Сунь Цзы против Пак Да: к той ли войне мы готовимся? Часть вторая

Георгий МалинецкийГеоргий Малинецкий (в соавторстве В.В. Иванов)

«Когда караван поворачивает назад, то хромой верблюд становится первым». На крутом историческом повороте, который сейчас проходит мир, Россия во многих отношениях оказалась первой. Теперь важно перестать хромать

Выступление на круглом столе «Цивилизационное развитие и вооруженные конфликты будущего», прошедшего 22.10.2015 в рамках Второй Всероссийской научно-практической конференции «Аналитика в стратегическом развитии и безопасность России: взгляд в будущее-2030».

В настоящее время стали доступны документы, рассказывающие о том, с кем, в какие дни и насколько долго беседовал И.В. Сталин. К удивлению историков оказалось, что руководитель государства неоднократно вёл многочасовые беседы с выдающимся исследователем, мыслителем, создателем геохимии В.И. Вернадским. Этот учёный за много лет до того, как были поставлены решающие эксперименты в области ядерной физики, утверждал, что именно уран и его использование станет главной силой ХХ века. Возможно, именно поэтому советское руководство было готово к грандиозному атомному проекту, к форсированному развитию научных исследований и к созданию ещё одной гигантской отрасли промышленности, призванной обеспечить национальную безопасность. Готово ли нынешнее российское руководство к таким же масштабным и дальновидным действиям? Подсказывают ли ведущие учёные России ему «направление главного удара» в технологическом пространстве XXI века? Конечно, хочется надеяться на лучшее.

Или может быть мы, как в своё время оппоненты И.В. Курчатова, С.П. Королёва, М.В. Келдыша, должны говорить, что «и так всего достаточно», что «не надо ничего изобретать», «нужно производить то, что уже есть, но побольше?». Или продолжить традицию брежневских времен, в которые многие считали, что ядерное оружие — вечный «страховой полис» для нашей национальной безопасности, незыблемости границ и социальной стабильности? Работы, которые были выполнены в 4-м Институте Министерства обороны совместно с ИПМ показывают, что сейчас не время успокаивать себя иллюзиями, что всё обстоит гораздо серьёзней, чем кажется, на первый взгляд.

Экономика во многом стала наукой после того, как появилась возможность охарактеризовать состояние всей экономической системы с помощью одного или нескольких макроэкономических показателей (индекс Доу-Джонса, индекс промышленного производства и т.д.). Точно такой же показатель — геополитический статус — мы решили ввести, чтобы охарактеризовать военно-стратегический потенциал страны. Он учитывает экономику, демографические возможности государства, территорию, вооруженные силы, обладание ядерным оружием.

Ретроспективный анализ геополитических статусов ведущих стран мира показывает их характерную структуру. Геополитический статус двух лидеров значительно превосходит геополитические статусы остальных игроков. Видно, что в период с 1914 по 1922 год такими лидерами были Великобритания и США.

В результате мировых войн эти лидеры меняются. Видно, что после Второй мировой войны Англия пошла вниз, а СССР вверх. (Наиболее близка к США по этому показателю наша страна была в 1973 году). В результате геополитической катастрофы 1991 года Россия пошла вниз, а Китай вверх.

Заглянем теперь в будущее. В 2013 году в Праге Дмитрий Медведев и Барак Обама подписали очередной договор об ограничении стратегических вооружений (иногда его называют СНВ-3). В соответствии с ним по числу носителей и зарядов ядерные потенциалы РФ и США возвращаются к показателям, достигнутым десятилетия назад. Риски, связанные с подписанием этого договора для России, обсуждались экспертами многократно и возвращаться к этому вопросу мы здесь не будем.

Однако здесь стоит поставить другой вопрос. Китай в настоящее время развивается гораздо быстрее США. Расчеты показывают, что он по своему геополитическому статусу догонит Америку на 8 лет раньше, чем в случае, если бы упомянутый договор не был бы подписан. Почему же Америка его подписывает?

