чем бы сравнить по нашему времени? – все равно, что ненависть фундаментальных мусульман к Америке, как к "большому шайтану". Это с одной стороны, а с другой стороны – конечно, играла свою роль наша поддержка. И, вообще говоря, судя по всему, когда Хрущев и Кеннеди договорились, там были какие-то закрытые статьи договора, предполагавшие военно-политическую неприкосновенность Кубы, очевидно, закрепленную на таком уровне, уже латентном в международных отношениях, что за 60 лет США ни разу не попытались ее нарушить. США дали гарантии неприкосновенности, и сейчас принято говорить, что мы проиграли Карибский кризис, но это отдельная тема, отмечу только то, что все наши требования они тогда выполнили. После этого была просто мощная поддержка Советского Союза на Кубе.

Вопрос: А что произошло после распада Советского Союза – непонятно, почему у Штатов не получилось свергнуть команданте тогда – в 90-х?

Сергей Черняховский: Тут, да, интересней, почему Куба выстояла после падения Советского Союза. Имел место обратный эффект, получалось так – Америка великий враг, и даже Советский Союз сломался под ее давлением, но Фидель стоит. И в этих условиях создавалась такая политико-психологическая ситуация, что чем сложней была жизнь на Кубе, тем крепче была поддержка Фиделя. Поэтому общество выдержало это давление, потом экономику перестроили, стали развивать, хотя там сейчас, конечно, тоже сложные процессы идут.

Вопрос: И от коммунизма на Кубе тоже не отказались, почему?

Сергей Черняховский: Надо иметь в виду то, что ни одна из тех социалистических стран, которые к моменту падения СССР сохранили народную власть, ее не утратили. Что Китай, что Куба, хоть кто из оставшихся — им были видны ошибки, совершенные поздним советским руководством, и было видно, чего делать нельзя. И, оказалось, что если не делать ошибок горбачевщины, то тебе ничего особо и не угрожает.

Вопрос: Все это время американцы, не переставая, говорили о чудовищной бедности кубинцев, но как же они тогда прожили полвека?

Сергей Черняховский: Санкции – это удар по сферам дополнительного потребления, по сферам комфортности, а это такая вещь, если уравновешивать с какими-то ценностными основаниями иными, то она перестает оказывать "репрессивное" воздействие. Например, есть два человека, которые получают одинаковую зарплату, и один всю эту зарплату – может быть солидную — тратит на колбасу, сыр, пряности, и все прочее, и у него холодильник и стол завалены деликатесами, другой – покупает книги и собирает древние кинжалы, и у него на столе – черный хлеб и селедка. Вот с точки зрения сравнения их стола, тот, у кого черный хлеб и селедка, живет намного хуже, чем тот, у кого весь спектр деликатесов. Но у того, у кого весь спектр деликатесов – нет книг, нет коллекции древних кинжалов, к примеру. Текущее потребление, в принципе, не является показателем уровня жизни, универсальным показателем, во всяком случае. И у кубинцев были другие приоритеты. Не будем забывать, что там великолепная детская медицина, в целом – медицина хорошая. Очень мощная электроника, потому что когда, в свое время, они включали радиоблокаду, на трети территории США выходила из строя вся радиосвязь. То, что продолжительность жизни там одна из самых высоких – это тоже показатель. То, что они могли вылечивать наших детей из Чернобыля – тоже факт.

Вопрос: Тут сказывается разница идеологий: коммунизм и капитализм. Менталитет Спарты. Как геополитики говорят, СССР (Россия) – это модель Спарты, США – Афины?

Сергей Черняховский: Ну, своего рода, хотя, насколько США являются Афинами – большой вопрос. Они, вообще-то, Карфаген или Рим. Потому что Афины, среди прочего, вообще-то – изысканность. Афинами можно было бы считать Францию. А США – это скорее поздний Рим — не ранний "героический", который походил всем на Спарту.

Вопрос: А уже разлагающийся?

Сергей Черняховский: Да, уже разлагающийся. Всего много, рабов много, всем богам молиться можно, никаких запретов, ограничений на биологические удовольствия практически нет, потребности и их удовлетворение находится во главе всего, работать уже многие отвыкли. И воюют уже не сами римляне, а наемники.

Вопрос: Не только идеология помогла кубинцам, они до сих пор очень любят Фиделя. Какова роль личности Кастро?

