Мы показываем миру и американцам, что их однополюсное доминирование кончается

Александр ПрохановАлександр Проханов

А. ПРОХАНОВ: Столица Катара Доха – огромная кристаллическая масса небоскрёбов, эти кристаллы перерастают в хвощи, в струящиеся листья, в папоротники, в стеклянные огромные перья птицы. Всё это стоит на гигантском нефтяном пузыре, оттуда качается газ, сжиженный газ закачивается в танкеры, уходит в газовозы в Японию, Китай. Это гигантские деньги. На них Катар отстроил себя, занимается политикой, поддерживает ИГИЛ, вкладывал деньги в «Братьев-мусульман», которые приходили к власти в Египте, которые, к сожалению, а может, и к счастью, проиграли.

Сегодня Катар – это площадка, с которой много что видно. Там две американские базы. Одна авиационная, с неё самолёты улетают бомбить Ирак. Вторая – центр американского регионального военного командования, где штаб-квартира регионального ЦРУ. Там региональное отделение американского RAND Corporation – это огромная мозговая сила Америки, она находится в Лос-Анджелесе, Бёркли, она создаёт проекты, с помощью которых решает очень сложные мировые исторические процессы.

Я ездил туда вместе с моими друзьями из «Изборского клуба», чтобы проанализировать ситуацию, которая сложилась в регионе, она очень сложная, а потом объяснить местным и региональным политикам цель русского присутствия, с какой целью туда прилетели наши самолёты, работают наши бомбомёты. Задача была интересная, сложная, мы встречались с аналитиками, с представителями власти, разведки, с заместителями разных министров.

Эмир Катара должен был сейчас прилететь в Москву, и вдруг он отменил свой визит, видимо, в связи с бомбардировками. Мы приехали туда, как запчасть к штурмовикам Су-134, поэтому к нам было отношение разное. Были наши посредники, друзья из Палестины, ХАМАС, которые устраивали нам эти аудиенции. Итог наблюдения такой: это нарастающая сложность, там такое количество компонентов, стран, переменных на этой маленькой территории, там каждый раз происходят видимые и невидимые миру события, что эта сложность увеличивается и возникает ощущение чего-то необъяснимого.

Сложность связана и с тем, что этот регион меняет кожу, и через пять лет там могут оказаться целые группы государств, возникнут новые государства. Поэтому все из присутствующих там политиков притаились, они с ужасом и напряжением ждут смены декораций, правил игры, которые уже поменялись, и продолжают меняться. А моя страна уцелеет завтра, а что будет с ИГИЛ, а что будет с Израилем? Пока мы с Вами беседуем, началась третья интифада палестинцев, в Иерусалиме взрываются бомбы, идёт стрельба, начинается борьба, Израиль опять вторгся в сектор Газа своими танками. Пошли в наступление иранцы и «Хезболла». «Корпус стражей исламской революции», который возглавляет знаменитый генерал Сулеймани.

Но в самом Иране, который посылает туда войска, тоже идёт раскол. После того как парламент Ирана одобрил ядерный консенсус с Америкой, там очень усилились проамериканские настроения, самому КСИР приходится нелегко. Одним словом, там идёт непрерывная революционная буря: революция, контрреволюция. Мы исследовали эту модель, постарались понять причины. Очень важно было, что мы хотели объяснить политикам, почему мы там, почему русские самолёты с наших аэродромов из Липецка или Новосибирска прилетели туда и работают, это очень рискованная, политически опасная операция, она должна быть филигранной. Цель нашего прихода туда – мы в Сирии защищаем границы по Кавказу и Средней Азии, где уже начались столкновения в районе Кундуза с ИГИЛ. Мы там, потому что мы хотим спасти Сирию.

