Лучший подарок Кудрину – это сегодняшняя политика правительства Медведева

Михаил ДелягинМихаил Делягин

Челышев:

— Доктор экономических наук Михаил Делягин в студии радио «Комсомольская правда». Меня зовут Антон Челышев. Михаил Геннадьевич, здравствуйте.

Делягин:

— Добрый вечер.

Челышев:

— У нас есть несколько, насколько я понимаю, тем, которые нам подарила информационная картина дня. Есть несколько тем, которые нам подарил календарь. Вы с каких бы предпочли начать?

Делягин:

— Да с календаря самое надежное. Вдруг, пока говорим, что-нибудь новенькое случится.

Челышев:

— Давайте. У нас по календарю мы отмечаем день рождения бывшего министра финансов Российской Федерации Алексея Кудрина.

Делягин:

— Да, это не Борис Григорьевич Федоров, он жив до сих пор. И мне сегодня позвонили по дороге к вам из одной радиостанции, спросили: что бы я хотел пожелать Алексею Леонидовичу Кудрину, учитывая его выдающееся служение на благо Родине? И я честно скажу, что я задумался так, потому что все-таки и женская аудитория есть, и детская аудитория, что они решили, что пропала связью. Но в итоге я понял, что мне совершенно излишне его поздравлять с днем рождения, потому что его уже поздравило российское правительство.

На самом деле один из аргументов того, почему мы вступили в Сирию, почему мы начали операцию по борьбе с терроризмом в Сирии, звучит так: что благодаря этому Алексей Леонидович Кудрин смог сказать правильную, разумную и бесспорную вещь, с которой невозможно поспорить. Он сказал, когда ему начали говорить, что это очень дорого, это стоит много денег, он сказал, что по стоимости это примерно соответствует маневрам, которые проводятся в армии. Поэтому с точки зрения денег на сирийскую операцию вообще внимание обращать не нужно.

Ну, должен сказать, что у меня немножко другое представление о тех маневрах, которые проводятся в нашей армии, но это правда. Несмотря на то, что это очевидно не маневры, это больше чем маневры, но тем не менее, учитывая финансовое состояние федерального бюджета, действительно, говорить о том, что операция по борьбе с терроризмом в Сирии ложится каким-то там грузом на что-то, ну, это неадекватно, это несерьезно. Федеральный бюджет обладает колоссальными запасами средств. Скажем, на 1 сентября, пока еще оперативных данных на 1 октября нет, но на 1 сентября 10,6 трлн. рублей валяется без движения при годовых расходах 12,5 трлн. рублей. То есть федеральный бюджет просто захлебывается от денег. Если кому-то в нынешнем Минфине их не хватает, то чтоб нам с вами так их не хватало.

Говорят: вот, у нас угрожающе сокращается Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. Значит, они действительно сокращаются. Резервный фонд за первые девять месяцев этого года, здесь данные на 1 октября уже есть, составляет 70,5 млрд. долларов. Он вправду сократился, и он сократился ощутимо – он сократился на 17,4 млрд. долларов. Но все равно осталось 70,5 млрд. А в рублях, благодаря девальвации, на 1 января было 4,9 трлн. рублей, на 1 октября – 4,7 трлн. рублей. То есть сокращение имеет место в валюте, но остается денег еще очень много. Фонд национального благосостояния тоже сократился. На 1 января было 78 млрд. долларов, осталось 73,7 млрд. долларов.

Челышев:

— А куда 5 млрд. дели? Мы их продали, чтобы поддержать курс рубля, или потратили на что-то?

Делягин:

— На самом деле не 5, а 4,3 млрд. долларов. Они на что-то пошли, на затыкание каких-то дыр. На самом деле из Фонда национального благосостояния щедро черпают разного рода государственные банки. Там есть официальная статистика на этот счет. По-моему, четыре с чем-то миллиарда долларов лежит в этих банках на депозитах для поддержания их ликвидности. Более 100 млрд. рублей направлены тоже на депозиты. Я бы предпочел, чтобы это было направлено на развитие напрямую, а не на поддержку каких-то госбанков, но тем не менее, эти деньги все равно лежат, можно в любой момент протянуть руку и их забрать. Итого, на начало года Резервный фонд и Фонд национального благосостояния – было почти 166 млрд. долларов. Сейчас – более 144 млрд. долларов.