Сергей Черняховский: Роль личности в истории – очевидна. Правда, как писал Энгельс, когда Кромвель был нужен – Кромвель всегда находился. Но, действительно, отметим личные качества Кастро и его убежденность, его безусловный политический талант, искусство даже, его умение действовать в рамках возможного. Конечно, он выдающийся политический деятель. И попробуем вспомнить тех, кто правил бы столько времени, и, в общем-то, с позитивным результатом? За это время сколько президентов сменилось в США? Сколько генсеков в СССР, да вообще — где бы то ни было? В Китае и Корее поменялись по нескольку раз правители – а Кастро жив.

Вопрос: Как Кастро пришел к власти? В книге "Невидимая рука" Эпперсона, например, есть безумное, с одной стороны, предположение, что ведомства Америки и пресса США играли основную роль в том, чтобы привести Кастро к власти. То есть США сами привели к власти Кастро? Зачем им это было нужно?

Сергей Черняховский: Почему безумное? За этой теорией есть некоторая фактическая правда. Дело в том, что США неоднократно проводили ротацию власти на Кубе, то есть – сидел проамериканский диктатор, давал американцам грабить Кубу, потом народ возмущался этим диктатором. США вовремя находили лидера, перехватывали управление протестом, свергали предыдущего диктатора, помогали взойти новому и спутывали его по рукам и ногам. Батисту же тоже они привели к власти, свергнув предыдущего лидера Кубы. Только оказалось, что Кастро – темная лошадка. Помочь они ему смогли – не они сыграли главную роль, но помогли – но, когда он пришел к власти, они увидели, что он ведет независимую политику. Они начали оказывать давление, а оказалось, что он может сопротивляться, в результате они сами загнали его в дружбу с нами. Он и так, в общем-то, был не против.

Кастро не стал прогибаться под США. И народ понял – вот, наконец, пришел тот, кто будет бороться с янки.

Вопрос: Первым делом, когда Кастро пришел к власти, он национализировал все американские компании – в том числе печально известную Юнайтед фрут. Как это вообще возможно? Мы знаем, что не одна трагедия происходила в банановых республиках из-за Юнайтед фрут, что геноцид и революции никогда не останавливали братьев Даллес. Даже за малейшую попытку, грубо говоря, оставить хоть какой-то процент прибыли себе – страны лишались всего – начинались голод, война, террор, высадка американцев, и в итоге — новое правительство.

Сергей Черняховский: А тут простой ответ – по ним нельзя было стрелять мелким калибром, надо стрелять сразу так, чтобы прострелить лобовую кость. То есть, все те, кто раньше пытался с ними бороться, пытались бороться частично, оставляли часть силы, Кастро обрубил все сразу, радикально, и на этом получил поддержку народа, обессилил противника. Опять же – если за тобой народ, хоть это 10 млн всего, но противник чувствует, что вождь с народом – практически ничего нельзя сделать. Конечно, если при этом умную, грамотную политику вести.

Вопрос: Какую цель преследуют США сейчас – им нужно, чтобы Кастро разрешил работу антигосударственных организаций, гласность и все остальное у себя в стране, что мешает Госдепу совершить стандартный переворот на Кубе?

Сергей Черняховский: Есть общая стратегия США — потихоньку отщипывать от России ее союзников. И потом, они отлично понимают, что если в условиях противостояния Россия установит в полной мере свое военное присутствие на Кубе, то это будет трагическое решение для США. Кроме того, безусловно, Кастро за все эти годы стал признанным авторитетом движения "неприсоединения", и противопоставление Кубе приведет к ухудшению отношений США со всеми остальными силами. При том, что Южная Америка явно уходит из-под контроля США, им надо пересматривать форматы, устанавливать новые отношения, потому что в принципе напряжение есть во всех странах мира, и на всех континентах, и гарантированных союзников у Америки становится все меньше. Ей нужно сейчас в отношении Латинской Америки хотя бы не получить прямого консолидированного противника. Сейчас США твердо имеют в "противниках" Кубу, Никарагуа, Венесуэлу, Боливию, Бразилию и Аргентину, то есть шесть наиболее значимых государств Латинской Америки, и, в общем-то, эта ситуация очень тревожная. В те времена, когда Латинскую Америку называли пылающим континентом, такого соотношения не было.

Вопрос: Могут ли США реально снять экономическое эмбарго или это просто слова для привлечения голосов перед выборами?

Сергей Черняховский: Посмотрим, кто его знает. Тут есть много факторов, частично Америке это выгодно, и надо смотреть по ситуации, все это конкретные решения.

Вопрос: Интересно, что прижимая Россию, Обама вдруг признался, что изоляция с Кубой "не сработала"? Политика двойных стандартов?

