ДЛЯ РОССИИ ГЛАВНОЕ — НЕ ВВЯЗЫВАТЬСЯ В НАЗЕМНУЮ ОПЕРАЦИЮ

Олег РозановОлег Розанов

Давайте посмотрим. 56 шейхов, о которых шла речь, придерживаются доктрины ваххабизма, но далеко не все сунниты разделяют эту доктрину. Во-вторых, у нас в союзниках Иран, который уже активно воюет в Сирии. Также в наших союзниках — шииты Ирака.

Далее — курды, которые заинтересованы в том, чтобы выстроить отношения не с Америкой, которая не влияет на режим Асада, а с Россией, потому что определять судьбу сирийских курдов будет режим в Дамаске, а никак не Турция. А американцы в этом вопросе вынуждены во всем поддерживать своего союзника Турцию, которая никогда не пойдет на создание независимого государства Курдистан. Также, у нас в союзниках, довольно мощная ливанская Хезболла.

В общем, можно сказать, что у нас в этом регионе серьезное доминирование в лице шиитского населения и международных игроков, которых я перечислил выше. Европа, которая не заинтересована в наплыве беженцев, тоже становится нашим союзником. Тот блок, который сколачивает Россия в виде Ирана, властей Ирака, Асада, Хезболлы — позволяет нам действовать довольно решительно. И ничего другого, как искать с Россией компромисс, для американцев и западной коалиции не остается.

В этой ситуации для России главное — не ввязываться в наземную операцию, а наращивать бесконтактную войну. Я думаю, здравый смысл рано или поздно восторжествует, и эта военная ситуация, в которой оказалась Россия, мобилизует элиты даже из инстинкта самосохранения. Если мы будем действовать решительно, не реагируя на "лай" наших врагов, можем выйти на тот компромисс, который нас будет устраивать и усилит наши позиции на Ближнем Востоке и в геополитическом контексте в целом.

Давайте посмотрим, что было два месяца назад. Месяц назад позиция американцев была следующая: Асад недоговороспособен, он должен уйти, никакие переговоры с ним невозможны. Падение Дамаска было вопросом времени, ему давали три, максимум четыре недели. Что получила бы Россия после падения Дамаска? Мы потеряли бы полностью все остатки присутствия в Средиземноморье и получили бы громадный геополитический удар. После того, как мы пришли, произошло следующее: тут же поменял тон Обама, он стал допускать при определенных условиях сохранение Асада. Очевидно, что последние 9 -10 месяцев американцы не владеют ситуацией.

Наша первая задача — удержать Асада, мы должны жестко зафиксировать ситуацию, перед всеми участниками конфликта, а после этого уже договариваться о последующем мире. Далее, при нашем посредничестве, осуществить передачу власти от Асада той группе, которая нам лояльна.

Но я соглашусь с Александром Нагорным, если здесь, внутри России, не будет обеспечена политическая стабильность, не будет изменен либеральный курс, то мы можем не достигнуть своих геополитических целей в Сирии. К сожалению, есть древняя поговорка о том, что осёл, груженный золотом, может быстрее захватить город, чем армия, вооруженная копьями. Десятки американских "ослов с золотом", топчутся сегодня перед нашими границами в поисках дверей. Эту нашу внутреннюю слабость я считаю основной угрозой.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Олег Розанов
Розанов Олег Васильевич (1969 г.р.) – общественный деятель, публицист, генеральный секретарь Всеславянского Союза, руководитель информационно-аналитического центра «Копье Пересвета». Постоянный член Изборского клуба. С 2015 года ответственный секретарь Изборского клуба по региональной и международной деятельности. С 2016 года – первый заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...