Как часто говорят американские полковники и генералы: «Я конечно, глупый, но не совсем дурак». Видимо, не стоит предполагать, что американские военные халатно относятся к своим обязанностям и к обеспечению национальной безопасности США. Однако в этом случае приходится признать, что Америка уже имеет «туз в рукаве» — новое оружие, сравнимое по возможностям с ядерным, которое не учитывает показатель геополитического статуса. Стоит поразмыслить, что же это за оружие и подумать над возможным ответом.

В ходе войн меняются не только характеристики и виды оружия. Меняются среды, в которых происходит военное противоборство.

В начале ХХ века к традиционным: суше и морю, добавилась подводная среда. Альфред Нобель, производивший торпеды, считал себя борцом за мир, поскольку, по его мысли, торпеды были настолько страшным оружием, что, столкнувшись с ним, люди прекратят любые войны. Во Второй мировой войне господство в воздухе имело решающее значение. Начиная с 1960-х годов, для разведки, связи и управления всё большую роль начинает играть космический эшелон.

Гражданская война на Юго-Востоке Украины (2014) и борьба с ИГИЛ в Сирии (2015) показывает, что на смену полю боя приходит «город боя». Вооружённая борьба в городских условиях очень сильно отличается от традиционных способов ведения войн и требует совсем другого оружия и иной тактики. К сожалению, это обстоятельство пока недооценивается. Масштабная урбанизация является одной из ведущих мировых тенденций, мегаполисы имеют множество «окон уязвимости», поэтому сейчас следовало бы самым серьёзным образом готовиться к «городским войнам».

Войну в Заливе (Ирак, 1991 год) часто называют первой кибервойной. Она наглядно показала, насколько важным является сейчас доминирование в киберпространстве, насколько серьёзным оружием является сегодня «черви», «логические бомбы», алгоритмы перехвата информации. Данные, представленные Эриком Сноуденом показали, насколько масштабно и серьёзно США и их союзники уже подготовились к борьбе в киберпространстве. По мнению Д.О. Рогозина — вице-премьера, курирующего оборонный комплекс — к борьбе в этой сфере мы пока не готовы. К сожалению, компьютерные войска были созданы в нашей стране с большим опозданием.

Следуя логике Сунь-Цзы, надо признать исключительно эффективным средством борьбы в современных условиях «оранжевые революции». Начиная с российского варианта (1991) и кончая Ближним Востоком с последним украинским майданом (2014), мы видим, что очевидным результатом таких действий является «самоуничтожение» общества и государства, затягивающееся на десятилетия, ликвидация значительной части военно-стратегического потенциала страны. На наш взгляд, серьёзность этой проблемы пока не осознана, а средства противодействия этим угрозам развиваются гораздо медленнее, чем сами угрозы.

Вместе с тем, наибольшую опасность, как показывает история, представляют атаки в тех средах, в которых они ещё не предпринимались.

Одной из самых важных и закрытых программ, которые реализуются в США, является программа защиты биологического пространства. В 2012 году Нобелевская премия была присуждена выдающемуся японскому учёному Синъя Яманака, сумевшему создать методы, позволяющие превращать клетки различных органов человека в плюрипотентные (стволовые). Это открывает новую эру в трасплантологии, позволяет создавать «запасные части» для человека, используя его собственные клетки.

Вместе с тем, использование этих технологий в военных целях открывает перспективу «медленных войн» или «криптовойн». Фактор плюрипотентности, распыленный над мегаполисом, как показывает анализ, увеличивает долю людей, болеющих раком в нём на 5%… Зафиксировать такие действия на технологическом уровне большинства стран практически невозможно. Поэтому объект атаки может осознать происходящее только через много лет после её начала.

Часто новое является хорошо забытым старым. Вспомним, как белые поселенцы, «освободили» Северную Америку от индейцев. Решающими оказались неприспособленность иммунной системы индейцев ко многим «европейским» болезням (к которым в ходе развития Европы у белых людей вырабатывается иммунитет), а также повышенная уязвимость по отношению к алкоголю. Важно, чтобы с нами не произошло чего-то похожего.

Заметим, что до последних реформ здравоохранения в России, заметно увеличивших смертность населения, наша страна по оценкам Всемирной организации здравоохранения занимала 124-е место по качеству медицинской помощи и 130-е по средней ожидаемой продолжительности жизни мужчин.

