Вашингтону понадобилась встреча с Путиным, потому что они в тупике

Михаил ДелягинМихаил Делягин

Челышев:

Доктор экономических наук Михаил Делягин в нашей студии.

Делягин:

— Добрый вечер.

Челышев:

— Вы жалеете о том, что вы сейчас не в Нью-Йорке, не в здании Организации Объединенных Наций, в пресс-центре, не следите за этим воочию?

Делягин:

— Нет, вы знаете, я очень жалею, что я сейчас не в Нью-Йорке. Потому что у нас лето кончилось и началась осень. Вот именно сегодня. Чтобы товарищу Путину, наверное, было не так горько улетать, покидать Москву. А вот там, я подозреваю, сейчас погода получше, чем здесь. Но что делать в здании Генеральной Ассамблеи ООН сейчас, я не очень понимаю. Потому что слушать вот все эти высказывания – мне очень жалко наших дипломатов. Когда с момента создания Генеральной Ассамблеи ООН, по крайней мере, с конца 60-х годов, все, что там говорят, это примерно одинаково. Достаточно послушать господина Пан Ги Муна, уже в интернете над ним издеваются хуже, чем над Обамой. Потому что по любому поводу он выражает, он заявляет, что он шокирован. Причем он шокирован как-то профессионально.

При этом реальные несчастья, типа там убийства людей в Донбассе, сожжения людей в Одессе, «Боинг» тот же самый, — его не волнуют в принципе. Вот то, что касается российских проблем, нет, вот это не тема для шока. А вот какие-то вещи, которые касаются западной повестки дня, да, вот тут он прям чуть не подпрыгивает. И сейчас он назвал страны, от которых зависит мирное урегулирование в Сирии. Но, вообще-то говоря, мирное урегулирование в Сирии зависит от тех, кто создал «Исламское государство». В первую очередь – от Соединенных Штатов Америки, когда они скажут: ребята, хорошо, нам не нравится Асад, но Асад не убивает людей просто так, а «Исламское государство» убивает и «Исламское государство» является угрозой для цивилизации, поэтому не надо вспоминать, кто его создавал, мы начинаем уничтожать «Исламское государство» как врага цивилизации, а потом будем думать, что делать с Асадом, — на этом война закончится завтра.

Потому что американские командировочные просто покинут «Исламское государство», и оно рассыплется. Как в свое время рассыпался «Талибан», как в свое время рассыпалась «Аль-Каида» и так далее. Но мы понимаем, что этого не будет. И мы понимаем, что Пан Ги Мун не может так сказать, потому что после этого у ООН появится другой генеральный секретарь. Ну так и чего тратить на это время?

Челышев:

— Как думаете, на этой сессии высокого уровня – 70-й сессии Генассамблеи ООН – вообще будет ли такой честный и абсолютно откровенный обмен мнениями, позициями? Или вновь все будет вокруг, около? Борьба за экологию, еще за что-то борьба. За мир во всем мире, за то, чтобы накормить бездомных и так далее. Это вопросы очень важные, но все прекрасно понимают, что главное-то не в этом.

Делягин:

— Но игнорирование реальных проблем уже привело к тому, что экология и бездомные отошли на второй план, мир во всем мире, по-моему, вообще уже давно не обсуждается после уничтожения Советского Союза. И сейчас реальная проблема — это мигранты в Европе. И то разговор будет о том, как их накормить, как им помочь, а не в том, кто это устроил и что с этим делать. И второе – это кошмар на Ближнем Востоке. И на самом деле кошмар в Йемене. Мы об этом не говорим, потому что в Йемене значительно меньше у нас родственников, чем в Сирии.

Туда очень много наших уехало и с женами, и специалистами в свое время. С Йеменом таких связей не было. Но в Йемене происходит реальный кошмар. Там Саудовская Аравия уничтожает резервуары воды специально. В результате в силу пустынной местности начинаются голод и жажда. И это вообще напоминает преступление против человечности. И все в порядке, все нормально, так и должно быть, мятежники – это плохо, когда они выступают против наших партнеров.

