«Исламское государство» и «Речь Посполитаяя»

Александр НагорныйАлександр Нагорный (в соавторстве Николай Коньков)

от политической конспирологии к политической реальности

"Вы выходите, они входят…"

В фокусе внимания глобальных масс-медиа — снова тема Сирии. Вернее, "Исламского государства". Ну, и заодно — России, которая начала наносить авиационные и ракетные удары по территории, подконтрольной данной политической структуре (запрещенной в РФ как террористическая организация). Украина, с её дефолтом и войной на Донбассе, если не совсем забыта, то сместилась куда-то далеко на периферию интереса "мировой общественности".

Как ранее уходила сама Сирия, а до того — Ливия или Грузия. Это — не евангельское "довлеет дневи злоба его", а вполне направленная "информационная политика", которая и определяет, где она, "злоба", а где, наоборот, — "империя добра".

Как пишут современные исследователи "общественного сознания": "В идеале ситуация должна быть приведена к следующей норме: в квартале от вас террористы осуществляют массовые убийства, но ваш умный iFront вам об этом не сообщает, и вы не считаете это происходящим. На другом конце земшара происходит нечто, неизвестное или даже несуществующее в реальности, но ваш умный iFront говорит вам, что это — хит/кул/тренд/грейт, и вы считаете это происходящим".

Впрочем, сейчас необходимо рассмотреть не устройство информационной "камеры-обскуры", а очередной, идущий внутри неё "сеанс". За мельканием разных "картинок": от казни заложников боевиками "Исламского государства" до взрывающихся на сирийской земле российских авиаракет Х-29Л и корабельных "Калибров", — почти не просматривается глубинная драматургия событий. Которая заслуживает как минимум серьёзного внимания. По крайней мере, одну сюжетную линию этой драматургии можно, при желании, разглядеть вполне отчётливо уже сегодня.

И касается она темы пересмотра существующих государственных границ. Уже не в формате расчленения (СССР, Югославия, Чехословакия) или объединения (Германия) международно признанных до того государств, а "поперёк" границ, с созданием принципиально новых геополитических структур.

Независимо от дальнейшей судьбы самого "Исламского государства", государственные границы на Ближнем Востоке неизбежно будут пересмотрены. Прежде всего потому, что они были проведены и установлены после Первой мировой войны, почти сто лет назад, без всякого учёта национальных и конфессиональных реалий этого региона — исключительно в интересах "великих держав" того времени, обладавших подавляющим военно-технологическим преимуществом. В первую очередь это касается территорий нынешних Ирака и Сирии, разделённых в соответствии с Соглашением Сайкса—Пико (1916) на британскую и французскую "мандатные зоны" бывшей Османской империи.

В данной связи, видимо, стоит напомнить, что "Исламское государство" ранее носило название "Исламское государство Ирака и Леванта", и аббревиатура ИГИЛ до сих пор широко используется для его обозначения. А еще раньше оно называлось ИГИШ (ISIS) — "Исламское государство Ирака и Шама". Для сведения: "Левант" — общее название стран восточной части Средиземноморья (Египет, Израиль, Иордания, Ливан, Палестина, Сирия, Турция), а Шам (или аш-Шам) — собственно Сирии, Палестины и Ливана. То есть геостратегические аппетиты "Исламского государства" явно росли по мере его военно-политических успехов последних лет, хотя были и остаются явно неадекватными реальным силам этого движения. И такое "опережение" вряд ли является случайным.

Именно "Исламское государство", которое изначально создавалось как иракский филиал "Аль-Каиды", должно было не только перевести формат "международного исламского терроризма" в квази-государственный формат, но и стать катализатором указанного выше процесса создания "новых суверенитетов" "поперёк" существующих государственных границ. Прежде всего потому, что если данный проект в той или иной форме сохранится (а он, скорее всего, сохранится, поскольку все основания для него, включая международную поддержку, не исчезли и вряд ли исчезнут в обозримой перспективе), то политическое объединение суннитов Ирака и Сирии будет априори иметь не меньшее право на существование, чем, например, его "близнец-двойник" в виде примерно 10-миллионного государства Курдистан, объединяющего территории на севере Ирака и Сирии. Которое можно будет направлять как против Турции, где проживает 20 млн. курдов, так и против Ирана, где этнических курдов около 11 млн. А еще там, в Иране, проживает около 25 млн. тюркоязычного населения, представителей которого традиционно именуют азербайджанцами. Которые, правда, исповедуют ислам не суннитского, а шиитского толка (джафаритский мазхаб). Но в данном случае можно разыграть не конфессиональные, а этнокультурные различия. Соответствующие политтехнологии давно известны и отработаны на самых разных "полигонах".

