РОССИЙСКАЯ ВЛАСТЬ: МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ

Максим ШевченкоМаксим Шевченко

К середине 2015 года сложилась такая международная ситуация, вследствие которой Российская Федерация оказалась в относительной изоляции. Усилилось давление на РФ со стороны транснациональных финансовых кругов, связанных с так называемым руководством ЮКОСа, который был отчужден в свое время в пользу российского государства через цепь судов, которые можно ставить под сомнение, но которые так или иначе стали определенной юридической процедурой – ничуть не менее легитимной, чем само накопление руководством ЮКОСа — Михаилом Ходорковским, Леонидом Невзлиным – принадлежащих им активов.

Так или иначе, арест российского имущества по иску руководства ЮКОСа создал определенную историческую ситуацию, в которой у российского политического руководства, Путина и его соратников практически не осталось инструментов для давления на своих западных оппонентов, потому они скрывались за юридической процедурой, за которой всегда скрывается западное общество, западное государство, привлекая для подкрепления политических решений юридические процедуры.

Поэтому российскому государству в этой ситуации оставалось только размахивать кулаками и делать громкие заявления – де-факто никакого симметричного ответа по отношению к Франции или Бельгии у Российской Федерации не было, поскольку ни французского, ни бельгийского имущества на территориях, подконтрольных РФ, в должном количестве не находилось. Но в целом этот кризис нельзя было назвать фатальным – он был одним из проявлений общего системного кризиса РФ с тем, что мы называем консолидированным Западом – союзом национальных бюрократий, стоящих на позиции так называемых демократических государств – и транснациональных корпораций, которые между собой конкурировали за влияние на российскую власть и за доступ к российским энергетическим и иным ресурсам. Вот именно между молотом и наковальней, между транснациональными корпорациями и бюрократией Запада и оказалась российская власть в этой ситуации.

Греция всегда была анфан террибль, такое дурное дитя европейского союза, поскольку Греция — единственная практически страна, которая сильно отличается от Европейского союза, не имеет с ним сухопутных границ — с севера она граничит с Македонией и Албанией – и Греция всегда как-то так особняком находилась. Греки очень болезненно восприняли переход на евро, это привело к значительному обнищанию – это не пустое слово, это именно так и есть. Я много бывал в Греции, дети, много гулял по греческим городам, туристический центр Афин очень сильно отличается от пригородов Афин, если идти пешком в сторону Пирея, например, вы попадаете в по-настоящему бедные районы, где люди мыкаются и зарабатывают денег даже меньше, чем зарабатывают в Российской Федерации, в Москве. Москва кажется многим грекам очень богатым и жирным городом.

Греция – страна, в которой традиционно сильны демократические, сильны левые настроения. Безусловно, победа, которая случилась в конце 2014 – начале 2015 года блока левых партий СИРИЗА – он объединен под таким названием – и то, что они определяют политику греческого государства, привело к ужесточению дискуссий между Грецией и Европейским союзом. Я не думаю, что дело дойдет до выхода Греции из Европейского союза, это фактически будет началом распада ЕС, я не думаю, что руководство ЕС допустит это. Уверен, что они пойдут на уступки очень серьезные Греции, и на финансовые уступки. Но национальное достоинство греков последние годы унижалось чудовищно.

В Европейском союзе, в ведущих его странах – Великобритании, Германии, Франции – принято было между делом говорить, что греки ленивые, греки плохо работают, вот немцы, англичане работают хорошо, а греки работают плохо. Каждый, кто бывал в Греции, конечно, видит абсурдность этого заявления – как на этих каменистых скалах греки выращивают оливковые сады, виноградники, ловят рыбу, строят удивительные курорты, на которых отдыхают немцы и англичане. Но оскорбление греков не проходило незамеченным. Греция слышала, как ее оскорбляли, как греков называли бездельниками, как им отказывали в праве быть равными членами европейского сообщества. И греки – древнейший, культурнейший народ на земле, народ, который фактически является фундаментальным философским камнем европейской цивилизации – затаил обиду. Сейчас эта обида, дети, формализуется в политических решениях, которые принимает греческое правительство. Я надеюсь, оно их доведет до конца, но знаю, что скорее всего они придут к компромиссу, потому что Европа настолько обленилась, что внутренних конфликтов они будут избегать любой ценой.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...