Французы обязаны нам статусом великой державы

Наталия НарочницкаяНаталья Нарочницкая

Выдержки из передачи «Команда Ч». Радиостанция «Русская служба новостей»

В. ЧУРОВ: Добрый вечер, уважаемые радиослушатели. Сегодня в «Команде Ч», кроме нашего любимого ведущего Камиля Фаритовича Фаткуллина присутствуют: писатель, публицист, политолог, в прошлом депутат Государственной Думы Борис Васильевич Портнов, прежде – полковник, атташе по сухопутным войскам в посольстве Российской Федерации во Франции и Наталья Алексеевна Нарочницкая, профессор, руководитель Европейского института демократии и сотрудничества.

Прежде всего, я хочу поздравить всех наших избирателей, слушателей-мусульман с праздником Ураза-байрам, а всех наших слушателей и избирателей – православных с приближающимся великим праздником — Днём святого равноапостольного великого князя Владимира. В этом году мы отмечаем тысячелетие его перехода в иной мир и отмечаем его великие заслуги перед нашей страной.

………………………………………………………………………………………

В. ЧУРОВ: Но наша сегодняшняя тема начинается с первой строки французского гимна «Марсельеза» — «Вперёд, сыны Отечества!». Как это звучит по-французски, Наталья Алексеевна?

Н. НАРОЧНИЦКАЯ: Allons enfants de la Patrie!

К. ФАТКУЛЛИН: Это затравка на основную тему.

В. ЧУРОВ: Но это не будет связано с прошедшим вчера национальным праздником Франции Днём взятия Бастилии. Тема будет связана с подвигами, вкладом Франции в победу во Второй Мировой войне, в которой приняли участие наши с вами соотечественники. Многие из них после победы в 1945 году за свои подвиги на территории Франции получили советское гражданство.

……………………………………………………………………………………

В. ЧУРОВ: Я хотел бы обратить Ваше внимание вот на что. Буквально меньше, чем за две недели до национального праздника Франции в одной из наших многотиражных газет (не будем называть её) появилась совершенно безобидная статья, посвящённая старому доброму фильму, — комедии с известными актёрами «Большая прогулка». Многие из моего поколения помнят, там из сбитого немцами над Парижем английского бомбардировщика спускаются на парашютах лётчики, а потом совершают достаточно длинное путешествие к побережью, чтобы вернуться. В этой статье интересные выражения по отношению к участию Франции во Второй Мировой войне. Например: «А французы ставят памятник себе в виде «Большой прогулки», фильма, державшего пальму самого популярного фильма Франции в течение 42 лет» … и мы, мол, войну не на огороде проковырялись, хотя именно, что на огороде». Далее в статье: «Сопротивление выдумано поколением 1968, устыдившимся коллаборационизма отцов». «Спасение сбитых англичан, кажется, было единственным вкладом Франции в труды антигитлеровской коалиции». Хорошо, что автор употребил слово «кажется», заранее признавшись в своей некомпетентности. Я воспринял эти слова как личное оскорбление. Вот уникальная фотография из моего семейного архива. Вот эта группа французского сопротивления, русская группа, я бы даже сказал, прокоммунистическая. На обороте надпись: 13 августа 1944 года. Знающие люди понимают, что это начало Парижского восстания, которое освободило дорогу регулярным частям дивизии генерала де Отклока, больше известного нам под псевдонимом Леклерк. И здесь изображены известные люди, — я два имени уже знаю. Этот маленький с лысым черепом – мой двоюродный дед, брат моей бабушки, белый эмигрант, младший унтер-офицер Александрийского полка белой армии Галлиполи: Сербия-Франция, и он участвовал во французском сопротивлении, после чего вступил в Союз Советских патриотов, получил советский паспорт, он остался жить и работать после войны во Франции. И русские эмигранты, русские военнопленные, и даже власовцы, вместе, плечом к плечу сражались против немцев.

К. ФАТКУЛЛИН: Как Вы сложно от газеты, через фотографию ведёте к нашей главной теме сегодня.

В. ЧУРОВ: Мы ведём к тому, что только внутри Франции в сопротивлении участвовало более 40 тысяч человек 17 национальностей: и армяне, и грузины, и азербайджанцы, и евреи, и татары, и русские, среди которых — представители аристократических родов, как Евгения Волконская, и простые совсем, как мой двоюродный дед, ростовский гимназист, младший унтер-офицер, воевали на нашей стороне, на стороне союзников. И более 3 тысяч из них были нашими соотечественниками, людьми из России, из Советского Союза. И были героические моменты, такие как освобождение Леона, освобождение Парижа до прихода союзных войск. Были трагические эпизоды: на горе Мон-Муш, на юге Франции, когда преждевременно был дан сигнал на выступление партизан, они должны были помочь в высадке союзников на юге Франции. А они выступили раньше. И немцы с участием коллаборационистов из разных стран зверски расправились с сопротивлявшимися на горе Мон-Муш, уничтожив, в том числе, и не комбатантов: медсестёр, врачей, жителей окрестных деревень. Это было проявление самое вопиющей жестокости. Поэтому я это воспринимаю лично, так как у моего двоюродного деда, у брата бабушки, из известных мне наград было две: серебряная Медаль Труда за безупречную работу в одной и той же компании много лет, и коммунистическая награда участникам сопротивления. В нём было очень много коммунистов, им выдавали после войны простую алюминиевую медаль Мориса Тереза. Наталья Алексеевна, переведите, пожалуйста, надпись на обороте с французского.

Н. НАРОЧНИЦКАЯ: «Союз нации за Францию сильную, независимую и демократическую».

……………………………………………………………………………………

В. ЧУРОВ: Получается так, что после 1945 года участники сопротивления, участники боевых действий на всех фронтах Второй Мировой войны, постоянно жившие во Франции, получили либо советский паспорт – те, кто этого хотел, кто вступил в Союз Советских патриотов, либо получали французское гражданство за заслуги в боях перед Францией.

Н. НАРОЧНИЦКАЯ: Я вряд ли скажу точно, что все автоматически получали советский паспорт, но есть такие примеры.

Отталкиваясь от начала нашей передачи, Вашего пересказа такой глумливой статьи о роли Франции в войне, могу сказать, что наши соотечественники сейчас обижены позицией официальных властей Франции, когда явно у руководства этой страны такое отношение, что надо бы вообще все это забыть. Им несвойственен мотив величия нации, в отличие от де голлевских настроений. Руководство Франции не приехало в этом году на празднование победы в Москву. Есть основания говорить, что существует такая закономерность: чем больше принижается роль борцов сопротивления и чем более осуществляется капитулянтская политика официальных властей Франции, тем выше подвиг тех, кто не побоялся пойти против этого течения. Таких людей там было очень немало, есть имена известные по замечательному фильму «Нормандия-Неман». Это фильм нашего детства, слезы появляются на глазах, когда его смотришь. Во время его демонстрации весь зал рыдал.

В. ЧУРОВ: Да, фильм 1960 года, тогда просмотрели все. Фильм сугубо документальный – там только изменены фамилии, но все эпизоды, в том числе очень важный эпизод, который я только сейчас понял. Когда смотрел в 1960 году, я этого не знал и не понял. Почему к приехавшему со второй волной лётчику было настороженное отношение? Его подлинная фамилия Луи Дельфино, он после войны стал главнокомандующим ВВС Франции. Но дело в том, что благодаря судьбе Франции, которая капитулировала в июне, образовалась зона Виши — оккупированная зона, ещё было масса мелких подзон. И этот летчик, умудрился до июня 1940 года сбить шесть немецких самолётов, с июня 1940 года на службе в Виши при отражении атак англо-американцев на Африку – сбить несколько американских и английских самолётов. И с таким вот послужным списком, с присвоенным Виши званием майора, прибыл в Советский Союз, влился в ряды эскадрильи «Нормандии-Неман» и сбил ещё десяток немецких самолётов!

Н. НАРОЧНИЦКАЯ: Я хотела сказать, что история «Нормандии-Неман», так или иначе, известна нашим людям. Я успела побывать перед закрытием музея «Нормандия-Неман» в городке Лез-Анделиз под Парижем, чудесный музей. Как нас встретили хранители!

В. ЧУРОВ: Почему его закрыли?

Н. НАРОЧНИЦКАЯ: Считают, что он исчерпал себя, в него мало ходят. Но было решение уважительное: экспозицию полностью перенесли в Le Bourget. Туда уже ездили и представители наших ветеранов…

Но не только «Нормандия-Неман». В Бретани какое было сопротивление! Бретонцы ненавидели нацистов. Бретонцы – это такая исторически сложившаяся субнация, там кельтские корни, они ненавидели французскую революцию, именно там была Вандея, когда крестьяне поголовно не признали низвержение короля и там якобинцы устроили резню, перед которой меркнут все преступления XX века. Нынешний глава Госсовета Вандеи Филипп де Вилье, — виконт, отец семи детей, консерватор, приезжал на похороны Солженицына. Он обожает Россию и на одном ужине сказал: «Пусть ваше руководство продолжает воплощать свои решения и не слушает этих европейцев, которые готовы за сантим родину продать». В годы Второй мировой войны бретонцы устроили мощное сопротивление: срывали фашистские заготовки, их арестовывали, они прятали у себя героев сопротивления, им за это полагался расстрел. Там были сформированы отряды, можно даже назвать имена — Гюс Ле Гийю. В целом эти отряды сопротивления насчитывают много десятков тысяч человек. И это надо уважать. Есть консерваторы во Франции, например, партия, не очень известная у нас, но к России прекрасно относящаяся, респектабельная, голлистская партия "Debout la France" ("Вставай, Франция!"). Ее руководитель — Николя Дюпон-Эньян приезжал сюда, выступал в Думе. Как он говорил о войне, как надо чтить победу; как члены его партии, депутаты, говорили о победе!

Я сама шла по Красной площади в этом году с фотографией своей мамы-партизанки в «Бессмертном полку» — она тоже герой сопротивления. Рядом шёл мой друг-англичанин с портретом своего дяди, который погиб в Северном конвое, и вечером мы ужинали всей такой большой межнациональной семьёй. Я принесла и показывала им фотографии. Они говорили о том, что они видели в день проведения акции «Бессмертный полк». Это навсегда убедило их в абсолютной непобедимости России. И именно, не парад военной техники, а единение людей, многомиллионный глас молодёжи, которая в обычной жизни разделена тысячами финансовых, образовательных, социальных преград. Объединение — великая вещь! И, конечно же, де Голль! Мы, безусловно, чтим де Голля больше, чем официальная Франция, хотя исторически Франция именно де Голлю и Советскому Союзу обязана и местом в Совете безопасности, и причислением к четырём державам-победительницам с зоной оккупации.

В. ЧУРОВ: Подписала в качестве свидетеля акт о капитуляции.

Н. НАРОЧНИЦКАЯ: Они чтят Сталинград, не надо демонизировать французов. Официальная концепция современной Франции, конечно, нас не устраивает, она постмодернистская, но сам народ, он чтит великую роль нашей страны. Они лояльнее к России: все, что касается нашей победы и великой роли нашего народа любой француз нас понимает и поддерживает.

