Кризис либеральной реформы образования в России и пути выхода из кризиса

11 ноября 2015 года в офисе Изборского клуба по региональной и международной деятельности прошёл Круглый стол «Кризис либеральной реформы образования в России и пути выхода из кризиса», в котором приняли участие постоянные члены Изборского клуба и приглашенные эксперты – преподаватели школ, деканы и ректоры высших учебных заведений, руководители молодежных патриотических организаций, юристы, общественные и государственные деятели.

Тема образования, предложенная для обсуждения ответственным секретарем Изборского клуба Олегом Розановым и руководителем военной секции Владиславом Шурыгиным, оказалась очень близкой и насущной для всех участников дискуссии. Проблемы в современном образовании выходят далеко за рамки школ и вузов. Они становятся частью геополитики, самосознания, культуры, о которых много говорили выступающие.

Предлагаем вашему вниманию основные тезисы выступлений докладчиков круглого стола:

Розанов Олег Васильевич, ответственный секретарь Изборского клуба:

– У нас сегодня очень интересный круглый стол на тему «Кризис либеральной реформы образования в России и пути выхода из кризиса». Тема острая, наверняка, все присутствующие захотят выступить. Очень бы хотелось, чтобы с первым словом выступил Александр Андреевич Проханов и поделился с нами своими мыслями.

Проханов Александр Андреевич, Председатель Изборского клуба:

– В минувшие дни в Москве прошёл целый ряд форумов, конгрессов, встреч, симпозиумов, посвященных соединению великого рассеченного «Русского мира», евразийского пространства. Процесс соединения идет, потому что идеологема сегодняшней русской власти – это синтез распавшегося многомерного великого цивилизационного начала, возвращение его к целостности. Такова идеология Кремля, на это направлены его усилия. Крым лежит в недрах этой идеологии.

Как, какими средствами мы объединимся? Вряд ли мы опять будем сшивать распавшиеся границы военной жестокой дракой. Вряд ли речь идет о танковых колоннах и экспансии. Культура! Тайные коды, которые живут в сознании и евразийского, и русского сообщества. Апелляция к этим кодам, освобождение их от наносного, от перекодирования, которому подвергались все народы нашей великой Империи, в том числе, и русский народ. Кто может апеллировать к этим кодам? Вряд ли политики. Они заняты жестоким политическим делом. Вряд ли военные или летчики наших бомбардировщиков. Апеллировать могут люди культуры, художники, поэты, духовидцы, священники. Наши учителя, историки, историософы. Поэтому на современную российскую культуру возложена огромная синтезирующая миссия – миссия пробуждения кодов. Но наша культура, к сожалению, во многом находится во власти либералов. Идеология переходит все больше и больше к патриотическому субъекту. Если силовики – абсолютные патриоты, то экономический блок насквозь либеральный, гуманитарное направление целиком принадлежит либералам. И сейчас идет колоссальная схватка в сфере культуры, образования, в сфере формулировок ценностей, будь то учебники литературы или истории. Для культуры и образования открывается гигантское поле творчества и борьбы.

В этой схватке наш Изборский клуб, занимающийся созданием идеологических постулатов новой российской действительности, новой российской государственности, не может остаться в стороне. И я думаю, уважаемые мужи, которые собрались здесь, в своих речениях внесут значительный вклад в формулирование концепции новой культуры, которая окормляет российскую государственность, российских чиновников идеей служения, а не идеей обогащения. Культура, которая апеллирует к представителям высшей российской власти, научая их быть не просто правителями, президентами, а государями, вождями, отцами наций, если угодно, помазанниками.

Розанов О.В.:

– Спасибо, Александр Андреевич! Я думаю, что наш дискурс будет основываться во многом на том, что Вы сказали, и я хотел бы предоставить слово профессору Российской академии музыки имени Гнесиных, постоянному члену Изборского клуба Юрию Богданову. Он преподает в творческом вузе, и творческий взгляд на проблемы нашего образования будет интересен.

Богданов Юрий Александрович, профессор РАМ им. Гнесиных, заслуженный артист России, постоянный член Изборского клуба:

– Что происходит в музыкальном направлении нашего образования? – Я очень много езжу по стране, и меня постоянно спрашивают преподаватели музыкальных школ: «Почему мы вынуждены девять десятых нашего времени тратить на то, чтобы заполнять планы уроков, а не заниматься с детьми?» Педагоги говорят, что на занятия с ребенком остается максимум 20-40 минут, все остальное время уходит на отчеты. Что происходит в общеобразовательной школе, вы тоже знаете.

Я делаю вывод о том, что идет «невидимая война» Запада против России, и эта война вполне реальна. Выделены огромные деньги на то, чтобы уничтожить наше образование. Идет развал страны изнутри. И зачем тогда оружие? – Оно не понадобится. Страна деградирует из-за того, что наше образование становится с каждым годом все хуже и хуже.

