Солдат бессмертного полка

Владислав Шурыгин

Как мало в России осталось фронтовиков! А уж тех, на чью долю выпало встретить 22 июня 1941 года с оружием в руках, — вообще единицы! Мальчишки рождения двадцать первого, двадцать второго, двадцать третьего — миллионы их навсегда остались двадцатилетними, закрыв собой Россию в самой страшной за всю историю человечества войне. Великая Война безжалостно выкосила поколения двадцатых. И каждый выживший через всю жизнь пронёс память об этой войне, был обожжен этой войной, как стальной клинок закалён ею.

"Мой первый убитый немец был молодой белокурый парень. Он лежал, а я подошел к нему, смотрю на него, и говорю сам себе: вот он такой же молодой, как я, еще, наверное, не целовал женщин, ничего не видел. А вот убили его, так, наверное, и меня убьют. Тогда как раз первая бомбежка была, мы на машинах ехали, и немцы налетели, начали гонять нас. Вдоль дороги лес был, мы с машин спрыгнули, разбежались. А ты ещё не знаешь, что это такое. И было очень тяжело, очень умирать не хотелось. Такая тоска взяла! Но уже через пару месяцев я привык. Стал относиться к войне философски. Война для того и существует, чтобы убивать врага. И меня, скорее всего, тоже убьют или ранят — какая разница, на то она и война?! Я уже ко всему этому стал относиться спокойно…"

Михаил Георгиевич Титов девятнадцатилетним лейтенантом начал воевать в июле сорок первого в Прибалтике, в двадцать один год он уже командовал полком, защищал Москву, освобождал Тверскую область и Смоленщину. Воевал на Курской дуге. Закончил войну в сорок четвёртом, получив, как один из самых способных офицеров, направление в академию. Его грудь украсили пять (!!!) орденов Красной Звезды.

"Фронтовой путь мой начался в начале июля 41-го года. До этого я был в военном училище в Куйбышеве. Нас досрочно выпустили, и буквально в течение недели мы оказались на фронте. Начал я командиром стрелкового взвода 5-й краснознаменной стрелковой дивизии имени чехословацкого пролетариата. Это дивизия входила в сороковом году в Прибалтику. Когда попал в дивизию, она уже отходила из Прибалтики. Причем были уже значительные потери, особенно в технике. Перед войной дивизия была очень хорошо укомплектована самой современной техникой. Когда она в Прибалтику входила, ее укомплектовали до последней единицы. В ней было много артиллерии — целых два артиллерийских полка, но, к сожалению, уже к июлю почти ничего не осталось. По существу, уже в первых боях дивизия потеряла очень много техники, в том числе и артиллерию. А случилось это потому, что перед войной все были буквально заморочены идеей, что нельзя немцам дать предлога для нападения на страну. Это привело к тому, что дивизия так и не была приведена в боевую готовность и сосредоточена. Она оказалась разорванной: один полк был на границе, артиллерийские полки были на полигоне, проводили там стрельбы, стрелковые полки тоже были кто на учебных полях, кто в гарнизонах. Если бы дивизия хотя бы за сутки была приведена в полную боевую готовность и вышла на определенные по плану позиции, то таких бы потерь, безусловно, не было. Ведь, повторюсь, дивизия была очень хорошо подготовлена. Об этом же свидетельствует и тот факт, что она отступала с боями почти 700 километров, но так и не была разгромлена, уничтожена как боевая единица и потом ещё участвовала в обороне Москвы, в контрнаступлении под Москвой и вообще прошла до конца войны…"

Генерал Титов — удивительный человек! Сделавший блестящую военную карьеру, прошедший путь от лейтенанта сорок первого года до генерал-лейтенанта, заместителя начальника штаба Объединённых вооруженных сил стран Варшавского договора, он всю свою сознательную жизнь отдал службе. Пятьдесят три года в строю! Служба в Генеральном штабе, в самом его сердце — в главном оперативном управлении. Участие в разработке уникальной операции по переброске на Кубу соединения наших войск и баллистических ракет, известной как операция "Анадырь", которая совершила перелом в "холодной войне" и заставила США признать военный паритет с СССР. Потом генерал много лет занимался строительством Объединённых вооружённых сил стран Варшавского договора. И на всех должностях Титов характеризовался как блестящий, отлично образованный офицер, который пользовался огромным уважением подчинённых и начальников. Его ратный труд сохранил мир и покой на нашей земле в трудные годы "холодной войны". 1991 год он встретил уже заслуженным ветераном, авторитетным военачальником. Семьдесят лет за спиной! Казалось бы, можно было почивать на лаврах, как многие его товарищи, кто вполне благодушно встретил и распад Союза, и последующее воцарение в России Бориса Ельцина: мол, наше дело стариковское, сидеть в сторонке. И даже можно было вполне себе благополучно устроиться в "новой России". Режим Ельцина отчаянно хотел своей "легитимизации" в глазах народа и искал готовых поддержать его ветеранов армии и труда. Но не таков был генерал Титов. С начала августовского переворота он встал в первые ряды борцов против либерального режима, узурпировавшего власть в стране и взявшегося за её демонтаж. Для него всегда на первом месте было не личное благо, а судьба страны: и в 1941-м, и в 1991-м. Никогда Титов не гнался за наградами и должностями.