На наших глазах раскрывается ещё одна чёрная дыра в Ираке, которая поглотила государство, чёрная дыра в Ливии, которая поглотила целый народ, в Йемене, на Синае, где происходят бои. И Сирия опять провалится в эту страшную чёрную дырку, а из неё польются миллионы беженцев в Европу. Синай кричит, разрывает на себе рубахи, проклинает всё на свете, мы там спасаем саму Европу от этой катастрофы. Мы показываем миру и американцам, что их однополюсное доминирование кончается, Россия настолько окрепла, что в состоянии противодействовать Штатам в самом чувствительном регионе мира. Отсюда и американские нападки на нас, информационная война, борьба, деформация, всевозможные интриги.

М. АНДРЕЕВА: Как Вам показалось, сумели Вы объяснить российское присутствие в Сирии, как к этому относятся люди, с которыми Вы встречались?

А. ПРОХАНОВ: Большинство людей в Катаре – это американские подкаблучники. Американцы контролируют всё: ресурсы, нефть, политику.

М. АНДРЕЕВА: Есть ли смысл им что-то объяснять?

А. ПРОХАНОВ: Они в открытом режиме повторяли банальности, которые повторяет «Аль-Джазира» или «Аль-Арабия». Вы пришли сюда, это опасно, бойтесь второго Афганистана, смотрите не поссорьтесь с арабским миром, чтобы вас не возненавидели, как тогда. А когда кончается официальная часть, уходит пресса, они говорят, что понимают Путина, американцы здесь бессильны, они навредили, не достигли своих целей, бросили своих союзников, кинули Каддафи, Саддама Хусейна, сейчас бросили Башара. Путин не бросил Башара, он не бросает своих друзей. А на востоке ценят силу, честь и этическое постоянство.

М. АНДРЕЕВА: Вы говорите, был отменён визит, никаких контактов в ближайшее время на высоком времени не будет у нас или на их территории?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, будут. Россия стала в этом регионе сильным фактором, особенно если наша операция в ближайшее время увенчается успехом, если войска, которые пошли в прорубленные нашими самолётами коридоры, пошли в наступление, постепенно овладевают укрепрайонами, то Россия будет выглядеть как победитель.

М. АНДРЕЕВА: Не могу не спросить, Владимир путин накануне предложил отправить делегацию во главе с Дмитрием Медведевым в США, чтобы улаживать сирийский кризис, пришёл отказ, сказали – не надо. В Кремле сказали, что это неконструктивная позиция. Как Вы думаете, почему американцы отказались? Им нечего сказать?

А. ПРОХАНОВ: Им нечего сказать, это слабый ход. Некоторые из наших либералов говорят: не приняли, от ворот поворот. Во-первых, эта делегация не вылетела, было предложение её направить. Если бы американцы не были растеряны, были мобилизованы, они бы приняли делегацию, но Обама не встретился бы с Медведевым, с ним встретился бы Керри или политики второго уровня, тогда мы были бы унижены. А сейчас унизила себя Америка, она боится этого диалога, особенно в контексте идущих сложных процессов.

М. АНДРЕЕВА: Вы не рассматриваете это как заискивание? Накануне в студии был Дмитрий Ольшанский, который говорил, что зачем мы заискиваем, ищем дружбы с Западом, а они нам отказывают.

А. ПРОХАНОВ: В политике нет заискивания. Мы заискиваем с помощью наших бомбардировщиков, которые крошат вдребезги опорные пункты, заискиваем, униженно говорим американцам, что никогда не передадим украинским войскам границу в ДНР и ЛНР. Это позиция силы, которая помещается в элегантную мягкую шёлковую обёртку. Это и есть политика.

М. АНДРЕЕВА: Слушатель спрашивает: «А как живётся народу, как там пенсионеры, студенты, школьники в Катаре?».

А. ПРОХАНОВ: Население там 200 тысяч.

М. АНДРЕЕВА: Это мало.