Я бы сказал, что образование оккупировано. Система отлажена, существуют денежные потоки, которые идут наверх. Уже созданы институты, которые создают концепцию нового образования, новые учебники, новые государственные стандарты по образованию. И, к сожалению, тот же пресловутый ЕГЭ – это шаг вниз, а не шаг вверх. Что такое образование? Люди образованные могут противостоять чему-либо, а необразованные – не могут. Сейчас даже Министерство называют «образования», а не просвещения. А раньше оно называлось Министерством просвещения, и это очень важно.

Мы собрались, чтобы поделиться наболевшим и найти пути выхода из кризиса. Это можно сделать только совместно, один человек не может противостоять налаженной системе деградации нашего общества. Но я остаюсь оптимистом и считаю, что Россия – великая страна, которая несмотря ни на что дает огромное количество талантливых людей, талантливых детей, самородков.

Шурыгин Владислав, руководитель военной секции, постоянный член Изборского клуба:

— Что нас всех, сидящих здесь за одним столом, объединяет? Что нас объединяет с теми, кто ходит по улице, с теми, с кем мы общаемся? Конечно, это русский язык. Но только ли русский язык? Нас объединяет, прежде всего, великая русская культура. Мы выросли в рамках одной культуры, в рамках одних ценностей, которые прививаются на протяжении всей жизни человека — с того момента, когда ребенок только начинает говорить. Культура, культурные коды, составляют ту часть величайшего ощущения единства и общности, которые называются нацией, народом. И они прививаются в процессе образования и воспитания. Семья всегда играла здесь громадную роль, но она не была определяющей. Уже многие десятилетия образование своих детей родители перепоручают государству. В Советском Союзе было бесплатное и доступное образование для всех. Это был громадный шаг вперед к объединению русских и всех русскоговорящих народов, живущих на территории России в единую нацию. Но в начале 90-х годов в нашем образовании начались негативные процессы. Можно искать в этом конспирологию и говорить, что это была спецоперация врагов, которые хотели нас сокрушить. Можно говорить о наших чиновниках, которые в системе образования сразу после «победы демократии» увидели в образовании источник собственного обогащения. Можно говорить и о глупости, которая граничит с преступлением. Но суть одна — началась реформа образования, которую мы с вами наблюдаем уже двадцать три года. Напомню, что проходила она в несколько этапов. В начале все заговорили о необходимости гуманизации нашего образования. Начало и середина 90-х прошли под флагом «больше гуманизации», нам всем тогда говорили, что такое количество инженеров России не нужно. Тогда начали закрывать инженерные факультеты и открывать юридические, экономические, психологические. В итоге в конце 90-х профессия инженера была полностью дискредитирована. В начале 2000-х появилась новое понятие Болонская система – двухуровневая система высшего образования — бакалавриат, магистрат. Ее нам объясняли, как абсолютное ноу-хау, путь, по которому идет весь мир. Вместе с Болонской системой к нам пришел ЕГЭ, который внедрялся под идеей уравнивания детей из самых отдаленных провинций с москвичами, чтобы была у всех одинаковая возможность эффективно поступать в вузы. Как следствие за два десятилетия произошло размывание системы образования. Оно стало терять на всех уровнях свое базовое наполнение, стало уходить от формирующего личность процесса, к системе получения некой суммы знаний. И самое главное, усилиями чиновников произошла коммерциализация нашего образования. Коммерциализация образования является той самой конфеткой, которая завернута во все остальные оболочки «реформы».

Понятно, что сегодня мы не можем изменить ситуацию, пока нынешние разрушители сидят в своих кабинетах, но мы должны сформулировать рекомендации, которые пригодятся тогда, когда придёт новая команда и ей придется разгребать «авгиевы конюшни» Минобразования.

Бабурин Сергей Николаевич, д. юридич. н., заслуженный деятель науки РФ, президент Ассоциации юридических вузов России, лидер общественно-политического движения «Российский общенародный союз»:

– На мой взгляд, наше образование и здравоохранение – это последний рубеж обороны русской цивилизации. То, что у нас происходит в образовании, методическими ошибками назвать нельзя. Одновременно происходит три процесса, каждый из которых в равной степени губителен для подготовки будущих поколений.

В системе образования в силу реформ ликвидирована конкуренция в вузах. В советской высшей школе вузы реально конкурировали между собой качеством подготовки, потому что стартовые условия были у всех одинаковые – одинаковое финансирование по количеству студентов, одинаковые профессорско-преподавательские подходы, критерии и так далее. Сегодня через социальное расслоение в вузах, когда созданы два вуза-небожителя – МГУ и Петербургский университет, создано вузовское боярство в лице федеральных университетов, дворянство в лице исследовательских университетов.

И главное, сегодня в высшей школе ликвидируется духовный смысл образования. То, о чем говорил Александр Андреевич Проханов. Сейчас мы говорим о мировоззренческой войне, которая против нас развязана. И для нашего Отечества, для нашей культуры принципом общества всегда была социальная солидарность, социальная справедливость.

