О ПРОБЛЕМАХ ОТНОШЕНИЙ КИТАЯ И США

Михаил ХазинМихаил Хазин

Современная ситуация представляется крайне нервной, обвалы рынков там, парад девальваций, то, сё … По этой причине хочется более или менее внятно объяснить, каков же механизм событий и что тут можно ожидать и сделать. И ключевой вопрос, который определяет ситуацию сегодня, это экономические отношения США и Китая.

Начались эти отношения в середине 70-х годов, когда для Китая (последний раз в истории) открыли рынки США. Однако самое интересное случилось в начале 80-х. Дело в том, что к середине 70-х стало окончательно понятно, что США проигрывают «соревнование двух систем» СССР. И им нужно что-то делать … Решение было найдено в том, чтобы запустить новую технологическую волну, которая позже получила название «информационная революция».

Беда в том, что для этого было необходимо не только найти деньги на запуск этого процесса (в этом проблем не было), но и в том, чтобы обеспечить спрос на новые «гаджеты» (хотя такого слова тогда еще не было). А у людей денег не было, депрессия 70-х, отягощенная инфляцией («стагфляция») не давала для этого возможности, И тогда были приняты два решения …

Первое — началось кредитование частного спроса, под новую модель возврата кредита, переход к схеме рефинансирования. Но и это бы не сработало, поскольку не было особых денег на обслуживание долга, люди, скорее, купили бы себе новые джинсы, чем не очень популярные гаджеты. И тогда США начали перенос производства ширпотреба в Китай …

Условно эта схема выглядела так. В 70-е граждане США покупали американские джинсы за 100 долларов (цифры условные, просто для иллюстрации), себестоимость которых была 90 (торговая наценка в условиях кризиса была низкая). После переноса производства в Китай они стали стоить в США 20 долларов, при себестоимости 4 доллара. 16 долларов чистой прибыль делились между производителем и посредниками из США в пропорции 1:3, то есть для китайского производителя обеспечивалась 100%-я прибыль, а посредник получал остальное. Кстати, вклад в ВВП США в этом случае оказывался больше, чем при производстве в США, перенос производства в Китай увеличивал ВВП США.

Но у потребителя в США оставались 80 долларов, которые можно было использовать для обслуживания кредита, на который был куплен тот самый гаджет … Схема получилась вполне законченная, нужно только добавить агрессивную рекламу и пропаганду — которая, впрочем, на фоне резкого снижения стоимости ширпотреба, оказалась куда более эффективнее, чем ранее. И схема эта оказалась успешной.

Эта схема действует до сих пор — уже после гибели СССР и разрушения ее экономического кластера. Но беда в том, что механизм стимулирования спроса и накопленные долги делают невозможным ее дальнейшее продолжение. И что делать дальше? Возвращать производство в США невозможно, поскольку оно дороже, чем в Китае и если это сделать, то вся инновационная промышленность довольно быстро рухнет.

При этом если даже ничего не делать, то проблемы все равно возникнут. Поскольку стимулировать спрос становится все труднее, потребители начинают делать ставку на самые дешевые товары — которые не американского производства. Кроме того, влияние Китая стало в мире настолько сильным, что США начали активно на него давить — а в такой ситуации зависимость от китайского импорта становится проблемой.

Для того, чтобы разорвать «пуповину», связывающую экономики США и Китая (а у последнего тоже проблемы, поскольку денег на то, чтобы стимулировать внутренний рынок для покупки товаров, которые сегодня идут на экспорт, тоже нет) нужны новые рынки. И США, и Китаю. При том, что рынок, по большому счету, только один — это Евросоюз. И каждый из главных мировых игроков разработал свой собственный план по захвату этого рынка.

Китай — новый «Великий шелковый путь», США — зону свободной торговли с ЕС, которая снимет все нетарифные барьеры на пути американских товаров на рынки ЕС. Разумеется, каждый из партнеров-соперников пытается разрушить планы конкурента — отсюда и Сноуден, и гражданская война на Украине. Но в последнее время заметились некоторые изменения в политике США.

Если еще пару лет назад США хотели решить все задачи одновременно, то сегодня ситуация изменилась. Все оставшиеся силы брошены на главную задачу — любой ценой заключить договор о зоне свободной торговли. Поскольку власти США поняли, что если она решена не будет, то поражение неизбежно. А в этом случае США всегда готовы пожертвовать чем угодно, лишь бы решить главную задачу. Кстати, в том числе и Украиной.

Отметим, что вопрос о том, будет ли она решена в случае создания этой зоны — на самом деле открыт. Точнее, в рамках экономического понимания ситуации эта задача решается, а наш подход показывает (я уже как-то об этом писал), что и в этом случае не получается.

Для примера — почему идет такая атака на Россию и некоторые другие страны? А дело в том, что Россия, Турция и Китай поставляют в ЕС товаров каждый год примерно на 1 триллион долларов! И эти доллары должны идти в США! Поскольку американские товары дороже, нужно убедить жителей ЕС, что их «принципы» и «ценности» не дают возможности покупать дешевые товары у «изгоев». И соответствующая работа идет, причем очень активно. Ничего личного, только бизнес!

Есть только одна проблема! Обвал американских рынков не должен произойти до заключения соглашения о зоне свободной торговли! Иначе оно может и не состояться! Но, похоже, что ресурсов на то, чтобы «держать» ситуацию уже особо не хватает. Да и Китай, скорее всего, описанную выше коллизию понимает — и в этой ситуации может и ускорить падение рынков. Стратегия тут важнее тактики.

А вот после такого обвала считать ситуацию становится крайне сложно, поскольку все спокойные сценарии рушатся. И что делать? Здесь начинается работа кризисных менеджеров, которым еще нужно выстроить новые рычаги управления. И как будет выглядеть картина мира — большой вопрос. А потому — нынешняя осень будет очень интересной!

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Хазин
Михаил Леонидович Хазин (род. 1962) — российский экономист, публицист, теле- и радиоведущий. Президент компании экспертного консультирования «Неокон». В 1997-98 гг. замначальника экономического управления Президента РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...