ЧУЖИЕ

Захар ПрилепинЗахар Прилепин

Писатель Денис Гуцко, с которым мы в своё время много спорили (Денис был безусловным либералом всегда) очень спокойно, в своей доброжелательной манере, с печалью — о потере иллюзий:

– Для меня то, что происходит на Украине, остается источником боли, тревоги, страхов, разочарований. Я перестал об этом писать, потому что нового мне пока сказать нечего. А все, что я уже сказал и написал, сводится к недоумению в отношении позиции нашей либеральной интеллигенции.

Она упустила возможность стать третьей силой, заняв позицию, основанную не на выборе стороны по принципу «враг моего врага», как это случилось (враг либеральной интеллигенции – ясное дело, российская власть, причем любая, если не принимать в расчет ельцинское многовластие), а основанную на незыблемых морально-этических нормах. Мне непонятно, почему те же люди, которые критикуют ополченцев за то, что они делают, молчат в отношении украинских карателей.

Считаю вполне обоснованным употребление этого слова, так как они приехали наводить порядок. Наша либеральная общественность спокойно принимала тот факт, что в составе формирований, которые наводили порядок, были не только регулярные части, но и батальоны «Донбасс» и «Азов», состоявшие из людей абсолютно «отмороженных» на националистической почве. Почему-то, когда на Манежку в Москве выходят наши бритоголовые со своей ксенофобской программой обустройства России, это вызывает – и совершенно справедливо – возмущение либеральной общественности. А когда в Киеве кричат «москаляку – на гиляку», это считается такой детской экспрессией. Вспоминают с придыханием про «небесную сотню», а про безоружных бойцов «Беркута», которых избивали и жгли – тишина. В Тбилиси, много лет назад, при гамсахурдистах, я уже видел подобное. Мне в Facebook кто-то писал, что я застрял в своем детстве, постоянно вспоминая Грузию.

А по мне, так все иначе – это наша либеральная интеллигенция застряла в своем детском преклонении перед Западом, неприятии любого российского правительства во всех его проявлениях. Отказываются дорасти до понимания, что любая «власть отвратительна, как руки брадобрея». Мне самому многое не нравится – и коррупция, и олигархия, и железобетонная вертикаль власти, которая подавляет любую инициативу на местах. Но это отдельный разговор.

Одним словом, нашей либеральной общественности следовало бы поступать по заветам батьки Махно – бить красных, пока не побелеют, а белых – пока не покраснеют.

И в случае с Донбассом сводить все к проискам «кровавой гэбни» – это глупо, слепо, несправедливо. Да, с 1990-х Россия доросла до того, что имеет возможность вести геополитические игры. Те самые – жестокие и циничные геополитические игры. Но она лишь вернулась в клуб, из которого когда-то выскочила.

Почему – молчание в отношении США, которые играют в то же самое, ничуть не менее цинично и жестоко? Мне была важна Украина и вся эта украинская история еще и потому, что это полнейший разрыв шаблонов. Я всегда относил себя к либеральной среде. Я оттуда. Но, когда все это случилось, я понял, что там – среди тех, кто уверял, что «моя свобода начинается там, где начинается ваша» – инфантилизм, двойные стандарты, безответственность, культурный дарвинизм: если ты «европеец», ты априори прав.

Оказалось, что все эти хорошо образованные начитанные люди с широчайшим кругозором, но неизлечимо узким восприятием мира для меня – чужие. Как и для очень многих в России. И это печальная история. История о том, как либеральная русская интеллигенция променяла историческую роль на розовые очки и шезлонг с видом на идеализированный Запад.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Захар Прилепин
Захар Прилепин (настоящее имя — Евгений Николаевич Прилепин; р. 1975) — российский писатель, общественный и политический деятель. Заместитель главного редактора портала «Свободная мысль». В 2014 году по многим рейтингам признан самым популярным писателем России. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...