Иными словами, кто бы ни победил и кто бы ни проиграл в ходе нынешнего конфликта, политическая карта Ближнего Востока должна принять совершенно иной, не соответствующий привычным границам вид. Что, в рамках англосаксонского прецедентного права, будет означать возможность аналогичного развития событий и в других регионах современного мира, не исключая "старушку-Европу". А потому, заявленная еще в конце нынешнего лета Вашингтоном ретирада американских ракет Patriot из Турции, а USS Theodore Roosevelt (CVN-71) и всей авианосной ударной группы U.S.Navy — из Персидского залива, а равно и растущие потоки "беженцев" из Африки и Азии в Европу, да и многие другие элементы "геополитической мозаики" современного мира, приобретают совершенно неожиданные смысловые оттенки. Разобраться в которых или хотя бы обозначить их параметры и является целью настоящей работы.

Проект новой Речи Посполитой

Пожалуй, самым важным, хотя пока и не слишком очевидным проектом в данном направлении можно считать проект новой Речи Посполитой — крупного государственно-политического объединения, отделяющего Россию от Германии. Не исключено, что нынешний конфликт на Украине одной из своих целей и одним из своих вариантов имел как раз максимальный демонтаж существующей "незалежной" государственности с её разделом между Россией и будущей Речью Посполитой, центром которой может выступить только Польша. Согласитесь, что 40-миллионное украинское государство вполне могло бы претендовать на роль "второго центра" в данном проекте, оспаривая лидерство 35-миллионной Польши.

В случае применения тактики "выжженной земли" на Востоке и в Центре современной Украины (что мы, собственно, и наблюдаем в течение последних полутора лет) потенциал Киева по сравнению с Варшавой становится нулевым, а Львов в данном случае спокойно превращается из украинского "Львива" в посполитый "Львув", каким он, собственно, и был на протяжении XIV-XVIII веков, а также в период 1920-1939 гг. Разумеется, вместе со всеми остальными "кресами всходними", которые относятся к территории современной Украины.

Польша, кстати, на фоне остальных стран Восточной Европы, пребывающих после 90-х годов в практически перманентной депрессии, великолепно выглядит в экономическом плане. Темпы роста ВВП здесь стабильно превышают даже "среднеевропейский" уровень, не говоря уже о "средне-восточноевропейском". И это возвышение происходит не год и не два, а вот уже практически второе десятилетие подряд. Поляки приучаются смотреть на своих соседей (за исключением Германии) свысока, но как только за Одером начнутся неприятности (а они, судя по действиям Ангелы Меркель, начнутся обязательно), будьте уверены — в Варшаве забудут даже про страх перед Берлином, особенно — при сохранении мощной поддержки со стороны Вашингтона. А степень влияния последнего и в Вильнюсе, и в Киеве сегодня не только чрезвычайно велика, но и, кажется, даже беспредельна. Во всяком случае, властные круги Украины и Литвы готовы исполнять любые приказы из американского посольства, включая даже приказ о государственном самоубийстве и воссоздании "унии" с Польшей.

Сегодня подобное развитие событий может выглядеть как чистой воды фантастика и конспирология, но с каждым выпущенным на Украине по "ватникам" снарядом, с каждым повышением градуса ненависти к России среди "свидомых укропов" оно становится всё вероятнее и даже, можно сказать, актуальнее.

Не будем в данной связи также забывать о претензиях Румынии на "аншлюс" Молдовы (во всяком случае — до Днестра), а также северной Буковины, Венгрии — на Закарпатье, и так далее, и тому подобное. При этом из Бухареста (где президентом "внезапно" избрали этнического немца из Семиградья Йоханна Клауса) доносятся призывы о создании нового "санитарного кордона" против России в составе Румынии, Украины, Польши и балтийских республик. Данные планы можно рассматривать как альтернативный новой "Речи Посполитой от моря до моря" геополитический проект, управлять которым рассчитывают в Берлине. Но в Вашингтоне, скорее всего, имеют по этому вопросу своё, совершенно отличное от немецкого, мнение. И развитие, и исход этого "тихого спора" во многом будет определяться результатом президентских выборов 2016 года в США. Давайте присмотримся к ним повнимательнее — именно с избранного нами ракурса проблемы.

