«БОЛЬШУЮ СЕМЕРКУ» ПОПРОСЯТ ПОДВИНУТЬСЯ

Фурсов Андрей ИльичАндрей Фурсов

Саммит «Большой семерки», завершившийся на днях в Баварии, стал очередным свидетельством углубляющегося раскола, наметившегося между Россией и Западом. Саммит «Большой семерки», завершившийся на днях в Баварии, стал очередным свидетельством углубляющегося раскола, наметившегося между Россией и Западом. Впрочем, пока одни расстраиваются, другие видят в этом окно возможностей.

Как правило, новый мировой порядок возникает после мировых войн, — говорит директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук Андрей Фурсов. — Например, Вестфальская система международных отношений появилась после Тридцатилетней войны. После Наполеоновских войн возникла Венская система. Версальская установилась после Первой мировой второй войны, а Ялтинская — после Второй мировой.

— Возможен ли мирный путь к установлению нового мирового порядка?

— Можно, конечно, порассуждать на эту тему. Но Россия в любом случае должна работать, как минимум, над созданием многополярного мира. Такой мир уже формируется, но его развитие нужно подталкивать. Если Россия хочет это делать, она должна привести свою внутреннюю политику в соответствие с внешней.
Невозможно на международной арене проводить курс, который напоминает поведение великой державы, и в то же время продолжать непопулярные неолиберальные реформы в экономике, здравоохранении, образовании и так далее.

— Почему мы серьезно заговорили о новом миропорядке только сейчас, когда нас к этому фактически вынудили?

Запад почувствовал, что Россия встает с колен, начинает обретать суверенитет. Собственно, украинский кризис — это и есть ответ на подъем России. Организатор и первый директор частной разведывательной компании Stratfor Джордж Фридман еще несколько лет назад заявил, что как только Россия начнет подниматься, ни один американский президент не станет с этим мириться. И в ответ Москва сразу же получит кризис на своих границах — на Украине. Он оказался прав.

Нынешняя ситуация уже не может разрешиться так, как в 2008—2010 годах. Возможно либо продолжение конфронтации, либо капитуляция России. И за этой капитуляцией последует распад страны и установление контроля транснациональных корпораций над ее частями. Если у кого-то в нашем высшем слое есть надежда, что с Западом можно договориться, что все дело только в экономике, и если мы, грубо говоря, «решим вопрос с баблом», все встанет на свои места, они жестоко ошибаются. Это иллюзия.

Запад пришел к выводу, что Россию нужно либо расчленить, то есть завершить то, что не доделала перестройка, либо продолжать оказывать на нее давление и сломить ее.

«СП»: — А почему им нужно сломить именно Россию, а не тот же Китай?

— Единственная страна, которая теоретически может стать основой нового мирового порядка — это вовсе не Китай. При всей своей экономической мощи он не является великой ядерной державой. А Россия до сих пор остается единственной страной, которая может нанести неприемлемый ущерб Соединенным Штатам Америки. И пока эта угроза существует, США и закрытые структуры мирового согласования и управления будут делать все, чтобы лишить Россию возможности проводить независимую политику.

«СП»: — Почему мы не активизировали усилия по созданию нового миропорядка раньше, а говорим об этом только сейчас?

— После распада Советского Союза доминировали идеи, которые часто высказывались, в том числе, во время президентства Дмитрия Медведева, по интеграции России в западную экономическую и политическую модель. Элементами этого процесса было включение России в «Большую восьмерку», вступление в ВТО.

В отношении Китая Запад сначала тоже пытался проводить подобную политику. Но потом американцы разочаровались в этом и признали, что необходим пересмотр взаимоотношений. Впрочем, это не значит, что они оставят свои устремления. Они будут пытаться инкорпорировать в свою политическую систему Россию, Китай, Иран, другие государства.

Поэтому нам нужно создавать противовес. Всем очевидно, что США больше не могут быть мировым полицейским и продолжать осуществлять мировую гегемонию по причинам внутренних разногласий, острых кризисных проблем во внутренней политике и просчетов в дипломатии. У России есть шанс предложить миру нечто новое.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Андрей Фурсов
Фурсов Андрей Ильич (р. 1951) – известный русский историк, обществовед, публицист. В Институте динамического консерватизма руководит Центром методологии и информации. Директор Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета. Академик Международной академии наук (Инсбрук, Австрия). Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...