ПОЧЕМУ США МОГУТ СБИВАТЬ ГРАЖДАНСКИЕ САМОЛЕТЫ

Максим ШевченкоМаксим Шевченко

Т. Фельгенгауэр― Главная тема дня – обсуждение возможного международного трибунала по крушению малазийского Боинга. Сегодня Владимир Путин по телефону разговаривал с премьер-министром Нидерландов Марком Рютте и заявил, что считает контрпродуктивной эту инициативу. И преждевременной. Вы согласны с президентом?

М. Шевченко― У меня просто возникает вопрос, почему по поводу малазийского Боинга собирать трибунал, мне очень жалко этих 200 с лишним человек, которые погибли в этом Боинге. А по поводу взрывов, допустим, которые были в Багдаде, когда смертники и психопаты взрывали себя, в ходе одного серии взрывов на площадях Багдада погибло около 300 человек. Никто не собирает никаких международных трибуналов. Когда американцы сбивают самолет иранский, помните, сбили в 80-е годы. Трибуналы не собираются. Когда бомбами промахиваются и попадают по мирным жителям, бомбя Саддама Хусейна, а попадая по Багдаду, или бомбя, условно говоря, позиции ХАМАС или исламского джихада в Газе, а попадая по просто детям и по взрослым, то не собираются трибуналы. Когда убивали…

Т. Фельгенгауэр― Ну может потому, что там понятно кто стрелял.

М. Шевченко― …секундочку, можно договорю. Тут тоже понятно. Когда бомбами убили малышей внуков Муаммара Каддафи, и даже известно, кто убил, французская авиация. Трибуналы не собирались. Хотя трупики этих малышей, внучки его, показали, конечно, не прогрессивному человечеству, в прогрессивном человечестве очень сильно фильтруется информация и они очень четко думают, что показывать, а что не показывать своему стадообразному зрителю. Трибуналы не собирались. Стало быть, цена человеческой жизни для современного мира совершенно разная. Мне очень жалко этих голландцев и малазийцев, которые погибли в этом Боинге. И я совершенно ясно полагаю, что их смерть заслуживает расследования. Но почему не заслуживает расследования тогда смерть, допустим, двух подростков в поселке Ясиноватая. Которых я видел своими глазами, я ходил по обрывкам их тел.

Почему по поводу Боинга трибунал, а по поводу убийства допустим, мирных жителей Донецка трибунала никакого нет. Я звонил позавчера в Донецк своим друзьям, три дня Киевский район находился под жесточайшим обстрелом вооруженных сил Украины артиллерии. Может быть там перестрелки, может быть, там в ту сторону Песок тоже что-то летит. Но факт остается фактом. Гибли весь этот год мирные жители. От артиллерийских обстрелов их погибло гораздо больше, чем погибло людей в этом Боинге. И погибли они от снарядов, мин и систем залпового огня тех подразделений, командующими которых является президент Порошенко.

Т. Фельгенгауэр― Так может быть еще выяснять, при каких обстоятельствах российские военнослужащие там оказывались.

М. Шевченко― И это выяснять тоже. Я вам говорю сейчас не об этом. Это мой первый пункт. Почему по поводу одних событий мы создаем международный трибунал, а другие человеческие жизни как муравьи. Гибнете, и никто вас не считает за людей. Только мелкие строчки петитом внизу «Daily Mail» или еще чего-то такого. Российские газеты вообще это даже не замечают. Российские СМИ. Смерть людей в так называемых странах третьего мира. Я лично возражаю против таких выставлений рейтингов, что одни у нас люди, а вторые какие-то недочеловеки.

Это первый пункт, второй пункт – я за расследование. Безусловно. За открытое расследование. Но я не считаю, что правильно вычленять сбитие Боинга из общего контекста гражданской войны в Украине. Я считаю, что сбитие Боинга является всего лишь одним из эпизодов бесконечной череды преступлений против человечности и против гуманности, которые совершались в течение этого года на наших глазах на юго-востоке Украины.

Совершались, прежде всего, киевским правительством, которое бросило войска для решения политических вопросов против взбунтовавшегося Донбасса. Вместо того чтобы вести переговоры с Донбассом, изолировав, например, группу Стрелкова в Славянске, как это можно было бы сделать, она не такая уж большая была эта группа. Сначала насчитывала 60 с небольшим человек, потом, когда они подтянули тяжелую артиллерию и стали обстреливать Славянск, уничтожая мирных жителей, между прочим, у Стрелкова не было тяжелой артиллерии. Ее первой применили вооруженные силы Украины.

Они захватили. Они захватили минометную установку Нона у вооруженных сил Украины и повернули ее в сторону тех, у кого они ее захватили в ходе боевых действий. Так вот, вместо этого правительство Украины сосредоточило порядка 40 тысяч вооруженных сил и стало наступать в начале июля по двум направлениям. На Донецк и на Северский Донецк, на Луганск, отрезая от границы, попав в котлы и потерпев тяжелое военное поражение. Поэтому я считаю эпизод с Боингом, вычленение его из общего контекста страшной гражданской войны является просто мошенничеством.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...