А. ПРОХАНОВ: Коренного населения. С пришлыми, приезжими там, по-моему, до 4,5-5 миллионов. Поэтому все коренные граждане живут на нефти, купаются в золоте, это люди богатые, состоятельные, они работают в министерствах, корпорациях, получают прекрасное образование, многие из них отправляются в Лондон, в Штаты, приезжают сюда квалифицированными специалистами. А люди из Филиппин, из Малайзии, близлежащих африканских стран занимаются сферой обслуживания, улицами, дорогами.

М. АНДРЕЕВА: Виктор пишет: «Все знают, что Катар финансирует ИГИЛ. Разбомбить их, и всё».

А. ПРОХАНОВ: Конечно, можно разбомбить, но никто не знает твёрдо, финансирует он ИГИЛ или нет, это домыслы. Денежные поставки проводятся, как правило, тайно, через посредников, сам Катар ни разу не говорил, что финансирует ИГИЛ. Мы разбомбим Катар, а в Катаре американские военные базы, штаб-квартира ООН, RAND Corporation – не получим ли мы крылатые ракеты в ответ? Американские крылатые ракеты не хуже русских.

М. АНДРЕЕВА: «Вы так много говорите об «Исламском государстве» – не лучше ли начать с потенциальных бойцов «Исламского государства», которые разгуливают по улицам? Сегодня была статистика от замглавы МВД: 2,5 тысячи граждан России воюют на стороне «Исламского государства», – пишет слушатель. Это официальная статистика, возможно, больше, мы не знаем, насколько она отвечает действительности. Что с этим делать, как противостоять вербовке?

А. ПРОХАНОВ: Если бы все эти люди жили в одном месте, где-нибудь в районе Черкизово, – взял, хлопнул сачком, отвёз в мордовские лагеря. Это крупицы, маленькие группы людей, нельзя устроить тотальную слежку за всеми, у нас не хватит агентов, систем слежения. Мы коррупцию-то не можем победить даже самых крупных масштабов, все деньги разворовали с космодрома Восточный, не говоря о крохотных латентных группах. Это большая, огромная проблема. Вокруг ИГИЛ создан миф, что это таинственная, божественная, непобедимая сила, фантом, который прилетел к нам чуть ли не из космоса. Но если проанализировать, понятно, что ИГИЛ – это группа разведчиков, спецслужбистов саддамовской разведки.

Самая сильная там – политическая, партийная разведка, которая контролировала все спецслужбы Ирака. Туда пришли другие спецслужбы, экзотические, они сформировали этот костяк, ядро ИГИЛ, разработали идеологию, систему ведения партизанской борьбы, как в горах, так и в городах, они научились собирать налоги с покорённого населения, обеспечивать снабжение ИГИЛ деньгами через продажи нефти. Главное, они создали поразительную идеологию, огромный ослепительный миф о том, что ИГИЛ – это сам пророк пришёл сюда, он будет воспроизводить весь тот первый божественный Халифат, о том, что ИГИЛ стремиться не столько на наш Кавказ и Среднюю Азию, сколько в Саудовскую Аравию и Иорданию, где камень Кааба, Мекка и Медина, только там Халифат может обрести свой центр.

Это поразительный дизайн, Голливуд, страшные казни, оранжевые балахоны с чёрными ножами: с одной стороны, он внушает ужас, с другой стороны, люди, которые хотят примкнуть к этой силе, стать частью таинственной карающей силы, влекутся на этот дизайн. ИГИЛ исчисляем, ИГИЛ поддаётся аналитике, анализу и уничтожению, не надо бояться ИГИЛ.

М. АНДРЕЕВА: Наше Министерство обороны каждый день отчитывается: сколько вылетов, какие точки, что разбомбили, где пункты командования. Вроде кажется, что пока всё успешно, но что всё это время делала международная коалиция и почему они не переняли тот же опыт, почему они не представляют отчёта, что проделано с их стороны?