А что из себя представляет Саудовская Аравия? Недавно была новость, причем по «Евроньюс», не по какой-нибудь «Лимонке», было сообщено, что там молодой оппозиционер, который несколько лет назад принял участие в какой-то демонстрации, его приговорили к смерти через распятие. И это нормально. Это по закону. Не то что какие-то там отморозки решили поглумиться, как в «Исламском государстве». По закону, который написан, собрался суд, государственный суд принял решение – распять человека. Вот я абсолютно убежден в том, что судьба этого человека никого на Генеральной Ассамблее, кроме, может быть, наших, волновать не будет.

Челышев:

— Давайте, предваряя выступление главы российского государства… но уже главы государств перебирают хронометраж.

Делягин:

— Кто же главам государств будет подводить стрелки? Желающих нету. Есть еще одна важная вещь. Сейчас по знаменитому телеканалу, который в свое время прославился вопросом о том, не стоило ли было затопить Ленинград, сдать его немцам, чтобы они его затопили, потому что тогда было бы меньше жертв, чем во время блокады, выступает известный политолог товарищ Белковский. Он должен закончить, а потом уже, чтобы не было недобросовестной конкуренции, чтобы человек мог выразить все свои мысли до конца, потом уже будем выступать.

Челышев:

— Что вы ожидаете от выступления главы российского государства, учитывая всю политику международную России за последние года полтора? Это будет вторая «мюнхенская речь»? И вообще, что это будет?

Делягин:

— Я думаю, что воспринята она будет негативно. Она будет воспринята как вторая «мюнхенская речь». Потому что все, кроме «придите и владейте нами», Западом воспринимается предельно неадекватно и предельно агрессивно. Но я думаю, что главное выступление Владимира Владимировича Путина будет не вот сейчас. Сейчас будет для дипломатов. Через некоторое время состоится очередной Валдайский форум. Вот на Валдайском форуме Путин всегда выступает с фундаментальными программными речами.

Так было в 2013 году, когда он зафиксировал, что мы будем исходить из собственных ценностей, и, если Европа отказывается от своих ценностей, то мы не будем отказываться от европейских ценностей вместе с Европой. Так было в прошлом году, когда он зафиксировал, что Украина Украиной, но мы не будем вести дело к конфронтации с Западом. Я думаю, что сейчас главное выступление будет на Валдайском форуме.

Делягин:

-Я начал критиковать наших партнеров по ООН. Но на самом деле я должен принести извинения. То, что нам кажется задержкой, то, что там люди затягивают, то, что глава государства не укладывается в 15 минут, а хочет поговорить еще чуть-чуть, из-за этого летит график, возможно, это акт доброй воли и проявление взаимопомощи.

Челышев:

— В данный момент Путин спускается по трапу самолета.

Делягин:

— Просто для того, чтобы несмотря на пробки нью-йоркские, все успели прибыть вовремя.

Челышев:

— Путин спустился по трапу, пожал руку стюардессе. И приветствует официальную делегацию, которая его встречает в аэропорту. Там был первым Виталий Чуркин. Представитель России в ООН.

Делягин:

— Хорошо, Чуркин – молодец.

Челышев:

— Садится в президентский автомобиль и отбывает, судя по всему, к зданию Организации Объединенных Наций.

Делягин:

— Меня очень радует, что он летает все еще на Ил-96-300. Я надеюсь, что через некоторое время у нас эти чудесные машины начнут производить не только для президентов, но и, как в старину, для обычных людей тоже.

Челышев:

— Ну машина-то хорошая.

Делягин:

— Машина прекрасная, надежная и очень-очень удобная.

Челышев:

— По-моему, это едва ли не единственная российская машина, которой разрешено летать над Европой по показателям шумности.

Делягин:

— У нее просто двигатель английский, по-моему. И сейчас уже модернизированный двигатель на нее ставят, уже, может быть, даже и наш. Но, когда разрешали, двигатель был роллс-ройсовский. Но она еще очень надежна. Это бывший Ил-86, доработанный. За всю историю Ил-86 упал один раз, когда в него загрузили демобилизованных солдат пяти разных родов войск. Понятно, что этого не выдержит никакая техника. Так что можно считать, что Ил-86, ныне Ил-96 не падал вообще ни разу. Я очень надеюсь, что мы сможем летать на нем снова. Пусть даже он будет называться не Ил-96, как-нибудь его доработают, модернизируют, 996 – как московские номера.