Сергей Черняховский: С одной стороны, он, конечно, мягко пробует почву, он не решил отступать, но он пробует, как будет выглядеть, если он отступит. Потому что США загнали себя в такую оппозиционную стратегическую ловушку. Санкции против нас провалились, дело даже не в том, что мы оказались более стойкими психологически, а в том, что они оказались экономически менее эффективными, чем они ожидали. Это раз. Дальше стоит вопрос – если их продолжать, то у них все больше противников. Если их отменять, то это получается – поражение? Значит, надо иметь такой запасной ход, при котором, как минимум, можно отменить, не потеряв лицо. Иначе получается, что в своей политике по отношению к России США допускают ту же ошибку, которую допустил Гитлер под Сталинградом. Вот он уперся в Сталинград, и хотел именно его взять – и потерял там 300 тыс. человек. Там была вообще трагедия, потому что 100 тыс. сдались в плен, и просто они были уже в таком состоянии, что потом чуть ли не десятая часть только смогла выжить.

Есть точки самовозрастающей значимости, когда толчком является вроде бы почти малозначимый повод, потом на эту карту ставится больше, больше, больше. И риск проигрыша возрастает, и чтобы не проиграть поставленное – начал с тысячи долларов, а поставил уже полмиллиона — надо поставить еще полмиллиона, как в покере, повышение ставок, а эффекта это не дает, и возрастает риск проигрыша.

Вопрос: То есть нам подождать 60 лет, и они тоже признают, что политика "изоляции" не сработала?

Сергей Черняховский: В принципе, любому разумному человеку ясно, что Америка действует против своих реальных экономических и политических интересов. Но снятые санкции можно через полгода по какому-то другому поводу снова ввести. Мы заинтересованы в том, чтобы создать экономику, которая не будет зависеть от подобных санкций.

Вопрос: Вообще очень не похоже на американцев каяться, или что теперь Обама еще скажет — что операция в Афганистане была ошибкой, а в Ираке, действительно, не нашли биологического оружия?

Сергей Черняховский: Вот вы уже перечислили несколько факторов, в которых они запутываются. Общая проблема: они попытались быть доминантом всего мира, когда ресурсов на это не хватало. И самое разумное, что они вообще могли бы делать, это восстановить двуполярную модель мира, что на самом деле отличало концепции Майкла Макфола и прочих. США не могут держать весь мир. Ты претендуешь держать весь мир, а у тебя здесь не получается, здесь не получается. Надо снизить контроль над некоторыми зонами – кто будет контролировать остальные? Там возникает что-то неуправляемое. Вообще, на самом деле американцы находятся в геополитическом плане в очень сложной, очень трагической ситуации. Все это имеет для них риск страшного национального крушения, это не значит, что оно будет, не надо ждать, что Америка рухнет через полгода, но очень много проблем у этой модели экономической системы.

Вопрос: А с Кубой пошли на сближение, потому что думают — Кастро все же не вечный, и когда он умрет, то на Кубе будет проще простого спровоцировать цветную революцию?

Сергей Черняховский: Ну, этим они занимаются всегда. Это вполне естественная, текущая политика. Это их рутина. В любой стране, если будет возможность, они будут создавать очаг своего влияния, и, возможно, переворотов в пользу своих союзников. Они пытаются отщипнуть союзников у России, и одновременно они пытаются апробировать вариант для "отступления с честью" из этой ситуации. Многовекторная игра.

Вопрос: Как связано это с текущей ситуацией, ведь не на пустом месте появилась эта идея? Если США надо задавить Россию, то у них теперь и Куба, и Иран друзьями станут?

Сергей Черняховский: Ну, как говорили в свое время англичане: "У Британии нет вечных врагов и вечных противников, у нее есть вечные интересы". Но, безусловно, американская высшая элита менее изощрена, чем британская.

Вопрос: Для нас что означает сближение Штатов с Кубой?

Сергей Черняховский: Мы всегда выступали за снятие санкций США в отношении Кубы, мы всегда были против санкционного давления. А в отношении того, кто с кем теперь будет союзничать – и отщипнут ли они от нас Кубу, это вопрос уже нашего политического искусства в политической игре. Другой, конечно, вопрос, что наша дипломатия в других странах явно не на высоте последние 25 лет, и даже не в силу той или не той позиции, а в силу просто невысокого дипломатического искусства. Можно дипломатически договариваться, когда ты несилен, против более сильного, но это не значит, что нужно становиться более сильным. Если ты становишься более сильным – это не значит, что нужно рассчитывать только на свою силу, а не на свое дипломатическое искусство.

Накануне 15.04.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...