"Награждение — что на войне, что вне войны — дело не простое. Но, как правило, на войне ордена и медали все-таки получали те, кто был их достоин. Ну вот, например. Когда я стал исполняющим обязанности командира полка, я представил к награде некоторых своих офицеров, особенно отличившихся в боях. Отправил представления в дивизию. А мне было в это время приказано полком взять деревню. Уварово — проклятую деревню! Но брать мне её уже нечем было, у меня оставалось в полку всего 200 боевых штыков. Одна атака, другая. Не можем взять. Силы явно не равны. Тут мне командир дивизии звонит: "Никого из твоих я награждать не буду, пока не возьмешь деревню! Как хочешь, но чтобы деревня была завтра взята!" Обидно было, конечно. Собрал вечером офицеров, доложил: так, мол, и так. Посовещались и решили, что утром пойдем все. Потому что ничего уже не надо было: ни наград, ничего! Несправедливость обидела, ведь я же просил не только за живых. Некоторых из списка посмертно представил. Они уже свой долг выполнили. А нам сказано, что пока полк не возьмет деревню — ничего! Вот мы и решили вместе за всех идти. И утром, после артподготовки, мы, как и решили, пошли в атаку. Все пошли, до одного офицера. Ну, кроме тылов там, связистов. Не взяли! Да и не могли взять, потому что, как потом уже узнали, немцы туда перебросили свежий батальон — около пятисот человек. После той атаки из моих двухсот человек остались единицы. Какие офицеры там легли! Убит был командир батальона майор Зайцев. Хороший мужик был. Убит был секретарь парткома полка, убит был еще один офицер-артиллерист. Да всех не перечислишь… И вдруг вечером получаем приказ перейти к обороне. Вот так! Люди погибли, утром погибли, а вечером — "перейти к обороне". Я приказал похоронить их в городе Зубцове, мы его уже взяли, а деревня Уварово уже за ним в нескольких километрах. Сначала похоронили четырёх офицеров по моему приказу прямо в центре городе, памятник поставили. Там теперь мемориал".

…Никто тогда не знал, что после самой страшной войны ХХ века, Великой Отечественной, Михаилу Георгиевичу предстоит выдержать ещё одну войну — войну за свою страну с бесчеловечным режимом, захватившим власть. В 1991 году, сразу после узурпации власти в стране Ельциным, генерал Титов выступил против пришедших к власти воров и предателей. И вот уже двадцать четыре года Михаил Георгиевич Титов не прекращает свою личную войну с разрушителями страны и их холуями.

За эти годы генерал, ветеран войны, фронтовик, окопник на своей спине узнал, что такое дубинки ОМОНа, как пахнут милицейские камеры и как отвратительно предательство вчерашних сослуживцев, уныло продавшихся за сытную пайку. Но за эти же годы он обрёл тысячи единомышленников, друзей, готовых сделать всё для своей страны и, если потребуется, умереть за неё. И правда — побеждает. Медленно, многотрудно, но одолевает либеральный морок. Давно в земле и ненавистный Ельцин, и его подручные Гайдар и Немцов, разбежались по норам чубайсята. Страна стала другой. Ещё не свободной, но уже не той "Рашей", которую так мечтали построить либералы. И в этом — огромная заслуга генерала Титова. Внешне хрупкий, мягкий, удивительно интеллигентный человек, он обладает внутренней прочностью алмаза! Непримиримый к врагам, принципиальный, честный — он из тех, о ком говорят, что его можно убить, но сломить нельзя. И примеров его стойкости не счесть. С весны 1991 года Титов — участник всех митингов и шествий оппозиции. В октябрьские дни 1993 года он все долгие две недели осады провёл в "Белом доме" и штабе министра обороны Владислава Ачалова. Только чудом остался в живых, когда танки с нанятыми за деньги экипажами начали расстрел Верховного Совета. Его избивали и задерживали, ему угрожали, его старались подкупить. Но всё тщетно! И в каждом новом выступлении оппозиции, на каждом новом шествии, демонстрации, съезде генерал Титов в первом ряду! Но не стоит думать, что его оппозиционность — это просто старческое брюзжание. Нет! Когда вопрос встаёт принципиально, Михаил Георгиевич не размышляет. В 2004 году он вышел из КПРФ, заявив: "Разница между мной и Зюгановым в том, что я с июля 1941 года и по сей день бьюсь за советскую власть и коммунистическую партию. А Зюганов с февраля 1993 года борется за личную власть в партии, за соглашательскую политику с режимом. За эти годы КПРФ ничего не сделала для народа. Поэтому я ухожу из нее". И это был поступок! Потому, что Титов был одним из тех, кто создавал современную КПРФ, но когда вопрос встал принципиально, он, не задумываясь, сделал свой выбор!

В девяносто лет он пишет обращение к тогдашнему президенту России Дмитрию Медведеву: "…Более 50 лет я отдал службе в Вооруженных Силах Советского Союза и Организации Варшавского договора, разрабатывая вопросы укрепления и обороны страны. За моими плечами боевой опыт Великой Отечественной войны и послевоенной службы в войсках, Генеральном штабе ВС СССР и штабе Объединенных Вооруженных Сил стран Варшавского договора, а также учеба в трех военных академиях.

Поэтому считаю, что имею моральное право высказать свое мнение по некоторым вопросам военной реформы и руководства Вооруженными Силами.

После Великой Отечественной войны во главе Вооруженных Сил Советского Союза стояли выдающиеся полководцы. Министрами обороны были маршалы Советского Союза Жуков Г.К., Василевский А.М., Малиновский Р.Я., Гречко А.А. и другие руководители, которые непосредственно занимались военными реформами. Назначение же на пост министра обороны России господина А. Сердюкова было воспринято в Вооруженных Силах, особенно опытными офицерами и генералами, да и народом, как оскорбление Вооруженных Сил… В связи с этим позволю себе остановиться на некоторых реформах: предлагается закупать вооружение за рубежом. Это равнозначно тому, что, в случае обострения обстановки, наши Вооруженные Силы останутся без оружия и техники, а оборонная промышленность будет разрушена.

Что касается предложения о радикальном сокращении военных учебных заведений, то это свидетельствует о непонимании руководством Министерства обороны их роли в подготовке кадров не только на мирное, но и на военное время.

Недопустимым является также увольнение из Вооруженных Сил в короткое время значительного количества опытных офицерских кадров, что подорвет боеготовность армии и флота. Накануне Великой Отечественной войны в стране пришлось заново создавать десятки новых военных училищ и расширять военные академии, которые потребовались для развертывания новых соединений и частей.

Более чем преступным является разрушение мобилизационной системы.

Создается впечатление, что перед министром обороны А. Сердюковым поставлена задача доказать, что всё в Вооруженных Силах Советского Союза было плохо и нужно создавать все заново. И к руководству пришли "выдающиеся" военные деятели, в том числе "дамы с собачками"…" Время показало, насколько был прав Михаил Георгиевич в своей оценке деятельности господина Сердюкова.

Как актуально звучат сегодня слова генерала Титова, сказанные им ещё четыре года назад:

"Моему поколению нечего стыдиться за то, что оно сделало. Мы создавали, а не разрушали, как это делается уже более 20 лет. Те, которые разрушили величайшее в истории государство — Советский Союз, сегодня расплодили коррупционеров и преступников разного типа, грабящих народ и страну. Неслучайно президент Д.А. Медведев, выступая в Давосе на экономическом форуме, заявил: "Нет рецептов бороться с этим злом".

Ошибаетесь, господин президент. Есть такой рецепт:

Мое поколение сделало всё, чтобы спасти Великую страну — Советский Союз — от нашествия фашистских орд, разгромить германский фашизм, спасти народ от геноцида, в короткие сроки восстановить экономику страны, сделало все для ее развития, расцвета культуры, науки, сделало все для повышения жизненного уровня народа, создало мощные Вооруженные Силы, обеспечивающие безопасность страны и даже сохранение мира на земле!

Нужно восстановить всё лучшее из того, что было в Советской системе, и ликвидировать тех, кого мы расплодили, и чиновников, которые их поддерживают…"

И в этих словах заключена великая правда!

Сейчас Михаилу Георгиевичу девяносто три года! И в эти святые для каждого россиянина дни — дни семидесятилетия нашей Великой Победы— мы хотим от всей души поздравить прославленного ветерана с этим великим праздником!

Дорогой наш товарищ, надежный и верный друг! Этот день дорог всем, кто давно вас знает и любит. Для нас ваша дружба — честь и гордость, уважаемый Михаил Георгиевич. А еще мы гордимся тем, что орден Красной Звезды на знамени "Завтра" — это Ваша личная боевая награда. Вы подлинный человек Чести, солдат своей страны.

Всем сердцем чествуем Вас, Михаил Георгиевич, по случаю замечательной даты — семидесятилетия Победы! Здоровья Вам, бодрости духа, новых славных дел, долгих и мирных лет жизни!

Завтра 07.05.2015