Возвращаясь к тому, о чем будет идти речь. Несмотря на то, что главное выступление, ну, правильно, и политкорректно, и с точки зрения как бы соотнесения весов, главная речь, конечно, должна быть все-таки на Валдайском форуме, но, думаю, здесь тоже будет интересно. Во-первых, это будет речь не конфронтационная. Это будет речь в стиле «давайте жить дружно, а кто не понял, так давайте еще раз жить дружно». Второе. Будет большой кусок, посвященный Сирии, большой кусок, посвященный Украине. В Сирии американцы в очередной раз зевнули. И этот их провал сопоставим с их провалом в части Крыма.

Они не заметили, что мы создали общее информационное бюро, которое обеспечивает, по официальной версии, обмен информацией между Россией, Сирией, Ираком и Ираном, в городе Багдаде. То есть когда американцы завоевывали Ирак, можно сейчас зафиксировать, что это время кончилось. Багдад больше не американский город уже вполне юридически. Во-вторых, я, конечно, верю в толерантность, гуманизм, права человека. Но я все-таки надеюсь, что у нас адекватное государство. И дееспособная внешняя политика. Информационное бюро представляет собой объединенный центр командования. Как это у американцев – объединенный центр начальников штабов.

Конечно, может быть это и не так. Может быть, это по-честному обмен информацией. Но хотелось бы, чтобы это был единый центр планирования операций. Потому что Иран с ИГИЛом воюет, Ирак с ИГИЛом воюет, Сирия с ИГИЛом воюет. Мы с ним не воюем, но мы даем информацию. Мы даем технику. Было бы здорово, если бы мы давали развединформацию, потому что мы имеем спутники и все остальное. И надеюсь, что эта тема будет затронута.

Мне хотелось бы, ведь президент Путин очень давно говорит: давайте создадим коалицию. Американцы дико возмущаются по этому поводу: как так – создавать коалицию против убийц и варваров, а не против тех, кто противостоит убийцам и варварам? Если сейчас Путин выйдет и скажет: знаете, мы тут, кстати, посовещались и мы уже создали коалицию. Если американцы действительно хотят воевать с терроризмом, а не хотят создавать терроризм и развивать его, то они могут присоединиться. Я думаю, что это будет оплеуха хорошая. И самое главное, что американцы окажутся в патовой ситуации. Не могут присоединиться, потому что они круче всех, и вообще мы недочеловеки для них. А не присоединяться – значит еще раз напомнить всем, что террористы – это именно они, а не какой-то там Усама бен-Ладен.

Челышев:

— Не потому ли, что в Вашингтоне начали понимать о вот этой самой патовости, и стало известно о том, что намечена встреча Барака Обамы и Владимира Путина, и американская сторона была инициатором этой встречи?

Делягин:

— Я не стал бы преувеличивать американскую разумность. Обама сейчас находится в состоянии хромой утки. С ним можно договариваться на очень короткий срок. Дальше уже нужно договариваться с другими людьми. Или нужно договариваться с теми, кто стоит за президентами, но это другой уровень дипломатии.

Челышев:

— Как правило, негласный абсолютно.

Делягин:

— И это негласная дипломатия. Мы вряд ли об этом будем узнавать своевременно. Ну а в целом говорить, что в Вашингтоне кто-то что-то понял, мне кажется, априори преувеличивать. Они увидели и ощутили, что они теряют инициативу. У них нет текущих очков, которые нужно заработать прямо сейчас. Ладно, черт с вами. Они попросили о переговорах и тут же торжественно рассказали всем, что мы их якобы об этих переговорах упрашиваем.

Хотя, строго говоря, говорить с ними не о чем сегодня. их можно ставить в известность, приглашать, но люди, которые не просто сливают, извините за мой французский, частную информацию, но при этом ее еще и сильно перевирают, сильно искажают, это информация не от РИА «Новости», не от наших информационных агентств. Это информация из города Вашингтона. Что они соврали. Это не то, что мы так говорим, что они соврали, а это американские специалисты находятся в легком ступоре от того, какую пургу несут их собственные руководители.

В этой ситуации не особо понятно, что говорить. Я думаю, что президенту Путину стоит рассказать президенту Обаме, что в России можно ругать Путина, а вот ругать Обаму в России нельзя. У нас в Самаре, по-моему, одна из коммерческих фирм разместила рекламу, обидную для господина Обамы. Я предупреждаю всех, вот реально можно попасть. Разместила рекламу, обидную для господина Обамы.

Сейчас руководитель этой фирмы, ему присудили штраф в 10 тысяч рублей. Фирме присудили штраф в 100 тысяч рублей. Рекламу демонтировали за свой счет. Они идут в апелляцию, но, судя по всему, у них ничего не получится. Так что, когда будете шутить в твиттере про Обаму и банан, будьте осторожны. Как это говорил товарищ Юлиус Фучик, который сейчас на своей родине в Чехии признан преступником наряду с гитлеровскими фашистами, «люди, будьте бдительны!».

Челышев:

— Завершились переговоры Лаврова и Керри. Корреспондент агентства «Блумберг» заявил, что выглядят они не так радостно, как перед встречей. Хотя пока не предано огласке содержание переговоров.

Делягин:

— Я не очень понимаю, как они могут выглядеть радостно. И тот и другой выглядят печально, по-моему, всегда. Я думаю, что господин Лавров еще раз убедился в том, что его классическая фраза про альтернативно одаренных партнеров по международным переговорам, которую однажды считали у него по губам в президиуме конференции, она правильная. Господин Керри находится в вечном тупике американской дипломатии, когда она просит нас повеситься, а мы почему-то не вешаемся, и они находятся в полном недоумении, почему эти странные русские не делают то, что мы им говорим.

Челышев:

— Есть перевод первой части выступления Барака Обама. Оно было посвящено истории, по традиции. Обама напомнил о том, в каких условиях 70 лет назад начала свою работу ООН. Цитирую: «На руинах, оставшихся после второй мировой войны, глядя на стремительное развитие ядерных вооружений, США сделали многое, чтобы предотвратить третью мировую войну».

Делягин:

— Это говорит человек, который учился в американской школе. И он про историю не знает ничего вообще. Мы над ним издевались, когда он говорил, что референдум в Крыму нелегитимен, а вот референдум в Косово легитимен. Он был не в состоянии объяснить, почему, но он действительно… мы думали, что он врет нагло и цинично, но он вправду не знал, судя по всему, что не было никакого референдума в Косово. Когда он говорит, что после руин второй мировой войны Соединенные Штаты Америки глядели на стремительное развитие ядерных вооружений, наверное, стоит уточнить, что…

Челышев:

— Что в первую очередь…

Делягин:

— Не в первую очередь, в единственную очередь. В то время единственной страной, у которой были ядерные вооружения, были Соединенные Штаты Америки. И США глядели на собственное стремительное развитие ядерных вооружений.

Челышев:

— Ну забыл он одно слово, ну опустил это слово.

Михаил Геннадьевич, Барам Обама начал с того, что нарушители международного права будут наказаны. Понятно, кого он имел в виду.

Делягин:

— Это он, наверное, себя имел в виду.

Челышев:

— Хотелось бы. Я скажу, кого конкретно он имел в виду. Он назвал этих самых нарушителей. Заявил Барак Обама об опасности скатывания мира в «темные воды хаоса». Далее Обама назвал президента Сирии Башара Асада тираном, который сбрасывает на свой народ «бочковые бомбы». Что такое бочковые бомбы, я не знаю.

Делягин:

— Псаки, наверное, писала.

Челышев:

— Наверное. Президент США обвинил в демонстрации всему миру военной силы Россию и Иран. Я очень хотел бы, чтобы глава Российского государства, выступая на трибуне, ответил Бараку Обаме в таком же духе, в котором он ответил Чарли Роузу, американскому журналисту, которому Путин давал интервью. Вот что сказал президент. Роуз задал вопрос: многие говорят о военном присутствии России на границах Украины, и некоторые даже утверждают, что российские войска находятся на территории соседней страны.

Вот что ответил Путин: «У вас есть военное присутствие в Европе?» — «Да, — ответил Роуз. – В Европе находится тактическое ядерное оружие Соединенных Штатов». – «Не будем об этом забывать, — сказал глава государства. – И что это означает? Что вы оккупировали Германию или только преобразовали оккупационные войска в войска НАТО? А если мы держим свои войска на нашей территории, на границе с каким-то государством, вы считаете, что это уже преступление?» И на этот вопрос Чарли Роуз не ответил ничего.

Делягин:

— Чарли Роуз отличается от Барака Обамы тем, что поддерживает диалог. Господин Обама в диалоге не нуждается, это ему противопоказано. И правда, надо отдать должное американцам, судя по политике госпожи Меркель, Германия действительно является оккупированной Соединенными Штатами Америки. Потому что объяснить иначе эту бесхребетность и угодливость довольно затруднительно. На месте Михаила Задорнова, нашего великого сатирика, я бы сейчас испугался. Потому что Обама создает реальную конкуренцию.

Вот я цитирую: «Мы не замедлим в плане защиты своих друзей, если это потребуется». Это цитата. Кто у нас был друг господина Обамы? Был друг Соединенных Штатов Америки Саддам Хусейн. Отношения были теснейшими, и никогда бы Хусейн не напал в 91-м году на Кувейт без санкции Соединенных Штатов Америки, без санкции. Был друг президент Египта Мубарак. Он, по-моему, уже умер. И судили его бесконечно, и счастье его, что он остался жив. Был друг США Пиночет, которого затаскали по судам и только преклонный возраст спас его от смерти в тюрьме. Америка сдает всех, кто мог ей довериться.

Был такой югославский банкир Милошевич, который потом стал национальным героем, но он пошел на заключение с Америкой Дейтонских соглашений в 95-м году, стал партнером, стал другом, и через 4 года его бомбили, как проклятого. Так что такая защита – на месте друзей Обамы я бы вздрогнул и начал копать бомбоубежище. Но учитывая правила, которых придерживаются американцы, я на самом деле очень негативно отношусь к самой идее нашему президенту сейчас, при нынешних отношениях к России, вообще ехать в Америку.

Я напоминаю, что профессиональное заболевание латиноамериканских президентов, которые недостаточно восторженно относятся к Соединенным Штатам Америки, это рак. Почти у всех. Я не думаю, чтобы это было случайным совпадением. И я действительно опасаюсь, что они, для того чтобы дестабилизировать ситуацию в России, могут попытаться что-то сделать в отношении нашего президента. У нас есть представитель в ООН, у нас есть министр иностранных дел, в конце концов, можно министра обороны послать выступить на Генеральной ассамблее.

Челышев:

— Мы не стесняемся наших комплексов?

Делягин:

— Зачем? Особенно ракетных. Если кто-то стесняется, можно Навального послать. Я думаю, что если с ним договориться о выступлении, то он все правильно скажет, почти не хуже Лаврова. Я считаю это абсолютно неоправданным риском. Конечно, послушаем, может быть, перед нами сейчас разверзнется новый мир, откроются новые возможности. Может быть, Обама скажет: ой, я был глупым, но я прозрел, действительно нехорошо убивать женщин и детей, я с вами согласен, я на 180 градусов разворачиваю внешнюю политику Соединенных Штатов Америки, нацизм это плохо. Но что-то мне подсказывает, что этого не случится.

Челышев:

— А зачем Вашингтону понадобилась встреча с Путиным на их территории?

Делягин:

— Они в тупике. У них нет никакой стратегии по Украине, на них показывают пальцами. Европа на грани выхода из-под их контроля, Украины сыпется. И они хотят заставить нас платить за последствия своей агрессии на Украине. Они хотят, чтобы мы сейчас воевали с Асадом, расчищая дорогу для ИГИЛ, чтобы потом он пришел к нам. Это кажется глупым для любого человека, который окончил среднюю школу. Но это наше образование, а американская дипломатия действительно такая. Я понимаю, что это звучит очень антиамерикански, очень странно, но я напомню, что когда у нас была перезагрузка отношений, мы были в восторге, мы прыгали от радости вместе с американцами, а потом мы спросили госпожу Хиллари Клинтон, что же вы имеете в виду под этой перезагрузкой? И госпожа Хиллари Клинтон ответила: вы должны поссориться с Китаем. Когда спросили, зачем, ответ: как зачем, потому что я вам сказала, вы должны ссориться.