Сокращение составило 21,7 млрд. Да, это много. Это ощутимо. И мне очень обидно, что эти более чем 20 млрд. долларов направлены не на развитие, а на затыкание мелких дыр. Но знаете, если кто-нибудь говорит, что в федеральном бюджете нет денег, я, конечно, не могу посоветовать плюнуть ему в глаза, потому что сегодня это будет истолковано как экстремизм и как нападение. Но что еще посоветовать делать в отношении этого человека – я не знаю. Потому что эти люди не понимают не только слов, но и собственной отчетности. У нас было в двух фондах на 1 января этого года 9,3 трлн. рублей, а сейчас у нас 9,6 трлн. рублей. В долларах меньше, а в рублях больше. В процентах к ВВП у нас было 12,8 %, а сейчас более 13 % ВВП. Потому что ВВП сокращается. Минфин отказывается от развития. И ВВП в результате сокращается.

На самом деле лучший подарок, на мой взгляд, Кудрину – это сегодняшняя политика правительства Медведева, которая полностью воплощает в жизнь все его заветы. То есть вот тот самый Медведев, который, как подозревают, его уволил типа за недостаточное подчинение, ну есть такое подозрение, он проводит абсолютно его политику. Что у нас сейчас происходит с пенсиями? Только что пообещали, что пенсии будут индексироваться в меру инфляции.

Челышев:

— Но с каким трудом это продавили!

Делягин:

— Но реальная инфляция – это раза в два больше официальной. Если индексироваться по официальной инфляции, по 12 %, как нам обещают, будет в этом году, а на самом деле будет больше, даже официальная инфляция будет больше, если так индексировать, то это будет, на мой взгляд, вдвое меньше индексация, чем на самом деле. Но правительство Медведева говорит: нет, мы не будем индексировать на 12 %, мы будем индексировать на 4 % — в три раза меньше официальной инфляции, и я подозреваю, что в шесть раз меньше реальной инфляции. А почему? А для чего? Куда мы направим сэкономленные деньги? Мы направим сэкономленные деньги на выплаты больным детям?

Челышев:

— Нет.

Делягин:

— Мы направим их на строительство автодорог?

Челышев:

— Не-а.

Делягин:

— Мы направим их на повышение зарплаты офицеров ФСБ?

Челышев:

— Еще чего! А, вполне возможно.

Делягин:

— Нет, нет! У нас абсолютно прозрачное правительство.

Челышев:

— Но это просто закрытая статья, поэтому…

Делягин:

— У нас закрытые статьи закрыты, а здесь все говорится официально. Нет, мы эти деньги даже не направим на борьбу с террористами ИГИЛа, мы эти деньги направим на поддержку финансовой системы Соединенных Штатов и еврозоны.

Челышев:

— Михаил Геннадьевич, давайте ненадолго вернемся к разговору о лежащих на счетах бюджетных средствах в размере порядка 10 трлн. рублей. Если мы представим, что эти деньги вдруг пошли на какие-то глобальные, в масштабах России, естественно, инвестиционные проекты. Ну, например, высокоскоростная железнодорожная магистраль в сторону Дальнего Востока, или что-то еще подобное. Насколько мультипликативные эффекты таких вложений помогут нашей экономике?

Делягин:

— Есть несколько ограничений. Во-первых, проекты должны быть разумными. В 1997 году у нас начали строить одну высокоскоростную магистраль. Я не помню, засыпали эту яму ценой миллиард долларов в центре Питера или еще не засыпали, но деньги растворились в воздухе. Я подозреваю, что до сих пор нельзя говорить, что их украли. То есть деньги можно потратить бессмысленно. Можно заняться озеленением Луны, например. Появятся новые замечательные технологии, но вряд ли они изменят нашу жизнь.

