ОНИ ВСЕ — ПСИХОПАТЫ

Максим ШевченкоМаксим Шевченко

Максим Шевченко считает, что террористические атаки — не следствие столкновения цивилизаций, а психопатия, симптомы которой еще предстоит изучить.

Политолог, член Общественной палаты РФ Максим Шевченко поделился с «ВМ» своими взглядами на теракты в Париже, авиакатастрофу аэробуса А321 над Синайским полуостровом и военную операцию России в Сирии.

Число жертв терактов в Париже превысило 130 человек. Вечером в воскресенье на улицах французской столицы снова прогремели выстрелы. Президент Олланд ввел в стране чрезвычайное положение, а французская авиация нанесла первые за много месяцев удары по позициям Исламского государства в Сирии.

Максим Шевченко считает, что террористические атаки — не следствие столкновения цивилизаций, а психопатия, симптомы которой еще предстоит изучить.

— Максим Леонардович, что в первую очередь необходимо сделать европейским лидерам после трагедии в Париже?

— Необходимо создать социально-демократическую коалицию. К тому же нужно окончательно разобраться, насколько эти теракты связаны с религией. К примеру, для меня люди, способные на подобное, не имеют никакого отношения ни к одной религиозной системе.

— Тогда кто они?

— Они психопаты, которые встречаются во всех цивилизациях. Мусульмане точно так же попадают под их удары, как и европейцы. Перед тем как напасть на Париж, они совершили чудовищный взрыв в Бейруте. Он унес жизни 60 человек, раненых было более 200. Париж, Бейрут, катастрофа российского авиалайнера над Синаем — звенья одной цепи. Нужно понять психотип этих людей, методы их вовлечения в ИГ и решить, что мы можем этому противопоставить.

— После авиакатастрофы над Синайским полуостровом западные журналисты стали кричать о бомбе на борту еще до того, как МЧС России и египетская сторона сделали, какие бы то ни было, заявления. Зачем?

— Египетское правительство пригласило группу исследователей. Среди них есть англичане и французы. Западу не нравится присутствие России в Сирии, и нас старались втянуть в более серьезное противостояние. Если будет доказано, что авиакатастрофа — дело рук Исламского государства, операция неизбежна. Террористы, виновные в трагедии, должны быть уничтожены.

— Стоит ли России соглашаться на просьбы иностранных спецслужб о сотрудничестве в расследовании трагедии?

— Мы сами стараемся взаимодействовать с другими странами в противодействии терроризму с 2001 года. Другой вопрос, как выглядит это сотрудничество сейчас. Информация закрыта, никто ничего не знает. Становится ясно, что Запад ведет двойную игру и не хочет делиться с Россией информацией, куда, к примеру, продает нефть ИГ. Я не думаю, что спецслужбы Запада сегодня искренни в своем желании сотрудничать. Потому что вопросы, которые им будут заданы о террористах, окажутся крайне неудобными.

— Россияне покидают Египет. Что теперь будет с этой курортной страной?

— Для Египта уход туристов из России станет тяжелым ударом по экономике. Но к его курортам я всегда относился крайне настороженно. В сорока километрах от Шарм-эль-Шейха ведутся бои.

— Как оцениваете результаты российской воздушной операции в Сирии?

— Она преследует не столько военные, сколько политические цели. России же удалось собрать в Вене за столом переговоров и Сирию, и Иран, и другие страны региона. Это прорыв. Он произошел именно благодаря тому, что Россия показала и свои силы в Сирии.

Россия настаивает на мирном переходном процессе с сохранением целостности Сирии как государства. Она должна быть единой в тех границах, в которых ее признало мировое сообщество.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Максим Шевченко

Максим Леонардович Шевченко (род. 1966) ‑ российский журналист, ведущий «Первого канала». В 2008 и 2010 годах — член Общественной палаты Российской Федерации. Член президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…