ДЕНЬ НАРОДНОГО ЕДИНСТВА

Александр ДугинАлександр Дугин

Для народа, который хочет знать свою историю, который хочет ощущать своё историческое бытие, это чрезвычайно важно – иметь такие праздники. Потому что это праздник, который объединяет духовенство в первую очередь, которое приняло самую активную роль в сплочении народа против оккупации с сохранением православной идентичности, что очень важно; это роль элиты, потому что, несмотря на то, что речь была о победе народного ополчения, с ними были князья, в частности, князь Пожарский; и, соответственно, это праздник самого народа, который в критический для страны день, момент, переломную историческую эпоху нашёл в себе силы организоваться, пожертвовать многим, в частности, в первую очередь ленью, на мой взгляд, потому что народ наш прекрасно воюет, когда его туда посылают. Но самому собраться куда-то что-то делать, как правило, бывает гораздо сложнее.

Один редчайший случай, когда русский народ, простые люди взяли инициативу в свои руки, они сказали: нет, мы не хотим терпеть оккупацию, мы не хотим терпеть другую идентичность. Мы хотим встать за нашу русскую православную веру, за нашу державу, за наш суверенитет в каком-то смысле, и они собрались. И первое ополчение потерпело неудачу во многом из-за склоки именно в руководстве. Но второе ополчение, которое мы отмечаем, день второго ополчения, его победы, изгнание польско-литовских оккупантов из Кремля, собственно, оно имело успех.

Но это был переломный момент. Освобождение Москвы. Это очень важно. Изгнание оккупантов из Москвы, прекращение раздора в элитах, создание некоторой верхушки, некого ядра, которое в результате вывело страну через некоторое время после этого переломного момента из глубочайшего кризиса, – всё это мы вспоминаем сегодня. Очень многие линии сходятся в этом празднике: религиозная, историческая, социальная, народная, политическая. То, что народ принимает участие в собственной судьбе. Это очень важный момент. Обратите внимание на состав нашего ополчения вообще. Это народ, организовавшийся самостоятельно. Это представители, верные России и русской идентичности, элиты и духовенство. То есть все три социальных слоя традиционного русского общества (представители духовенства, военной знати и народа) встали за правое дело и по сути дела благодаря этому событию, которое мы отмечаем сегодня, создали предпосылки для нового, довольно долговременного периода русской истории, связанного со следующей династией Романовых.

Насколько я знаю, инициатива проведения праздника принадлежала Русской православной церкви, которая хотела напомнить об этой исторической дате и в том числе о роли Русской православной церкви в преодолении Смутного времени и о важности русского православия для определения параметров идентичности русского народа.

У нас в календаре праздник Казанской иконы.

Почему праздник Казанской иконы? Потому что под её эгидой совершалось это освобождение на самом деле. Она же была прославлена именно тогда. Самое интересное, что для русского православного человека значение этого праздника было дано изначально, давно. Но теперь, когда власть, сама взявшая курс на консервативный взгляд, не на прославление заимствований из Запада любой ценой (либерализм и демократия), а на почтение к русской истории, власть приняла эту инициативу церкви, фактически поставила свою подпись и оказала поддержку этому начинанию, тем самым пояснив в каком-то смысле свой идеологический вектор. Вектор на консерватизм, на суверенитет в первую очередь, на самостоятельность и самобытность русского государства, русской культуры, на защиту нас от, если угодно, западных влияний.

И это прекрасное объединение с Крымом. Но поскольку мы этот вопрос не завершили, объединение Новороссии и русских земель в западном направлении, то, мне кажется, рановато праздновать. Сказав «А», надо сказать «Б». Когда Новороссия войдёт в состав России или в Украине принципиально изменится геополитический ориентир, тогда воссоединимся опять с украинским братским народом – вот тогда можно будет сделать это праздником. Пока же это часть, очень важная часть. Я с человеком, который это пишет, согласен.

Но события 1612 года. Во-первых, отвечаю на ваш вопрос. В первую очередь все Романовы от первого до последнего, какими бы разными они ни были, – это были последовательные сторонники русского суверенитета, суверенитета России. Они подчас окружали себя западниками, иногда делали отбор на собственную элиту. Михаил Романов и Алексей Михайлович Романов – они были русскими патриотами, убеждёнными сторонниками «Москвы – третьего Рима». Но даже когда после Петра некоторый период русские монархи, российские цари приглашали ко двору или делали опору (это тоже не надо преувеличивать их значение) на представителей европейской знати или специалистов, они делали это всегда в интересах государства. Это совершенно другое, чем торговать национальными интересами, менять идентичность в угоду, например, католикам или полякам, освобождение от которых мы сегодня празднуем. Это совершенно разные вещи.

То есть на самом деле даже западники, если они убеждённые русские патриоты и хотят заимствовать какие-то элементы с Запада, как при Петре, то ради Бога, это прекрасно. Например, зачем Пётр открыл окно в Европу? Чтобы оттуда показались жерла наших пушек. Это совершенно справедливо. Это была оборонная, необходимая нам модернизация. И прекрасно. Если кто-то готов служить, немцы, европейцы, в стране, то добро пожаловать.

Смотрите, на каждом этапе истории существуют, например, негативные тенденции, и они удивительным образом повторяются, эти вызовы. На протяжении практически тысячи лет Россия как наследница Византии испытывает серьёзнейшую конкуренцию со странами Запада. На каком-то этапе эта конкуренция была религиозная: католицизм против православия. Потом католицизм и протестантизм против православия. И вот в эпоху, например, XVI века это очень остро чувствовалось.

Теперь, в советское время это уже была… когда светские монархи в XIX веке, особенно религиозный фактор не играл ведущего значения. Но тогда была конкуренция просто великих держав, в том числе монархий. В советское время была идеологическая борьба. И сейчас никуда не делась. У нас две разные цивилизации. На территории бывшего единого христианского мира, изначально дораскольного мира, сложились постепенно, в течение тысячелетий две христианских цивилизации: западно-христианская, которая представляет собой Западную Европу, и восточно-христианская, православная, наследниками которой является наше государство. И как бы ни назывались и ни оформлялись на разных исторических этапах лагеря этого противостояния, прямо или косвенно выражают идентичность напрямую в религиозных терминах или в геополитических терминах, или в национальных терминах, или в идеологических терминах, как в советское время, она никогда не снималась. В этом урок 1612 года. Те же вызовы, что и тогда, та же линия конфликта.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Дугин
Дугин Александр Гельевич (р. 1962) – видный отечественный философ, писатель, издатель, общественный и политический деятель. Доктор политических наук. Профессор МГУ. Лидер Международного Евразийского движения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...