Курицы и коровы не вписываются в "гламурную" картину мира Медведева

Сергей Черняховский

Дмитрий Медведев поручил профильным министерствам проработать вопрос об ограничениях на численность скота и птицы в частных подсобных хозяйствах. Хотя и некоторые депутаты считают, что подобная мера может привести к резкому оттоку населения из деревень, решение должны принять уже в сентябре этого года.

По статистике, которую приводят оппоненты инициативы, до 40% молока и мяса дают частные подворья — к чему приведет сокращение в и так сложные для страны времена, представить нетрудно, ведь у нас нет тех "совковых" колхозов, на которые можно было бы опереться.

Попытка ограничить поголовье скота в личных подсобных хозяйствах предпринималась еще в 2009 г. Тогда с инициативой выступали ставропольские депутаты. Авторы идеи указывали на то, что некоторые ЛПХ перенасыщены поголовьем скота, чем доставляют неудобство своим соседям, в том числе антисанитарией.

В далеком 1958 г. Никита Хрущев начал проводить аналогичную политику, направленную против личных подсобных хозяйств. Это привело к необратимым последствиям в экономике, к сокращению поголовья скота и птицы, развалу деревни. А вот во время Великой Отечественной войны поощряемая Сталиным практика ведения своего хозяйства спасла миллионы людей от голода — рассказывает в беседе с Накануне.RU профессор, политолог Сергей Черняховский.

Вопрос: Дмитрий Медведев требует сократить поголовье скота и птицы в подсобных хозяйствах, поручил министрам проработать этот вопрос. К чему такие меры, как Вы считаете? Актуальная мера вообще сегодня?

Сергей Черняховский: Мне непонятно, зачем это нужно, и что это дает. Мы же делали подобные вещи при Хрущеве, там логика была в том, чтобы колхозник работал не чисто на себя в своем подсобном хозяйстве, а в колхозе — на колхоз. Возникали ситуации, когда человек имеет домашнее хозяйство и работает в колхозе, и он больше начинает уделять времени домашнему хозяйству, тащить что-то из колхоза. Потом, кстати, эту инициативу все-таки отменили, потому что в результате получалось, что если раньше человек себя обеспечивал мясом, то теперь он пошел в магазин покупать это мясо, и оказалось, что мяса-то не хватает. Стало проблемней его доставлять. Кстати, забавно, что как раз на предыдущем этапе – при Сталине – все поощрялось. Поощрялось и хозяйство для рабочих, давали землю, что и помогало выжить в годы Великой Отечественной войны, когда и на картошке "выезжали" в ряде городов. Может, там есть какие-то мудрые расчеты, но мне пока логику увидеть в этом сложно.

Вопрос: Ну, пока о мудрости говорить сложно, потому что одна из причин решения, которое принял Медведев, – это антисанитария и "мешает соседям". Пожалуй, так может рассуждать только городской человек про бабушку с десятком кошек в однокомнатной квартире. А здесь все-таки вопрос продовольственной безопасности в кризисное время, как страны, так и отдельной семьи?

Сергей Черняховский: Сельское хозяйство, да и вообще любое производство – это антисанитария, надо определенным образом об этом заботиться, защищаться, но это не повод от него отказываться. Знаете, от употребления пищи в домашних условиях появляются подчас тараканы, но это не значит, что надо только в кафе ходить есть. Хотя есть люди, которые только в ресторанах ужинают.

Вот Медведев, возможно, к ним относится. Мне сложно, действительно, увидеть в этом решении здравый смысл. И, совершенно верно, – а что у нас, такой переизбыток мяса, что мы отказываемся от приусадебного хозяйства? И что, мы настолько готовы завалить все прилавки мясом? Кстати, напоминает эту идиотскую собянинскую политику уничтожения рынков на том основании, в частности, что там антисанитария. Хотя это мнение таких сугубо гламурных людей, которые хотят покупать мясо в целлофане в больших торговых центрах, уже не думая о том, свежее оно или несвежее, но наслаждаются его искусственным видом. И которых раздражает, если рядом есть что-то такое натуральное, живое и не вписывающееся в их представление о гламуре.