В настоящее время против России активно ведётся финансовая, информационная и когнитивная война. О сражениях на полях финансовой войны подробно говорит академик С.Ю. Глазьев, поэтому не стоит повторяться.

В информационном пространстве Россия пока теряет свои позиции. С военной точки зрения, это очень плохо. Войны последних десятилетий свидетельствуют, что «горячим фазам» конфликта предшествует создание «образа врага», превращение атакуемого государства в «страну-изгоя», а её лидера в «нерукопожатного деятеля».

По этому пути Россию последовательно и настойчиво ведут в последние годы. Опросы, проведенные в 2013 году в 69 странах мира показал, что к США хорошо относятся 63% опрошенных, к Китаю — 50%, а к России только 36% (в то время как плохо — 39%). Это показывает, что позиции России в мировом информационном пространстве надо значительно усилить. Многие люди просто не имеют объективных данных о нашей стране, её действиях и политике. Одной телекомпании Russia Today, чтобы рассказывать о России, явно недостаточно. Важность информационного пространства и по сравнению с советским временем, и по сравнению с тем, что должно было бы быть в нынешних реалиях, недооценивается. К примеру, Россия сейчас не вещает на Украину на украинском языке, а вещание на коротких волнах на огромных территориях России прекращено из соображений экономии.

Когнитивная война представляется особенно опасной. Достаточно создать неверную, искажённую картину реальности у 80 человек, которые реально определяют курс страны, чтобы она оказалась в пропасти. (В этом контексте достаточно напомнить вступление России в Первую мировую войну — трагическую ошибку в отечественной истории).

Имеющийся у российской элиты когнитивный диссонанс показывает недавно прошедший международный инвестиционный форум «Россия зовет», направленный на привлечение иностранных инвесторов в нашу страну. В 2000 году вышла замечательная книга А.П. Паршева «Почему Россия не Америка». В ней была сформулирована и обоснована «геополитическая теорема», — в силу экстремальных условий в условиях глобализации значимых зарубежных инвестиций в Россию нет и не будет. Последующие 15 лет подтвердили эту достаточно очевидную истину. Однако финансово-экономическому блоку российского правительства этого недостаточно. Оно продолжает надеяться на невозможное.

Чтобы заглянуть в будущее науки, а вместе с ней и обороны, на 30−40 лет вперед, достаточно посмотреть на цитируемость работ в различных сферах исследований. Цитируемость в этом контексте показывает активность научного сообщества в данной области науки и поддержку общества. То, чем сегодня занимается фундаментальная наука, завтра может стать предметом прикладных разработок, а послезавтра основой для новых типов оружия. Но в предвоенной или, тем более, в военной ситуации всё происходит гораздо быстрее. При этом очень важно верно определить вектор развития, смотреть в завтрашний день, а не во вчерашний.

Если взять общую цитируемость наук биологического цикла за 50, то на всю химию придется примерно 10, на всю физику 8, а на математику и информатику по 1,5. Это означает, что наступивший век будет веком биологии и человека. Каждая третья научная статья в мире сегодня посвящена проблемам медицины. В то же время информатика уже в большой степени перешла из области науки в отрасль промышленности — мир не ждет научных прорывов в этой сфере. Это согласуется и с логикой экономических укладов. Пятый уклад, в котором тон задавали информационно-телекомуникационные технологии — это уже прошлое, а не будущее.

Видно, что более всего Россия отстает от мировых показателей в междисциплинарных исследованиях и конвергентных технологиях, на которые в мире сейчас возлагают огромные надежды.

Научный прорыв произошёл в области биологии. В результате выполнения программы «Геном человека» в США (в которую было вложено $3,8 млрд.) стоимость секвинирования генома (определение наследственной информации) за 10 лет уменьшилась в 20 000 раз и продолжает уменьшаться. Это уже в огромной степени изменило медицину, сельское хозяйство, правоохранительную сферу, нашло отражение в ряде масштабных оборонных программ. По словам Барака Обамы, каждый доллар, вложенный в упомянутую научную программу, уже позволил получить более 140 долларов прибыли. Очень жаль, что сравнимых усилий в российской науке и биотехнологической отрасли предпринято не было.

