В ДАГЕСТАНЕ НАЧАЛАСЬ НОВАЯ ЧИСТКА

Максим ШевченкоМаксим Шевченко

Власти Дагестана подтвердили задержание накануне в Махачкале и Буйнакске во время оперативных мероприятий некоторых госслужащих. Об этом рассказали в Управлении пресс-службы и информации администрации главы и правительства республики.

По словам члена Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям, журналиста Максима Шевченко, в данном случае имеет место "целенаправленная кампания, которую ведут федеральные силовые структуры, по, скажем так, расчистке Дагестана от элиты, которая долгие годы управляла Дагестаном". "Я бы не стал знак равенства между Муртазалиевым и Даниялом Шихсаидовым, между Виноградовым даже. Они разные люди, но в целом каждого объединяет то, что все они, конечно, являются частью всей этой криминально-политической системы, которая сложилась в Дагестане за прошедшие пару десятилетий. Могу сказать, что нет ни одного человека, который был бы во власти, который был бы незапятнан хоть чем-то", — считает он.

"Поэтому вопрос не в том, чтобы найти тех, кто не виновен, потому что в какой-то мере всякий, кто делал карьеру в дагестанской власти, уже участвовал в каких-то делах. А в том, на кого можно положиться в деле создания на территории Дагестана нормального, современного, открытого, экономического, демократического общества", — добавил Шевченко.

При это он особо отметил, что – как ни парадоксально – в более выигрышной ситуации оказались, несмотря на большую тяжесть инкриминируемых им преступлений Андрей Виноградов и Сагид Муртазалиев. "Им там какой-то терроризм приписывают, как я понимаю. А Шихсаидов – там все-таки коррупция. Терроризм – это такая статья, что ее как вменили, так и сняли, ее как доказать нельзя, так и опровергнуть тяжело. А коррупция – это по бумажкам, это по цифрам. Если квитанция есть, то, значит, есть. Если квитанции нет, то квитанции нет. В коррупции можно обвинить любого российского чиновника, любого уровня абсолютно. Где-то как-то что-то было не учтено, где-то какие-то цифры не сошлись, где-то что-то построили не те дома или не те земельные участки перевели в другой вид собственности", — пояснил эксперт.

"А терроризм звучит страшно, но на самом деле эта статья виртуальная. Она будет строиться вся только на признательных показаниях какого-нибудь бедолаги. Есть признательные показания, есть терроризм. Нет показаний, значит, и терроризма никакого нет. Вот и все. Поэтому, я считаю, что обвинение в терроризме чисто виртуальное. Оно может быть снято очень легко. А вот коррупция или какое-нибудь небюджетное расходование средств – тут, знаете ли, волокита уже такая бюрократическая, что так просто от этого не отделаешься", — заключил Максим Шевченко.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко
Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...