Иногда действия нашей бюрократической системы доводят до изумления, ну мы все это видим на безумствах того же Собянина в Москве, над постоянным издевательством над обликом города, над попытками убить любую "жизнь" в городе, все проложить по линеечкам. Вроде бы такая дегенерация говорит о минусах того, что эти люди называют тоталитаризмом, а сами пытаются все предельно унифицировать, рационализировать. Кстати, Медведева всегда отличало стремление жить "по бумажке", по выдуманным представлениям.

Вопрос: В народе часто проводят аналогию между Хрущевым и Медведевым – один с кукурузой бегал, другой с айфоном, теперь этот запрет…

Сергей Черняховский: Вы знаете, это слишком льстящая для Медведева аналогия, потому что, если уж на то пошло, общая идея внедрения кукурузы в чем-то была правильна, другое дело – до чего ее довели. И Хрущев при всех известных минусах – это человек увлечения, при нем реально начали осваивать космос, он постарался заставить США умерить свои притязания. Даже Путин как-то шутил, что вот, мол, были времена, что выйдет Никита, стукнет сапогом, и все думают – да ну его к черту, вдруг и правда пальнет. Медведев и Хрущев – это кот и слон, потому сравнивать их – очень польстить Медведеву.

Вопрос: Ну, хрущевская политика если не привела к краху сельского хозяйства, по крайней мере, урон причинила?

Сергей Черняховский: Ну, конечно, да, там много таких "загибов" было. Просто у Хрущева была вера в то, что все решит крупная промышленность, и что колхозы действительно выпустят всего столько, что человеку просто дома не надо будет загружать себя этой дополнительной работой – он уже поработал в колхозе, дома надо отдыхать и культурно проводить время. Тогда начинали строить всякие коттеджи городского типа, домики без приусадебных участков, или переселять людей в нарождающиеся пятиэтажки. Это было несколько наивно, но это еще как-то можно понять и простить. А в нынешних условиях это делать – в каком колхозе должен тогда этот человек работать? Хотя определенную логику тут увидеть можно — такую логику феодального крупного хозяйства, потому что если у крестьянина есть свой надел, где он может работать, он не пойдет батрачить к крупному помещику. А если его этого надела лишить, то ему деваться некуда будет.

Вопрос: Элегантное "гламурное" крепостное право?

Сергей Черняховский: Это само по себе не крепостное право, это более гибкая система, потому что батрак — он все-таки не крепостной. Крепостной все-таки имеет право как-то работать на себя — теоретически, а вот у батрака такая возможность отбирается.

Вопрос: Подобная мера может привести к окончательной смерти деревни?

Сергей Черняховский: Посмотрим, утвердится ли это на самом деле. С деревней что только ни делали, но это такой слишком жизнеспособный организм, чтобы хоть один реформатор мог ее уничтожить. Возможно, здесь проявляется лобби крупных агропроизводителей, которым, с одной стороны, нужно увеличить спрос на их продукцию, а с другой стороны – они опасаются конкуренции.

Вопрос: А что думаете про сжигание конфискованной еды, вот это была необходимая мера?

Сергей Черняховский: Можно спорить, кому это было нужно, и нужно ли было бы раздавать еду нищим. Тут есть три момента. Первый – это продукция опасная или неопасная? И во многих случаях западная сельскохозяйственная продукция действительно была с нормальной точки зрения вредной, содержала массу всего лишнего, искусственного, я уже не говорю про генно-модифицированность. Второе – дело в том, что возникал вопрос о том, чтобы этот конфискат продавали в специальных магазинах, но это рождает массу злоупотреблений и слишком большой соблазн, скажем, конфисковать на границе, а потом пустить в продажу уже не от имени государства, а в интересах местного руководства, местного начальства. И третий момент – если человек пытается провести попадающую под запрет продукцию и рассчитывает на то, что – ну не пустят, отправят обратно, а что я потеряю? Вообще ничего. Либо конфискуют, я дам взятку – мне вернут. Это один вариант. Но когда он видит, что риск – это потеря просто всего товара, причем физическое уничтожение – ты его потом никак не вернешь, то это уже отбивает стремление этим заниматься.

Накануне 13.08.2015

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...