Благоговение перед жизнью

Александр Проханов

Сегодня в России трудно, худо: идёт кризис, закрываются предприятия, летят вверх цены на еду. Народ, пережив воодушевление и встретив восход Крыма, начинает страдать, ропщет.

Но все эти трудности преодолимы. Народ и не такое одолевал. Он одолел блокаду Ленинграда, одолел войну, когда людям выдавали по пригоршне сырого зерна. Он одолевает многие несчастья при одном условии: когда в нём, в народе, господствует справедливость. Когда на бой с фашистскими бомбардировщиками вылетали лётчики: крестьянские сыны и сын Иосифа Виссарионовича Сталина.

В блокаду хлеб, нарезая его крохотными ломтями, раздавали тем, кто идёт в смертный бой. А те, кто оставались в тылу, понимая, что умирают с голода, не роптали.

Справедливость — это великая ценность, великое качество, которое заложено Господом Богом при сотворении этого мира. Там, где справедливость нарушается, там кипят бунты, войны, восстания, сыплются бомбы.

В русском народе извечно жила мечта о справедливости, мечта о гармонии, о симфонии богатых и бедных, стариков и детей, мусульман и православных, жителей первопрестольной и глухих деревенек севера.

Мы, Изборский клуб, российские интеллектуалы, решили исследовать проблему справедливости. Но не среди московских "круглых столов", удобных офисов и пресс-конференций, а, отправившись в русскую провинцию, туда, где народ решает свои насущные проблемы. И исследовать категорию справедливости во всех её возможных измерениях.

Конечно, интереснее всего нам была проблема социальной справедливости. Как власть соотносится с народом? Что она делает для народа? Какие у власти упущения? Что народ принимает в лидерах, а что отвергает?

Мы отправились в Калужскую область и встретились с губернатором Анатолием Дмитриевичем Артамоновым, который обстоятельно рассказывал о том, как он ставит в своей губернии заводы. Как сюда, на недавние пустоши, приходят удивительные западные и восточные хай-теки. Как здесь начинают выпускать ультрасовременные автомобили, невиданные в России медикаменты. Как здесь создаются производства XXI века, как эти производства, словно саженцы, вживляют в землю — и они множатся, разрастаются. Рассказывал, как прокладываются дороги, как построен международный аэропорт, как воздвигаются школы, больницы, культурные центры.

Картина могла бы показаться идиллической, если бы мы не знали о трудностях, не знали о недостатках, не видели и не чувствовали бы диспропорций, которые существуют во всём российской обществе, в том числе и в калужском. Но главным для нас было понять, что губернская философия управления нацелена на смягчение противоречий, на снижение трудностей. На создание среды обитания для русского человека, в которой человек может раскрыться, распустить свои крылья, преодолеть уныние, восстать из великих печалей, что народ переживал после 1991 года.

Итогом этой встречи был ответ на вопрос, почему не во всех губерниях мы видим то, что принято называть калужским чудом или белгородским чудом. Почему другие, казалось бы, равноценные с этими, губернии прозябают и чахнут? В чём секрет преуспевания Калужской губернии? И мы решили, что всё зиждется в человеке, в сердце правителя, в сердце губернатора, в сердце лидера, в сердце вождя. Если это сердце наполнено любовью к народу, если для него высшей целью управления и руководства является не только эффективность, не только накопление бюджета, не только степень насыщенности области дорогами и заводами, но и благополучие, благосостояние народа, любовь к народу, стремление сделать народ счастливым, тогда эта мечта приведёт к тому, что область покроется дорогами, заводами, покроется монастырями и храмами.

Все лидеры, все вожди и управители делятся на две категории: одни из них — садовники, а другие — лесорубы. Одни идут к поставленной цели так, что за ними расцветают сады, появляются клумбы, возникает цветущее многообразие. Другие — очень жёсткие люди, талантливые и дерзновенные, идут к своей цели, как лесорубы, прокладывая просеки. И за ними остаются лесосеки, полные пней.