А. ПРОХАНОВ: Приход туда России связан с глобальной конфронтацией с США. Мы бросили им вызов, мы пришли туда не для того, чтобы обниматься с американцами, а сказать им: «Мы пришли как новый центр силы, как традиционный игрок в этой ближневосточной игре, и будьте любезны, подвиньтесь». Об этом не говорят на всяких трибунах, но реально так происходит. Американцы не хотят двигаться. Они организовали потрясающую пропаганду, которая создаёт иллюзию того, что наши самолёты бомбят города, показывают убитых младенцев, стариков – эти ролики уже готовы.

Американцы грозят передать тем группировкам, которые мы обстреливаем с воздуха, зенитно-ракетные комплексы, это было очень страшно. Слава богу, что наши лётчики не несут потери. А если там появятся переносные зенитно-ракетные комплексы нового образца, которые сильнее Stinger, могут быть потери. Я думаю, что они никогда этого не сделают. Если новые Stinger попадут в руки бандитов, они очень скоро будут направлены против американских самолётов. Сейчас идёт соперничество военных, политических и психологических компонентов.

М. АНДРЕЕВА: Есть большие игроки, есть маленькие, каждый кусает, как может, – я сейчас про Украину. Был призыв Геращенко публиковать сведения, личные данные лётчиков, которые участвуют в операции с Сирии. Некоторые украинские журналисты, люди или нелюди, вняли этому призыву, стали, основываясь на данных из СМИ, публиковать, выкладывать в сеть личные данные лётчиков. Их семьям теперь может угрожать опасность. Что здесь мы можем и должны сделать? Работа спецслужб, с первую очередь, это понятно.

А. ПРОХАНОВ: Это психологическое давление. Я не убеждён, что ИГИЛ обладает карающей рукой, что он в состоянии проникнуть в военный авиационный городок, откуда вылетают эти самолёты, и, пройдя сквозь запретные зоны, КПП, проникнуть в дом и нанести удар – нет, это просто тревога, в которую погружаются наши пилоты, воюющие там.

Конечно, увеличиваем охраны этих мест, этих городов, повышаем бдительность. Даже во время чеченской кампании не было уничтожающих ударов чеченских сепаратистов по нашим офицерам и генералам. Буданова убили уже после того, как он отсидел свой срок.

М. АНДРЕЕВА: С 1 января следующего года Украина – непостоянный член Совета Безопасности, можем предположить, что будет пытаться вставить нам палки в колёса.

А. ПРОХАНОВ: На недавней сессии хотели отменить право вето, не удалось, значит, мы этим правом по-прежнему обладаем, и Китай обладает. А увеличение наших оппонентов в Совете Безопасности дело не меняет, пусть хоть 20 самых разных украин будет, за нами сохраняется право вето.

М. АНДРЕЕВА: Они в очередной раз поднимут эту тему?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, они будут постоянно нас тревожить. Это значит, что распадается вся структура ООН. ООН сейчас – очень хрупкий организм. ООН восхитительная, я смотрел последнюю сессию и думал о том, какой удивительный инструмент создан, когда все люди, все расы, все континенты, маленькие страны пришли сюда, а вместе с этими странами пришёл и животный мир, и птицы, и божьи коровки, и рыбы – люди, действительно, представляют там свои флоры, фауны, господь сотворил людей, чтобы они управляли всем остальным мирозданием. ООН удивительное создание, но его можно разрушить.

М. АНДРЕЕВА: Много возмущений, где уголовные дела по факту публикаций данных о лётчиках. Кто-то спрашивает: «Может, газ перекрыть?». Очередное заявление сделал Арсений Яценюк, что Киев будет судиться с Россией и за Крым, и за Донбасс, назвал сумму, недружественные высказывания снова. И опрос: три четверти жителей России против скидки на газ для Украины. Если они не унимаются, почему мы должны идти им на встречу? Они публикуют данные о наших лётчиках, хотят отсудить Крым, будут вставлять нам палки в колёса в Совете Безопасности ООН. Порошенко со своей недружественной риторикой – агрессор, давайте до конца будем последовательными.

