НЕФТЯНОЙ РЫЧАГ ДАВЛЕНИЯ НА РОССИЮ – РЕМЕЙК ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Сергей ЧерняховскийСергей Черняховский

"То снижение цен на нефть, которое было тогда, не представляло существенной угрозы для СССР. Реально выручка за нефть составляла небольшую долю общего богатства, страна могла полностью обеспечить себя сама. Более того, когда подскочили цены на нефть в начале 70-х, эту сверхприбыль мы вообще не тратили, ее держали "на всякий случай".

Это больше публицистически-пропагандистский довод, во-первых, тогдашних идеологических противников СССР, и наших нынешних – якобы, вот цена на нефть упала, а больше Советский Союз ничего и не мог. Она очень небольшую часть составляла от того, что имел Союз. С другой стороны, это некое самооправдание элиты, что она не смогла справиться, упали цены, некуда было деваться", – рассказал доктор политических наук, профессор Сергей Черняховский.

Эта версия до сих пор в ходу на Западе, и обсуждается авторитетными учеными.

"Если говорить о теперешней ситуации, то России сейчас, во многом, сложнее, она больше зависит от нефти. Но нефтяные доходы составляют около 20% от национального дохода. Если даже согласиться с теми, кто говорит, что доля – 40%, то падение цены на нефть будет означать, что мы получим 80% доходов [от планируемых]. Интересно, что в 2008 году цена на нефть упала в три раза, а доллар вырос на 10-20%, а в этот раз цена упала в два раза и доллар вырос в два раза. Разные курсы, разные премьер-министры, вот и вся разница", – считает Черняховский.

С этой точки зрения интересен и такой момент, что товары внутреннего производства выросли в цене в разы – гораздо сильнее, чем просто экспортные товары, на стоимости которых отразились валютные скачки. То есть, внутренний спекулянт наносит урон уровню потребления гораздо больший, чем падение цен на нефть, валютные колебания и остальные связанные с этим процессы.

Конечно, на экономику влияли и некоторые другие факторы, например, гонка вооружений, "звездные войны", когда тратились огромные бюджеты на разработку новейших видов вооружений, способных сбалансировать разработки противника. Однако, этот фактор вряд ли стоит упоминать в современной конфигурации – бюджет Пентагона больше российского на порядок. С другой стороны, многие современные разработки уходят корнями именно в ту эпоху. Но не экономикой единой осуществляется давление на соперника. Не стоит недооценивать такой важный фактор, как гуманитарная сфера.

Не секрет, что США приложили немало ресурсов к усилению диссидентского движения в СССР, и использовали самые разнообразные механизмы поддержки – от предоставления гражданства, до лоббирования престижнейших премий и создания "нужного" общественного мнения по отношению к советскому строю в целом и СССР в частности. Например, в 1975 году Нобелевскую премию мира получил правозащитник и диссидент Андрей Сахаров, который позже был выслан из страны, а в 1990 лауреатом стал Михаил Горбачев, фактически "сливший" к тому времени весь соцблок. Кроме того, в 1983 году премию получил могильщик советской Польши Лех Валенса с формулировкой "борец за права человека" – что интересно, это единственные три премии, полученные представителями стран, входящих в соцлагерь, за все время существования премии – они уложились в 15 лет наиболее жестокой фазы борьбы с коммунизмом.

Примерно на этот же период выпадают премии по литературе – антикоммунисту Александру Солженицыну (1970), публично призывавшему позже сбросить на Советский Союз атомную бомбу, и эмигранту Иосифу Бродскому (1987). И вот, спустя почти 30 лет, в нобелевском комитете "вспомнили" о "великой белорусской писательнице" и присудили премию Светлане Алексиевич, которая чуть ли не в любом интервью призывает каяться за Сталина и искупать его грехи.

Не менее активно работают и те, кого в последнее время называют "пятой колонной" – разного рода "белоленточники", которые не устают обличать "кровавый режим", осуждают любые внешнеполитические действия и даже ухитрились провести митинг в поддержку "беззащитных умеренных ИГИЛовцев".

"Тогда с ними боролись более последовательно, пресекали их деятельность. Сейчас они являются не просто группой сумасшедших провокаторов, наемников и отщепенцев, а это определенная, пусть небольшая, но заметная социальная группа, у нее есть своя поддержка, около 10% населения. Просто государство исходит из неправильной концепции отношения к ним. Оно исходит из того, что есть и такое меньшинство, оно имеет право на свое мнение, хоть мы с ним и не согласны. Дело не в том, что есть такое меньшинство, и у него есть взгляды. Дело в том, что им плевать, какие у них взгляды. Взгляды – это их оружие. Если бы у них были правозащитные искренние взгляды, они бы не одобряли фашизм на Украине, они не защищали бы ИГИЛ", – подчеркивает Черняховский.

А само применение этих методов, их комплексное усиление, активизация, свидетельствуют о том, что Россия вновь воспринимается в США как конкурент, против которого "все средства хороши".

"В целом, это доказательство простой вещи. Для оппонентов России неважно, будет в ней частная собственность, или нет, будет там капитализм или социализм. В любом случае, Россия не устраивает. Не в силу какого-то русофобского заговора, а просто в силу того, что Россия по территории, по природным ископаемым, по интеллектуальному потенциалу весьма сильна. И любая попытка ее усиления воспринимается ими либо как соперничество, либо как угроза для себя. Поэтому, у России один выбор – быть сильнее всех. Если она будет просто сильной, ее будут опасаться и будут оказывать давление. Если она будет слабой, ее просто будут разбирать на части", – резюмирует Черняховский.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...