Ещё одна категория справедливости — историческая справедливость. Мы посетили небольшой городок Мещовск, районный центр, славный тем, что отсюда берут своё происхождение две русские царицы: Стрешнева и Лопухина. С одной по женской линии началась романовская династия, на другой романовская династия по женской линии оборвалась. После них Романовы брали себе жён из Германии. И к концу XIX века в романовских царях уже не было русской крови — это всё были обрусевшие немцы.

И там, в Свято-Георгиевском монастыре, вместе с наместником отцом Георгием мы обсуждали проблему исторической справедливости.

Российская история разрублена топором на множество отрезков и кусков, и каждый отрезок, каждый кусок русской истории враждует и соперничает с соседним. Они сталкиваются, искрят, уничтожают друг друга. Нет глубинного исторического мира, весь русский световод, по которому катится историческая энергия от древних времён к нашим дням, разорван и расколот. Необходимы великие интеллектуальные и духовные усилия, которые соединили бы все периоды русской истории. Это чрезвычайно трудно, и для некоторых кажется невозможным, но это насущно и важно, а потому — возможно. Мы говорили о примирении красной эры с белой монархической и о примирении той и другой, уже исчезнувших эр, с нынешним периодом нарождающейся русской реальности.

Это была плодотворная беседа русских интеллектуалов и настоятеля монастыря. И она выявила острейшую мировоззренческую проблему сегодняшнего русского общества, наметила пути для преодоления вековечного русского раскола.

Ещё один аспект справедливости, имя которому — справедливость космическая. Справедливость, в которой все явления космоса: будь то звезда или пролетающая комета, маленький земной ручеёк или лепечущий младенец, — были бы соединены в гармонию. В гармонию, что не позволила бы взбесившейся, неодухотворённой машине уничтожать леса. Гармонию, что не позволила бы бездушному человеку поджигать лесные массивы, которые сегодня испепелены страшными сибирскими пожарами, прошедшими от Байкала до реки Уссури. Они представляют собой чудовищную катастрофу. Не столько биологическую, сколько моральную и социальную катастрофу сегодняшнего русского общества. В лесах погибли не просто деревья, не просто строевая древесина и плодоносящие кедрачи. Но на гигантских площадях погибли все живущие там медведи, лоси, олени, глухари, малые птахи, белки, божьи коровки. Это колоссальная страшная дыра, которая разверзлась в недрах русской природы. И вина за это лежит на нас, грешных, на нашем свирепом машинном сознании. Мы отправились в Национальный парк, в чудесное место на берегу Угры, где сберегаются дивные широколиственные леса, дубравы, ясень, клён, вяз. И там, вместе с лесниками, экологами, зоологами, говорили о природном и человеческом.

Недалеко от этих мест находится дивизия могучих ракет, начинённых ядерными зарядами. И пусть парадоксальной может показаться моя мысль, но эта дивизия, помещённая в глубины шахт, укрытая лесами и полями, эта ракетная дивизия входит в гармонию с природой. Потому что эти ракеты так ни разу и не взметнулись, чтобы испепелить землю. А их присутствие там, на Угре, сдерживает другие — враждебные ракеты — которые могли бы прилететь сюда и превратить Россию в ядовитую ядерную дыру. Поэтому удивительно звучали в устах членов Изборского клуба вопросы: что в этом мире важнее и драгоценнее — ядерная бомба или жёлудь? И пусть не покажется странной мысль, что жёлудь и ядерный заряд могут сочетаться в гармонию мира.