А. ПРОХАНОВ: Я же не дипломат. Я говорил сейчас о Катаре, но я не восточник, не арабист, я мог ошибаться, я живой человек и пытаюсь соединить свой прошлый немалый опыт с нынешним. Чего мы хотим на Украине, чего хочет русское сознание? Чтобы Крым оставался за нами. Придёт какой-то идиот после Путина и отдаст Крым – мы очень боимся этого, Крым – наша драгоценность. Мы хотим, чтобы Донбасс, Луганск и Донецк не были возвращены назад Украине, об этом говорят дипломаты, но мы этого не хотим, нам страшно, если туда придёт Служба безопасности Украины и начнёт всё чихвостить, вылавливать, произойдёт опять украинизация, русский фактор там погибнет, мы проиграем эту схватку. Я и близкие мне люди этого не хотим.

Но наше правительство и не сдаст Донбасс, не отдаст обратно Крым. Лавров заявил, что мы не передадим украинцам часть границы, которая соединяет Донбасс с Россией, мы будем эту часть границы контролировать, и наша продовольственная, информационная поддержка будет идти. А если туда сунется армия, то пойдёт и военная поддержка России. Вот мы этого хотим. А что на этот счёт Украина думает и делает – это информационная война. Списки лётчиков, они не хотят платить нам за газ – это информационный бред, не надо на это обращать внимания. Конечно, это нас раздражает, требует реакции, но караван идёт, а пускай собачка в Раде лает, она не укусит нашего родного русского верблюда.

М. АНДРЕЕВА: Да, но мы всё равно должны делать какие-то поблажки, в том числе по вопросу газа?

А. ПРОХАНОВ: Есть вещи, в которых мы зависим от Украины. Украина – транзитная страна, через которую мы гоним топливо в Европу, она может перекрыть этот канал, она не сделает этого никогда, европейцы не позволят, но теоретически она может перекрыть этот канал, и мы останемся без рынка. Бюджет трудно пополнять, а тогда он вообще рухнет. Поэтому в газовом вопросе мы занимаем гибкую, сложную позицию, идём на уступки, которые иногда видны, а иногда и не видны. Мы же понимаем, что вопрос Украины вызвал раздражение Европы, Америки, и все эти санкции, налёты, нападки на нас – результат нашей политики на Украине. Мы должны быть к этому готовы. Важно, чтобы наша политика там не проиграла, чтобы мы не отступили от базовых представлений. А эта борьба нервов, манифестации – это часть информационной войны.

М. АНДРЕЕВА: Многие говорят: посмотрите, что у нас здесь происходит, посмотрите на цены, на наш ужас. «Медицина, лекарства, продукты – какой бардак творится», «Много негатива от работы кабинета министров. А сегодня узнали, что Владимир Путин награждает Дмитрия Медведева за заслуги перед Отечеством – как это понимать?» – пишут слушатели.

А. ПРОХАНОВ: Я не понимаю, признаться. Я отношусь к Медведеву очень негативно. Это моё индивидуальное отношение, зачем я буду его навязывать миру и государству? Я знаю, что Медведев за всё это время ничего существенного не сделал, не сказал, от него не исходила никакая идея, концепция, сегодня он возглавляет правительство упадка, которое ввергло в страну в кризис третий раз за минувшие годы. И сейчас, когда я слушаю Медведева, от него идёт пустая, бессмысленная, но гладкая лингвистическая вязь, неинтеллектуальная.

Поэтому награждение Медведева – дар Путина своему другу, который не предал его за эти президентские сроки. Он же мог подписать указ об устранении Путина, его подвигали к этому, либеральная среда толкала Медведева на второй срок, давай, увольняй Путина. Сегодня Медведев – символ либерализма. Я не думаю, что он настоящий либерал, они с Путиным в одной люльке вскармливались, но роли распределены так: Путин – государственник, жёсткий централист, а Медведев – символ либерализма. Поэтому он наградил этот символ, он не Медведева наградил, он наградил символ либерализма.

