ЧТО ВЛАДИМИР ПУТИН МОЖЕТ СКАЗАТЬ НА ГЕНАССАМБЛЕЕ ООН?

Сергей ЧерняховскийСергей Черняховский

Накануне 70-й юбилейной сессии генассамблеи ООН руководителей миссий России не пустили, из-за санкций, к участию в сессиях международных организаций. Сергея Нарышкина — на сессию парламентской ассамблеи ОБСЕ в Финляндии, Валентину Матвиенко – к заседанию межпарламентского союза в США. Теперь ждём, чего ещё наши "партнеры" выкинут уже с делегацией России в ООН. А возглавлять её будет Владимир Путин.

Отказ в сугубо профессиональных командировках Нарышкина и Матвиенко был, в общем-то, экстраординарным. Но какая всё-таки разница между ними и Владимиром Путиным? Они есть в санкционных списках, а он — нет, но не потому, что его там больше любят, а потому, что там отдают себе отчёт в том, что внесение в санкционный список президента такой страны, как Россия, с такой значимостью и влиянием, — это уже однозначное оскорбление для всей страны. И это та точка, после которой отношения было бы очень сложно восстанавливать. Поэтому я не думаю, что будут подобные действия предприняты в отношении президента России.

В отношении членов команды – посмотрим, но, как правило, санкции распространяются на такие персонифицированные политические фигуры. Вряд ли они будут распространяться на тех, кто осуществляет обеспечивающую, в том числе аналитическую и техническую, работу. Но если это будет, то будет и действительно серьёзный скандал. Я думаю, что на Западе его не хотели бы, потому что они заинтересованы удерживать примерно следующий формат отношений: мы вас не то чтобы не любим, но если вы будете хорошо себя вести, то мы все эти наказания отменим — можно будет выйти из угла, куда мы вас хотим поставить.

На Западе пытаются имитировать "открытую дверь" для налаживания отношений. Если они предпримут такие запретительные действия, то, естественно, даже имитировать её открытость будет достаточно сложно, и с ними никто уже не захочет разговаривать. Вместе с тем, неадекватность лидеров западной коалиции, конечно, уже близка к параноидальному характеру, и они живут в каком-то своём мире, явно не очень понимая, что происходит вокруг них.

Если предположить, что встреча с Обамой будет, я думаю, вопрос визы Матвиенко будет обозначен. Возможно, на генассамблее в той или иной форме, говоря о тех крайностях, до которых доходит нынешняя политика коалиции, президент обозначит этот вопрос. Но я не думаю, что это будет стоять в центре внимания. Никакие санкционные действия Запада в центре переговоров стоять также не будут, будут стоять принципиальные форматы. А санкции – ну, пусть дурость каждого видна будет.

Вообще, сейчас в ООН примерно для трети стран это заседание генассамблеи воспринимается как что-то вечное, потому, что большая часть этих стран вообще не существовала, когда было первое заседание. Когда создавали Лигу Наций после Первой мировой войны — то подразумевалось, что в неё входят все. А когда создавали ООН, то это была организация победителей. Японию, Германию и Италию уже много позже туда приняли. Вообще, когда США было 70 лет примерно — у них началась гражданская война. И есть точка зрения, что 70-летний срок — это срок первого кризиса целостности системы. ООН — тоже такая политическая система. Так что, по сути, она тоже должна испытывать проблемы кризиса.

Мы же видим, в каком состоянии находится ООН — давайте не будем забывать, что эта организация была сконструирована как велосипед тандемного типа. По замыслу, ООН должна была функционировать в режиме совместных решений США и Советского Союза. Сейчас в ООН о чём-то можно всё-таки иногда договариваться и можно обменяться официальными мнениями. Хуже, если бы этого не было.

Что Владимир Путин может сказать на генассамблее? Я думаю, что он скажет то, что говорил достаточно прямо: что однополярный мир неразумен, неэффективен, ведёт к кризисам; что Россия своим суверенитетом поступаться не будет, и если с ней не хотят договариваться на равных, она будет идти своим курсом. Понимаете, здесь дело не в том, что Путин говорит между строк — очень многие вещи он сказал и написал десятки лет назад. Потому что, если мы посмотрим в его статье 1999 г. "Россия на рубеже тысячелетий" — там почти всё сказано. А потом, когда бы, что бы он ни делал, начинали удивляться – надо же, никто не ожидал. А это абсолютно вписывалось в те форматы, которые он там оговаривал.

Нужно еще понимать такую вещь: Путин, совершая какие-то действия, очень чётко представляет и запасной вариант. Что будет сказано между строк? Это достаточно высокое искусство политической игры.

Поэтому, по большому счёту, я могу сказать, чего сказано не будет, но что объективно будет всё больше и больше повисать в воздухе. Если в экономике, в частности рыночной экономике, существует правило ограничения сверхмонополистов, причём в самых разных странах, даже иногда называющих себя либеральными, то и в мире должны существовать такие правила. И здесь возникает несколько вопросов. Первое — поведение блока НАТО, тем более в отсутствие альтернативного блока, действительно представляет угрозу международной безопасности — не России, а международной безопасности. Это значит, что на международном уровне должен быть поставлен вопрос о роспуске блока.

Мощь США, военная в частности, оборачивается не защитой стабильности в мире, а достаточно неприятными для мира процессами с долговременными последствиями. Здесь стоит вопрос о неких международных ограничениях для США. Кто насколько готов сказать об этом прямо из официальных лиц, я не знаю, но реалии второго десятилетия 21 века ставят вопрос о том, что нельзя позволять некой системе быть такой, что добравшийся к её рычагам тот или иной маньяк уничтожит половину человечества. Такое своего рода антимонопольное законодательство на международном уровне.

Важный момент — 70-летие окончания Второй мировой войны и приближающееся 70-летие начала холодной войны, речь Черчилля в Фултоне. Роль России в победе во Второй мировой будет обозначена и будет, очевидно, выведена тема о том, что уроки послевоенного раскола победителей доказали, что гарантии спокойствия в мире можно обеспечить только вместе. И скорее всего, будет сигнал о том, что это лишнее подтверждение невозможности решать мировые проблемы без участия России.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...