И ещё одна форма справедливости и гармонии — эстетическая справедливость. В современном мире борются эстетические учения, эстетические школы и направления. Одна эстетика бьёт другую, одна эстетика отрицает другую. Всё это — проявления человеческого радикализма, неприятия, человеческой беспощадности. Одна из художественных школ провозглашает себя доминирующей и единственно возможной, а все остальные нарекаются злом. И мы посетили удивительное место в Калужской губернии — крохотную деревеньку Никола Ленивец. В этой деревеньке проживают удивительные творцы, художники, искусствоведы. Они уже не первый год приглашают крестьян из окрестных деревень, чтобы те сотворяли всевозможные загадочные и таинственные скульптуры, которые предлагают им строить столичные архитекторы, дизайнеры и художники. И эти мастера, умельцы, эти крестьяне, пользуясь берёзовой корой, сосновыми чурками или лозой, создают среди пустых полей странные таинственные существа, напоминающие то бегущего быка, то летящую птицу, то волшебные космические ракеты. Всё это стоит и дышит среди лугов, рек, золотых осенних сентябрьских небес. Это небывалое сказочное искусство напоминает игрушки детей и одновременно говорит о том, что в этом мире возможна человеческая красота, соизмеримая и созвучная красоте природы. Эта эстетика утверждает гармонию металла и дерева, огненной реактивной струи и ивового прута, линзы телескопа и светящегося, окружённого цветами дупла в старом дереве. Она не противоречит Рублёву и Пикассо, Джотто и Сурикову, Дюреру и Дейнеке.

И вот, наконец, божественная справедливость. Что она? Справедливость, которая охватывает всё мироздание, которая соотносима с той божественной силой и правдой, что запечатлены в священных текстах, и служит основой всего живого, сберегает это живое среди земных катастроф и насилий. Мы поехали в Оптину Пустынь. Там, в этом удивительном месте, где встречались в своё время великие русские мыслители и духовидцы, где встречался старец Зосима с героями Достоевского — братьями Карамазовыми, где побывал Аксаков, где Константин Леонтьев испрашивал благословления, где Владимир Соловьёв вдохновлялся учениями старцев, там мы, сегодняшние русские интеллигенты, встретились с монахами, встретились с настоятелем монастыря отцом Венедиктом, встретились с удивительными отшельниками, которые затворились в скиту и приняли нас в тех же самых срубах, где когда-то бывали наши великие русские предтечи.

Мы помолились в храме, поставили свечи перед иконой Оптинских старцев и вынесли ощущение благоговения — благоговения перед жизнью, перед небом, перед солнцем, перед летящими в небе самолётом и журавлём. Благоговение перед человеческой сущностью. Благоговение перед новорожденным младенцем и усопшим старцем. Мы вынесли дивное ощущение калужской земли, Калужской губернии, у которой есть своя глубинная идея, глубинная мечта. Мечта, которую сегодня стремятся выразить и высказать калужские писатели, художники и философы. Ибо здесь, под Калугой, состоялось великое стояние на Угре. Здесь сошлись две огромные рати: русская рать Ивана III и татарская рать хана Ахмата. И два эти воинства, постояв, обсыпав друг друга стрелами, разделённые рекой Угрой, в конце концов, разошлись. Татары ушли с Руси, и Россия обрела полную независимость от ига — иго было сброшено. И серебряная тихая студёная Угра наречена здесь Поясом Пресвятой Богородицы. Нам показалось, что идея Калужской губернии — калужская мечта, и состоит в том, что реки здесь называются Поясами Пресвятой Богородицы. А ракеты, которые устремлены в небеса, созвучны Покрову Богородицы, сберегающему Россию от адского огня. А люди, украшающие свою землю дорогами, храмами, насаждающие дубы, как это сделали мы, изборцы, радеющие о красоте своей земли, будь то завод или новая музыкальная школа, эти люди тоже одухотворены идеей блага, идеей справедливости.

Озарённые этой калужской мечтой, окрылённые ею, мы возвращались обратно. Живущая в недрах русского народа, русского сознания справедливость сочетает нас в неразрывное единство. Соединит с землёй и небом, с прошлым и будущим и сбережёт от напастей.

Завтра 10.09.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...