М. АНДРЕЕВА: Сегодня вышел очередной рейтинг губернаторов. Там есть те, кого оценили высоко, есть аутсайдеры, добавились новые факторы, в частности, учёт аффилированности с бизнесом. Как оценивать эффективность губернаторов? Предложите свой критерий.

А. ПРОХАНОВ: В этом критерии Артамонов в Калуге и Савченко в Белгороде занимают первые места. Я этих людей знаю, обожаю, люблю, преклоняюсь перед ними, многократно писал, дружу с ними. Для меня критерий – благополучие области, а ещё их философия управления. Все эти люди исповедуют принцип: любить народ, бояться бога. Если они любят свой народ, используют своё губернаторство, чтобы помочь ему, улучшить его жизнь, это не всегда получается, но они любят свой народ, исходят из скромной любви к своему родному месту, своей губернии и стремятся к этому – у них всё равно получится.

Мы же знаем, что можно так любить народ, что залюбить его, утюжить, репрессировать, чтобы он был хорошим и богатым, что от народа ничего не останется, поэтому второй принцип – бояться бога. Люби народ, улучшай его, но бойся его при этом задеть, обидеть, уменьшить его самоощущение. Для меня эти люди являются образцами, и их критерии таковы. Но их я знаю, я с ними общаюсь, мы с ними проводили часы, беседовали, но я не знаю, как себя чувствует и позиционирует Шанцев в Нижнем Новгороде, губернатор Перми. Прежний чудовищный губернатор Перми, забыл, как его звали, это тот, кто уставил свой город красными деревянными человечками, замучил весь город, у женщин были выкидыши, увеличились уголовные преступления на улицах чуть ли не в 15 раз.

Когда его сняли, – он уезжал во Францию, где у него имения, виллы – он сказал, что хочет поселиться там, где не будет ни одного русского, чтобы я не слышал русскую речь. Что это за губернатор, выродок, если он свои лучшие годы прожил в России, получил за счёт губернии огромные средства и ресурсы, построил себе в Альпах или на Лазурном берегу виллы и не хочет слышать русскую речь? Правильно, он не хочет её слышать, потому что русская речь будет ему возмездием, он боится русской речи, ненавидит её – такие губернаторы есть.

М. АНДРЕЕВА: Деятельность Собянина как Вы оцениваете как житель, наблюдатель?

А. ПРОХАНОВ: Сняли Лужкова, любимца москвичей, как говорят. Лужков всё время был лоялен к Кремлю, Ельцину, был опорой Кремля, контролировал гигантский мегаполис, потому что кто хозяин Москвы, тот хозяин России, мы это понимаем, и Лужков в 1993 году содействовал расстрелу Дома советов, на нём кровь баррикадников. Но он оступился. Был период, когда он вместе с Примаковым решил баллотироваться на президентские гонки, это ошеломило Кремль, это было сделано против воли кремлёвского руководства. Хотя они оба провалили выборы, недоверие к Лужкову сохранилось, поэтому его убрали. Вот Лужков – коррупционер, вот он плитку – не из-за этого убрали, а потому что он перестал быть надёжным гарантом лояльности Кремлю.

Поставили Собянина. Он эту роль выполняет, он лоялен, он ни разу не заставил усомниться в этом Путина. Более того, он находится в числе возможных преемников нашего президента, он это чувствует, бережёт свою роль. А на всё остальное – детские площадки, пробки, плитки бесконечные – я не могу реагировать, потому что живу в стороне ото всего этого. Лужков ввёл эти московские бесконечные празднества, мне они казались избыточными, смешными, особенно День города, когда по улицам двигались рыцари, богатыри, Баба Яга на метле или в ступе сам Лужков – это было комично. А недавно я восхищался праздником света, который устроил Собянин, это же грандиозно, мистерия, психоделика, световой наркотик, в который погрузились москвичи! Москвичам показали запредельные миры. Собянин на новом уровне овладевает сознанием москвичей, контролирует это сознание уже психическими средствами – я думаю, это сильный ход.