Америка: "враги" и "друзья" Кремля

Для "вашингтонского обкома" и для "империи доллара" сегодня жизненно важным является сохранение максимальной степени контроля за глобальными финансовыми и товарными потоками. Разумеется, нынешних 80% мировых транзакций у "бакса" больше не будет, но его "зона выживания" гарантированно заканчивается где-то на отметке 40-45%, а весьма вероятно, что крах наступит и возле 50%. Именно поэтому так активно продвигаются Белым домом проекты "Транспасифика" и "Трансатлантика". И если с "Транспасификой" вопрос формально уже решен, соглашение 12 стран подписано в Атланте 5 октября, то с "Трансатлантикой" всё гораздо сложнее.

Поэтому на строптивые Берлин с Парижем действуют всеми кнутами и пряниками сразу. Греческий долговой кризис, кризис на Ближнем Востоке, кризис на Украине, кризис беженцев, угрозы Великобритании выйти из Евросоюза — всё это должно способствовать согласию Германии и Франции, основных "локомотивов" ЕС, на американские условия "инвестиционного и торгового партнерства". А для этого нужно максимально изолировать Европу от российско-китайского стратегического союза, вбить клин между Москвой и Берлином. А лучше всего, если этот "клин" будет вбит руками самой Москвы. А надежнее всего, если этим клином, в конце концов, окажется антироссийская и антинемецкая, зато предельно проамериканская Речь Посполитаяя с примерно 70-миллионным населением…

Кто был "лучшим другом" Владимира Путина в 2001-2008 годах? Правильно, 43-й президент США республиканец Джордж Буш-младший, который и 9/11 пережил, и "нефтедолларовый насос" запустил, и Афган с Ираком успешно "сломал через колено", установив полный контроль и над мировым рынком "опиатов", и над мировым рынком "чёрного золота".

А кто может стать "лучшим другом" Владимира Путина и 45-м президентом США в 2017-2024 годах? Не сенсационный ли лидер нынешней президентской гонки миллиардер-республиканец Дональд Трамп, который уже "на два корпуса" опережает формального фаворита Джеба Буша (того самого, который, будучи губернатором штат Флорида в 2000 году, обеспечил своему брату победу над кандидатом от демократов Альбертом Гором)? Уж будьте уверены, этот "эксцентричный инвестор и шоумен" будет иметь к мистеру Путину в кармане "предложение, от которого невозможно отказаться" — невозможно по меркам американской политики.

Тут вам и снятие санкций, и нефть по 100 долларов за баррель, и чуть ли не "половина Украины по Днепру" плюс Крым — в обмен, например, всего лишь на "сущую пустяковину": "временное" объединение Западной Украины и Литвы с Польшей в "новую Речь Посполиту"… Ну, и на Трансатлантическое партнерство США с Европой, что, в общем-то, даже не дело Российской Федерации как государства, но затрагивает интересы "Большой России" как реального геостратегического субъекта…

Скажете, что Трамп — "подставная фигура", при помощи которой американские элиты стремятся всего лишь "разрулить" противоречия между "кланом Бушей" и "кланом Клинтонов", или кто там еще виднеется за этими фигурами? Конечно, да. Но разве мало было в американской политике случаев, когда все рациональные и неизбежные, казалось бы, расклады и прогнозы летели прочь на крыльях очередного "чёрного лебедя"? И направление движения менялось если не на сто восемьдесят градусов, то весьма существенно? Франклин Рузвельт, Джон Кеннеди, Ричард Никсон — мы приводим только самые известные и вошедшие в мировую историю примеры. Так почему же Дональд Трамп не может из амплуа записного "ковёрного" от политики перейти к исполнению роли главного героя?

В настоящее время вся человеческая цивилизация переживает глобальный кризис, сопоставимый в мировой истории разве что с "неолитической революцией". В этих условиях не остаётся каких-то "проверенных всем опытом прошлого" рецептов: экономических, политических, идеологических, — следуя которым, можно выйти из кризиса и "увидеть новую землю и новое небо". Возможно, некоторым — даже не рецептом, а советом — в такой ситуации будут бессмертные: "Я знаю только то, что ничего не знаю" и "Не верь, не бойся, не проси", — с проверкой каждого своего слова, каждого своего шага "на выживание". Дорогу осилит идущий, а не упавший.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...