Челышев:

— Вы сейчас видите в России такой проект, который лично вам кажется не бессмысленным, а вот именно для нашей страны нужным сейчас?

Делягин:

— Да куда ни плюнь, везде такие проекты. Модернизация автомобильных дорог – раз. Причем начинать нужно с изменения стандартов. Потому что наши стандарты автодорог – это ухудшенный американский стандарт, прости господи, 1929 года. С того времени машины стали чуть тяжелее. Не говоря уже о том, что даже он не соблюдается, как мы видим, в том числе на примере Москвы. Дальше. Модернизация аэропортов. Дальше. Восстановление отраслей естественных монополий после чудовищной реформы Чубайса и после чудовищной реформы железнодорожного транспорта. Когда единые технологические комплексы разорваны на части, в результате кратно выросли издержки. Модернизация жилищно-коммунального хозяйства. С 60-х годов, на которые ориентируются наши коммунальные технологии, утекло много воды и появилось много хороших вещей.

Челышев:

— Мы за эту воду заплатили, кстати, из своего кармана.

Делягин:

— Мы платим не за эту воду, мы платим за воду в несколько раз больше. Мы можем сейчас жить в домах, которые потребляют вдвое, втрое меньше электроэнергии, чем сейчас. Даже без всяких технологий нормальная реструктуризация жилищно-коммунального хозяйства, изъятие посредников, изъятие воровства чуть не в каждой точке позволят нам сократить на двадцать-то процентов уж точно все эти наши тарифы. Я не понимаю, почему во время избирательных кампаний никто не раскидывает платежки с рекламой «Давайте снизим эту сумму на 20 процентов!» и так далее.

Куда ни плюнь у нас проекты. Естественно, нужно ограничить коррупцию, иначе все украдут. Нужно ограничить произвол монополий, иначе будет как с недоступным жильем… извините, якобы доступным якобы жильем господина Медведева, когда резко увеличили спрос, в результате монополисты предложение увеличили не очень сильно, в основном увеличили цены. Нужно ввести разумный протекционизм. Потому что иначе все достанется иностранным производителям. Нужно готовить специалистов, а для этого нужно от уничтожения системы образования и ликвидации здравоохранения переходить к их созиданию, восстановлению.

Но на 10,6 трлн. рублей, даже если мы оставим 2 трлн. в заначке, как говорят наши замечательные руководители, что нужно 2 трлн. оставить в заначке, я не знаю, откуда они 2 трлн. взяли, откуда эту цифру, но, допустим, надо, хорошо, черт с вами, оставьте. Но знаете, на оставшиеся 8,6 трлн. можно просто построить новую Россию. Можно построить новую страну, которая просто будет другой. Она будет более европейской, более комфортной. Не уверен, что более цивилизованной, потому что разруха все-таки в головах, а не в клозетах, в первую очередь, но знаете, вот эту фразу жителям аварийного жилья и даже жителям просто ветхого жилья я сказать не могу.

Потому что у них как раз разруха не в головах. У них разруха там, где они живут. Они не могут оттуда вырваться. Мы реально можем построить новую страну. На это есть деньги. На это категорически нет желания. И эта вещь, на мой взгляд, которая является, если не заслугой, то уж результатом деятельности господина Кудрина в первую очередь. Потому что «петля Кудрина», которая душит нашу экономику, она не просто так названа по его имени. Когда все свободные деньги страны выводятся из страны, искусственно создается денежный голод, и все загибается. И кому повезет, тот может взять внешние кредиты. А кому не повезет, тот загибается вместе со всеми. Вот эта «петля Кудрина» продолжает нас душить с той поправкой, что внешних кредитов больше нет.

Челышев:

— У нас сейчас не самая позитивная нота. Но, простите, какая жизнь, такие и ноты.

Делягин:

— Какой именинник, такие и ноты.

Челышев:

— Можно и так сказать.

Делягин:

— Но надо сказать, что человек честный. Я как-то его спросил на одной из конференций, не чувствует ли он себя в связи с этим преступником. Человек отвечал по часам 8 минут, а ни да, ни нет так и не сказал.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...