М. АНДРЕЕВА: Запускаем традиционное голосование: вы согласны по итогам программы с Александром Прохановым или нет?

Поговорим со слушателями. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Леонид Полетаев из Москвы. Поскольку я знаю, что Вы, так же, как большинство наших граждан, переживаете за Украину, Новороссию, – отдадим всё-таки границу или нет, как Вы считаете?

А. ПРОХАНОВ: Я только что сказал, что несколько дней назад Лавров заявил, что Россия не передаст эти границы украинским пограничникам и войскам. Передача этих фрагментов границы означает падение и крах Донбасса. Мы не пойдём на это.

М. АНДРЕЕВА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, очень приятно слышать современного русского писателя. Меня зовут Андрей, я постоянный слушатель. Как писатель, как вы оцениваете сегодняшний жест того, что не пустили Дмитрия Медведева в США? Был шанс, то ли изолируют двух друзей, они же друзья открытые.

М. АНДРЕЕВА: Понятно, спасибо, уже говорили.

А. ПРОХАНОВ: Как писатель я оцениваю это как интересный курьёз, эта сцена могла быть в моём очередном романе. Она была бы комичной или я бы поиздевался над Медведевым, который стремится в Америку, повесил себе галстук звёздно-полосатый или выучил очередную американскую фразу «Very nice to meet you», а когда приехал, получил от ворот поворот. Если бы роман был политический, я бы попытался создать там интригу отношения Кремля и Белого дома, а эту поездку интерпретировал бы как очень сложный зондаж, своего рода аргументационное оружие, которое использует Кремль против американцев.

М. АНДРЕЕВА: А когда ждать Вашего романа?

А. ПРОХАНОВ: Сейчас я кончу передачу, расстанусь с Вами, очаровательная Маша, и пойду писать.

М. АНДРЕЕВА: Тогда в следующий раз ждём. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне очень нравится губернатор Артамонов, и многие мои друзья-бизнесмены сделали бизнес в Калужской области, потому что там великолепный климат. Представьте, если бы губернатор Артамонов заявил свои претензии на пост президента России – как Вы думаете, какое количество уголовных дел на следующее утро было бы на него заведено?

А. ПРОХАНОВ: Я думаю, что одно из них касалось бы моей с ним дружбы, наверняка. Правда, он был бы в это время диффамирован, а у меня вскрылись мои связи с американской разведкой.

М. АНДРЕЕВА: У Вас бы нашли миллион долларов.

А. ПРОХАНОВ: Поездка в Катар была бы поставлена мне в вину. Но он тем и восхитителен, что он знает правила игры. Он никогда не разрушит весьма хрупкое положение своей губернии, не подставит свой народ под этот разящий удар. Вопрос ироничный, интересный, но Артамонов тем и велик, что любит свой народ и боится бога.

М. АНДРЕЕВА: «Будет ли Медведев будущим президентом России? – интересуется слушатель.

А. ПРОХАНОВ: Поживём – увидим. Будущее от нас сокрыто, оно в руках господа, но мне бы не хотелось, чтобы это произошло.

М. АНДРЕЕВА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей, Москва. Я часто слушаю, и Вы очень критичны в сторону правительства, отделяете его от президента. Я не могу отделить правительство от президента. Почему так?

А. ПРОХАНОВ: А я могу отделить. Очень часто президент держит правительство для того, чтобы в какой-то удобный момент его слить. Когда политика по вынужденным обстоятельствам захлёбывается, а сейчас очень много бед на нас свалилось, пускай правительство копит в себе эти шлаки и негативы, чтобы потом его слить. Поэтому в России, а не в Англии, не в Израиле, президент является главной мощной исполнительной силой, чуть ли не мистической, а все остальные политические силы эфемерны.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...