Современная наука может заглядывать в будущее и предвидеть, какие типы войн нас ожидают в нем. Например, более 20 лет назад выдающийся просветитель России С.П. Капица с коллегами из ИПМ рассматривая прирост населения в развитых и развивающихся странах, обращал внимание на огромную демографическую неустойчивость современного мира. Прирост населения в развивающихся странах в ближайшие полвека будет многократно превышать показатели развитых стран. Это может стать основой для очередного глобального переселения народов и для взрыва «демографических бомб» — организованных масштабных потоков переселенцев из развивающихся стран Юга в государства-конкуренты одной из цивилизаций. То, о чем учёные писали 20 лет назад, стало суровой реальностью для стран Западной Европы в 2015 году.

Драматические последствия и огромная опасность оранжевых революций после их череды, прокатившейся по миру, стали очевидны всем. Но ведь именно об этой опасности ряд социологов из Академии наук, Л.Н. Гумилёв, другие советские исследователи предупреждали 30 лет назад!

Общий порок оранжевых сценариев состоит в том, что они либо зовут в прошлое (антисоветский проект, Россия 1991; халифат, ИГИЛ, Ирак и Сирия, 2015), либо призывают сделать «как у других» (Украина, майдан. 2014). Ни то, ни другое не имеет шансов на успех. Удивительным образом элиты не слышат учёных и даже не пытаются всерьёз объяснить своим народом, что «нельзя дважды войти в одну реку» или «повернуть время вспять» или «сделать бывшее — небывшим».

Сейчас в России любят повторять, что с 1991 года РФ оказала помощь украинской экономике в объёме $200 млрд., в то время как США вложили $ 5 млрд. в массовое сознание народа этой страны и перевели её в режим внешнего управления. Но кто же мешал российской власти слушать собственных учёных и организовать в течение 20 с лишним лет взаимодействие в братским народом в области культуры, науки, образования, в информационном пространстве, в сфере смыслов и ценностей?

Видно, нет пока пророка в своем отечестве… и взаимодействие власти и науки оставляет желать лучшего. Разумеется, ученые и военные не обладают монополией на прогноз в военно-стратегической сфере. Один из наиболее глубоких, интересных и во многом оправдавшихся прогнозов был сделан польским фантастом и футурологом Станиславом Лемом в эссе «Системы оружия XXI века», написанном в 1986 году. Его можно проиллюстрировать на примере авиации.

С начала ХХ века до 1980-х годов стремительно росли скорости и грузоподъемность боевых самолётов. В конце концов, значительная часть всего ядерного потенциала сверхдержав оказалась сосредоточена в нескольких десятках стратегических бомбардировщиков.

А затем тенденция по прогнозу Лема меняется, количество переходит в качество, наступает эра беспилотников, которые становятся всё меньше и эффективнее. «Скорость эскадры определяется скоростью самого медленного корабля», — гласит военно-морская мудрость. И этим «самым медленным кораблем» в воздухе всё чаще оказывается человек, которого долго и дорого учить, трудно защищать и, возможности которого, весьма ограничены.

Этот прогноз Лема в полной мере оправдался — в 2013 году в США удалось поднять с палубы авианосца ударный беспилотник (16 тонн) и посадить его обратно — осуществить один из самых сложных авиационных маневров. Лем писал о летающих роботах-насекомых.

Но учёные работают над следующим поколением боевых систем, над стаями и командами летающих роботов, взаимодействующих в ходе решения общей задачи. Вероятно, подобные системы сделают через некоторое время многие нынешние вооружения грудами ненужного металла. И здесь очень важно было бы российским разработчикам — учёным, инженерам, военным — не опоздать.

Закончить хотелось бы восточной пословицей: «Когда караван поворачивает назад, то хромой верблюд становится первым». На крутом историческом повороте, который сейчас проходит мир, Россия во многих отношениях оказалась первой. Теперь важно перестать хромать.

Георгий Малинецкий
Малинецкий Георгий Геннадьевич (р. 1956 г.) ― российский математик, заведующий отделом моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики РАН им. Келдыша. Профессор, доктор физико-математических наук. Лауреат премии Ленинского комсомола (1985) и премии Правительства Российской Федерации в области образования (2002). Вице-президент Нанотехнологического общества России. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments