Что показал парад в Пекине

Владислав Шурыгин

Парад в честь 70-летия Победы китайского народа в войне с Японией и 70-летия окончания Второй мировой войны стал примечателен не только по причине круглой даты, тысяч голубей и воздушных шаров, но и за счет нескольких знаковых моментов: парад замыкала российская рота Почетного караула, Владимир Путин был удостоен особого внимания среди прочих гостей, а лидер Поднебесной говорил о сокращении своей армии и нестремлении к гегемонии и экспансии. Если заявления Си Цзиньпина имеют, скажем так, обыденный характер, то отношение к России и общим военным заслугам показывает, что наша страна для Китая – важный геополитический не просто партнер, а даже союзник. Об этом Накануне.RU рассказал военный эксперт Владислав Шурыгин.

Безусловно, Китай помнит о роли советского народа в победе над Японией. И даже в самые "глухие" годы отношений СССР и Китая — это была эпоха Мао Цзэдуна, после Хрущева — даже в этот период Китай всегда подчеркивал роль Советского Союза, сохранял советские памятники, могилы. Скорее были претензии к новому руководству СССР, которое отошло от марксистских принципов, но Китай никогда не отрицал вклад России и Советского Союза в революционном движении КНР, в освобождении, в победе над Японией. Поэтому, конечно, именно знаком этого является, в том числе и то, что наша рота Почетного караула закрывала военную часть парада.

Я могу сказать, что заявление Си Цзиньпина про сокращение армии, конечно, больше рассчитано на внешнюю аудиторию, потому что все последние 20 лет Китай вел военное строительство. Суть заключалась в том, что в рамках громадной рыхлой, старой китайской армии, которая на 90% состояла из пехотных дивизий, не имеющих никаких танковых подразделений и нормального авиатранспорта для доставки, создавалась современная новая армия.

И в конце 1990-х, начале 2000-х гг. эти армии были фактически параллельными, то есть в рамках старой все время нарабатывалось ядро новой. Где-то в середине 90-х это ядро составляло 200-300 тыс. человек. Сейчас Китай выходит на уровень 700-800 тыс. человек современной армии с тенденцией дальше продолжать эту реформу. Думаю, что КНР остановится где-то на цифре 1,5-1,8 млн человек, а все остальное будет сокращать, потому что при создании современной армии, при получении современных технологий и вооружений нет никакого смысла иметь столь многочисленную армию. Таким образом, КНР сокращает ее именно в силу избыточности, но в какой-то степени это еще и красивый внешний жест, который говорит о том, что Китай – дружелюбная страна.

В 1980 г. уже пришлось сокращать армию, которая на тот момент составляла почти 5 млн человек. Это была армия практически полуфеодальная. Для коммунистического Китая на тот момент, где все было жестко организованно, такая численность была просто неподъемна. А те сокращения, которые шли в рамках создания боевых соединений нового типа, начались с 1991 г. При появлении современного вооружения, при создании механизированных дивизий, конечно, численность приобретает второстепенное значение. Армии, которые находятся, например, у Кореи и Японии как вероятных противников, США как вероятного морского противника – они просто не требуют таких больших сухопутных армий. Поэтому Китай свою армию оптимизирует.

А заявление про то, что Китай не будет добиваться гегемонии и экспансии – это уже не просто красивый жест, это важная ритуальная форма, которая в некоторой степени подчеркивает верность Китая своим тысячелетним принципам. Эти принципы провозглашают Китай как срединную империю, как центр мира. Если проанализировать историю Китая на протяжении последней тысячи лет – очевидно, что эта страна никогда не вела внешних, захватнических войн. Это знак того, что Китай в очередной раз подтвердил свою историческую форму.

В нынешней геополитической ситуации КНР, безусловно, наш союзник, при этом мы для Китая даже намного более важный союзник, хотя это стремление абсолютно взаимно. Для него существование России как союзника – это фактически гарантия следующих, как минимум, 100-150 лет мирового китайского торжества. Нужно понимать, что китайское сознание глубоко травмировано последним столетием: если в начале 19 века Поднебесная считалась мировой империей, то уже к концу 19 века она стала колонией, а весь 20 век являлась объектом непрерывной агрессии, получая при этом одно военное поражение за другим.

И сейчас Китай в какой-то степени мечтает о реванше, но не столько военном, экспансианистском, сколько о реванше в мировой иерархии. И здесь Россия — как его союзник, который прикрывает тыл — это важнейшее стратегическое условие, это фундамент, на котором Китай будет стоять. Если на минуту представить, что Россию на свою сторону перетянут США, то это полностью перекроет все надежды КНР на мировое лидерство.

Для Поднебесной союзнические отношения с Россией являются жизненно важными. Но при этом нужно понимать, что это не отменяет определенных противоречий, которые есть у нас, прежде всего, в стремительной экспансии китайской экономики, которая на востоке очень сильно давит нашу экономику, и мы должны все время развиваться под давлением этой экономической машины. Есть еще много дипломатических противоречий, в том числе противоречия в мировых подходах и оценках.

Фактически являясь, как принято сейчас говорить, локомотивом мировой экономики, Китай не может себе позволить никакого противостояния с крупнейшими мировыми политическими игроками, которые и так во многом рассматривают Китай как врага. Поэтому Китай, поддерживая Россию, должен при этом оставаться и достаточно сдержанным.

Накануне 03.09.2015