Челышев:

— Еще процитирую Барака Обаму. Начинаются интересные вещи. Жестокие террористические группы, которые возникли в вакууме, используются теми, кто радикализирует молодежь. Далее прямая речь: «Есть те, кто считает, что идеи ООН уже устарели и не служат современным идеалам, и что большие страны должны диктовать условия малым. Мы видим, что сегодня такие страны есть, и они пытаются действовать так. И в соответствии с такой логикой мы должны поддерживать Асада, который бросает бомбы на свой народ, потому что альтернатива хуже».

Делягин:

— Я подозреваю, все это вырвано из контекста. Я подозреваю, что он это говорит не в качестве руководства к действию и не в качестве своей собственной позиции, а в качестве враждебной ему логики, которую он сейчас будет опровергать. Конечно, я хочу ошибиться. Я много раз видел, как люди умнели, что называется, непосредственно в кадре. Но я никогда не склонен рассчитывать на это.

Челышев:

— Еще одна цитата. Пищи для размышлений становится все больше. «США не могут решить проблемы мира в одиночку. В Ираке мы получили тяжелый урок. Если Соединенные Штаты Америки не будут работать с другими странами, успеха мы не добьемся».

Делягин:

— Правильно. Другие страны должны таскать для Америки каштаны из огня. Это старая песня. Я другое процитирую. Обама вспоминает введенные в отношении России санкции и подчеркивает, что это не возврат к холодной войне. Я напомню, что дело не только в санкциях. Замдиректора ЦРУ вполне официально заявил, что Путин должен уйти из Кремля (это было чуть больше года назад). Если он уйдет не по-хорошему, а по-плохому, с пулей в затылке, никто по нему не заплачет – смысл был такой. Простите, если это не холодная война, то, знаете, я предпочитаю холодную войну, тогда отношения были более уважительные и более корректные. Дальше он продолжает. Российские государственные СМИ могут так утверждать, что сейчас не холодная война, но это не так. Знаете, мы с вами находимся на негосударственном СМИ, и мы утверждаем, что это не так. Потому что дважды два – четыре, и господин Обама ведет против нас холодную войну и рассказывает нам сказки.

Челышев:

— Михаил Геннадьевич, вы все-таки не ошиблись. Вы сказали, что хотели бы ошибиться. К сожалению, вы не ошиблись. Вот как звучит более корректный перевод той самой фразы Обамы: «Некоторые страны (он назвал Россию и Иран) нарушают международное право. По их логике, мы должны поддерживать тирана Асада». Потому что, дескать, альтернатива еще хуже. На самом деле, конечно, не должны.

Делягин:

— На самом деле они должны поддерживать террористов, насильников и убийц, которых они создали. Потому что «Исламское государство» реализует политику Соединенных Штатов Америки по хаотизации всего мира, с одной стороны. С другой стороны, как бы это сказать помягче, мы, конечно, знаем, что человек произошел от обезьяны, но, по-видимому, этот процесс еще не полностью завершился. У некоторых он затянулся, а может быть, и пошел в противоположную сторону.

Челышев:

— Вот, кстати, еще один интересный момент относительно мигрантов. Здесь особенно внимательно, наверное, госпожа Меркель слушала с господином Олландом. «Некоторые предлагают возводить стены и не пускать в дом мигрантов. Соединенные Штаты не могут решать проблемы всего мира».

Делягин:

— Мне очень нравится. То есть Украина против России может возводить стены. Это правильно, демократично, толерантненько и политкорректненько.

Челышев:

— Соединенные Штаты против Мексики могут возводить стены.

Делягин:

— Да. А вот члены Евросоюза для защиты своих территорий, Венгрия и Словакия, не могут. Словацкие руководители не такие корректные, а вот премьер Венгрии, я думаю, знает, что ответить на эти высказывание. Слава богу, что не все слушают Обаму и не все принимают его всерьез.

Челышев:

— Михаил Геннадьевич, как вы думаете, а много ли мы сегодня услышим…

Делягин:

— Глупостей много. Гадостей много. Разумных вещей мы не услышим от Обамы.