В. ЧУРОВ: Мы всё-таки говорим о подвиге французов в годы Второй Мировой войны. Я хотел бы подчеркнуть, что французам сложнее было воевать, чем другим. Мы уже говорили о Луи Дельфино, который сражался на три стороны. Но Гитлер издал приказ о том, что французов, взятых в плен, расстреливать, чтобы не считать их военнопленными. Другое дело, что, по слухам, Роммель в Африке отказался исполнять этот приказ и брал их в плен. Судя по всему, это так. Я знаю людей, которые вернулись из немецкого плена Северной Африки. Но в Советском Союзе сбитых лётчиков «Нормандии-Неман» немцы расстреливали. Они считались партизанами. Гитлер издал соответствующий приказ.

……………………………………………………………………………………

В. ЧУРОВ: Французы обязаны нам послевоенным существованием в статусе великой державы. Мы пригласили сегодня представителя посольства защитить честь Франции вместе с нами, честь наших предков, воевавших за свободу Франции, за свободу цивилизованного мира. Как Вы видите, сегодня в аудитории три франкоязычных человека, но все они — россияне.

Н. НАРОЧНИЦКАЯ: Работая во Франции в институте Демократии и сотрудничества – это настоящее европейское НПО, – я стараюсь, чтобы меня не обвинили, что я вмешиваюсь в политическую жизнь. Сколько я получала предложений посетить предвыборные собрания, мне, как политологу, очень интересно, но не дай Бог меня, кто-то снимет на камеру и потом скажет, что я хочу влиять на политическую ситуацию. Я знаю некоторые тексты выступлений кандидатов от партии Николя Дюпон-Эньяна. Это просто призыв повернуться лицом к России, что Россия великая страна, великая держава, что она многое сделала, чтобы нас спасти, что мы все ей обязаны! Такие настроения гораздо шире, чем можно подумать, читая газету Le Monde. Как в своё время Молотов сказал Бернсу в переговорах, я читала в архивах. Бернс сказал: «Вот у Вас в газетах напечатано то и то». Молотов ответил: «Не читайте советских газет, это сугубо внутреннее дело».

В. ЧУРОВ: Вы имеете в виду, что нельзя читать французские газеты?

Н. НАРОЧНИЦКАЯ: Они настолько не отражают всю полноту и разнообразие общественного мнения, что опираться на них как на источник совершенно нельзя.

В. ЧУРОВ: Мы знаем, что несколько французских генералов были награждены советскими полководческими орденами, Орденом Суворова I степени – это упомянутый мной генерал Коениг, это также генерал де Латр де Тассиньи, поставивший свою подпись под актом о капитуляции в качестве свидетеля. В свою очередь, многие наши военачальники, маршалы получили различные степени Ордена Почётного легиона. Я хочу показать подлинный орден Второй Мировой войны, Орден Почётного легиона – это офицерский крест, это II степень, в золоте. Эти ордена с гордостью носили многие наши генералы и офицеры, в том числе летавшие в 18 авиационном полку вместе с «Нормандией-Неман» в одной дивизии, и гордились этими наградами. Почему генерал де Голль не получил советского ордена?

Н. НАРОЧНИЦКАЯ: Не успел, по-видимому, а потом из-за позиции де Голля по Алжиру с ним испортились отношения. И я даже помню, — откройте Большую Советскую энциклопедию на статье о де Голле, том 1958 года издания, «Голль, Шарль де» – реакционный политический деятель Франции, монархист и клерикал. Мы хохотали. Я это читала, когда уже была студенткой МГИМО. В 1960 годы, когда он приехал, его с помпой встречали, он обратился к встречающим на русском: «Я приветствую тебя, великая Россия!».

В. ЧУРОВ: Мы завершим на оптимистической ноте: всё равно французы будут нашими союзниками.

К. ФАТКУЛЛИН: Аминь.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Наталия Нарочницкая
Нарочницкая Наталия Алексеевна (р. 1948) – известный российский историк, дипломат, общественный и политический деятель. Доктор исторических наук. Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН. Директор Фонда исторической перспективы. Президент Европейского института демократии и сотрудничества. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...