Челышев:

— Я не про Обамы. Я про других лидеров. Услышим ли мы точки зрения, близкие к российской, и что это за страны будут? Как думаете, о чем скажет Китай, например?

Делягин:

— Китай скажет про гармонизацию, про необходимость снижения конфронтации, про развитие экономических отношений со всеми, про то, что нельзя использовать экономические отношения для попытки разрушения национальной культуры. Китай будет говорить очень мягко и корректно, он ускользает от всех конфронтаций, и это правильно. Но зачем говорить грубости, когда китайский авианосец идет к берегам Сирии? Зачем слова, авианосца вполне достаточно.

Когда у нас будет авианосец, который мы сможем направить к берегам Сирии, когда мы его построим, а не будем бесконечно про него размовлять (извините за мой украинский), тогда мы тоже сможем говорить политкорректные вещи. Чтобы говорить тихо, нужно иметь большую дубинку. Китай ее имеет, а мы деньги на покупку, на строительство этой дубинки храним в карманах господина Обамы, что, на мой взгляд, сильно смахивает на преступление.

Челышев:

— Что касается Обамы, он заявил о том, что хочет, чтобы Россия была сильной страной.

Делягин:

— Он хочет, чтобы Россия была сильной страной или чтобы Россия была 50-ю разными сильными странами?

Челышев:

— Не уточнил.

Делягин:

— Потому что американская стратегия в отношении России – это продолжение распада. Они говорят вполне официально, что распад Советского Союза еще не закончен, сейчас очередь России, надо ей помочь в этом процессе демократизации и т.д.

Объясните мне, зачем мы обсуждаем эту ахинею? Вы уж меня простите. Ну что это, Борис Николаевич Ельцин выступает на XXVI съезде КПСС? Это Михаил Сергеевич Горбачев, генеральный секретарь? Какое отношение Обама имеет к Российской Федерации? Он сейчас переходит к теме аннексии Крыма и агрессии России в отношении восточной части Украины. Ладно, хорошо, аннексия Крыма – ладно, черт с вами, ребята.

Челышев:

— Мы уже это слышали.

Делягин:

— Это, оказывается, мы убиваем на Донбассе детей и женщин. Это мы расстреливаем населенные кварталы системами залпового огня. Это мы там устраиваем выжженную землю. Мы устраиваем там геноцид. Не Порошенко, который сидит в зале, вместо того, чтобы сидеть в тюрьме или, в крайнем случае, в Московском зоопарке. Фотография: «Порошенко слушает Обаму». С выражением искренней заинтересованности и даже печатью некоторого интеллекта на челе. Я думаю, его долго гримировали, чтобы так получилось. Вот это все – это как? Слушать вот эту околесицу и всерьез обсуждать ее? Эти люди неадекватны. Они сначала разрушают украинскую государственность своими руками, устраивают там государственный переворот, приводят к власти нацистов. А затем начинают возмущаться тем, что кто-то недоволен тем, что ему запрещают говорить на его языке и сжигают его заживо.

Они сначала превращают Ирак в бушующий хаос терроризма, потом натравливают международных террористов на вполне себе дееспособную в то время Сирию, устраивают международную интервенцию против Сирии. А потом начинают кричать, что законные власти Сирии… Да, не очень хорошие, но мы сейчас начнем рассказывать про преступления господина Обамы против американского народа, я думаю, что Башар Асад ангелом покажется. И демократом, и гуманистом, и всем остальным.

Челышев:

— Кстати, будет интересно послушать, что сам Башар Асад скажет.

Делягин:

— А он тоже там будет выступать?

Челышев:

— Я не слышал. Его там не будет.

Делягин:

— Я сильно подозреваю, что американцы не дали бы ему визу. У американцев есть милая привычка не давать визу на международные мероприятия тем, кого они не хотят слышать. Так что вполне допускаю, что ему просто не дадут визу. Мы не хотим ослабления России, говорит президент США. А он забыл, чего он говорил год назад? Когда он и все его подельники с запада говорили, что смысл экономических санкций в том, чтобы нанести России максимальный ущерб, чтобы максимально ослабить Россию. Я понимаю, что он не читал учебник. Это но

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...