Сейчас идет борьба с бесплатным образованием, но в то же время мы говорим, что мы социальное государство. Я хочу еще раз подчеркнуть, что если наша классическая, русская, досоветская высшая и средняя школы готовили специалистов, которые понимали причины происходящего в их профессиональной сфере и, зная причины, могли бороться с проблемами, то сейчас действует принцип, который свойственен любому ремесленнику, отличающемуся от творца, – работать с последствиями. Противостояние внутри высшей школы сегодня дошло до некой критической точки. Мы можем потерять следующее поколение.

Нужно начинать с того, что все те, кто сегодня работает в Министерстве образования, должны быть оттуда убраны полностью. И пусть вернут тех, кто знает настоящее отечественное образование. Я уверен, что чем меньше мы будем копировать, а вернемся к своим традициям, тем больше мы сумеем создать, особенно сегодня. Слава Богу, дай им Бог здоровья, – тем, кто нам сегодня объявил санкции. Давайте мы выберемся из них, опираясь на внутренние ресурсы.

Сафонов Андрей Леонидович, к. технич. н, доцент, проректор по международным отношениям Московского государственного индустриального университета:

– Сейчас происходит достаточно большое слияние вузов и их вывод из крупных городов. В первую очередь, из Москвы и Санкт-Петербурга. При этом теряется научно-педагогический состав. Под предлогом омоложения кадров убирают возрастных профессоров. При этом теряется из виду, что профессор активно работает с шестидесяти до семидесяти лет, в лучшем случае с пятидесяти пяти. Когда убирается работающий профессор, вокруг него рушится научная школа. Процесс идет достаточно быстро и ощутимо. При слиянии вузов в значительной степени уходят многие проекты.

По ряду специальностей оставлен пятилетний срок обучения, он, конечно, лучше. Но можно по ряду специальностей иметь и бакалавра, и магистра. Правда, магистратуру сейчас перепутали со вторым высшим.

По поводу магистратуры, двухуровневой системы: она уже введена, и нет смысла с нею бороться. Есть смысл оставить уровень магистра, но укреплять надо блок аспирантуры.

Степанов Сергей Станиславович – ректор МНЭПУ (Международный независимый эколого-политологический университет), к. э. н., член Российского союза ректоров, член экспертного совета Комитета Государственной Думы по образованию:

– Я предлагаю посмотреть на проблему реформы образования со стороны. Кроме материальной заинтересованности структур, которые эти реформы проводят, особого смысла для страны в этом нет. Если посмотреть на эту проблему с исторической точки зрения, то Россию с конца 90-х годов встраивают в международную систему образования. Что такое международная система образования и ее производная – Болонская система образования? – это одно из полей военных действий, холодная война.

В 90-е годы Россия стала интегрироваться в эту систему. И получилось, что мы интегрировались в систему по тем правилам, которые были установлены не нами и, большей частью, против нас. Если подумать, с чем связан такой технический и экономический бум в начале 90-х годов на Западе, – то это инвестиции, которые были сделаны Советским Союзом, потому что подготовка каждого нормального специалиста, инженера – это сотни тысяч долларов. Это вливание, которое было сделано добровольно. По большому счету, встраивание России в международную образовательную систему – это исключительный вред для России. Никакой пользы от бакалавриата, магистратуры, межакадемического обмена по их правилам для нас не существует.

Мы прекрасно понимаем, что Россия по своей сути – это империя по своему геополитическому положению. И естественно, научный и образовательный потенциал должен учитывать этот факт. Суть в том, что система высшей школы в том виде, в котором она есть – это не американская и не европейская модель. Это система, обслуживающая интересы определенных стран. Наша система образования подчиненная и является донором научных разработок, донором молодых мозгов и более ничем. Этот вектор направления нужно менять. Поэтому образование должно быть ориентировано только на национальные потребности. Наши любимые заокеанские партнеры давно говорят о том, что Россия слишком большая страна, и что такие территории не могут быть управляемы одним правительством, что их нужно распределить на некоторое количество государств, которые войдут в дружную международную семью. Это и происходит.

Система образования – это основа национальной безопасности. Только при таком тезисе можно восстановить не просто нашу внутреннюю экономику, но и в принципе защищать нашу страну от развала.

Тишков Михаил Борисович – директор православной гимназии "Радонеж", лидер движения православных школ Москвы:

– Я хочу поддержать один из тезисов предыдущего выступающего о том, что система образования – это система национальной безопасности. Я уверен, что главная задача национальной системы образования – формирование национальной идентичности. Если не учитывать этот базис, то все образовательные задачи, надстраиваемые на этом фундаменте, бесполезны. Вы сделали хорошего специалиста, а он взял и уехал. Сделали еще одного хорошего специалиста, а он, простите, продался врагу и работает здесь агентом влияния очень эффективно и качественно, именно потому, что получил хорошее образование. Мы должны сами себе ответить на вопросы: в чем суть, в чем ядро, в чем главное содержание? Все его определяют по-разному. Позволю себе очень коротко процитировать два выступления Святейшего Патриарха. Первая цитата в прошлом году была сформулирована Патриархом на Всемирном Русском Народном Соборе, где была принята «Декларация о русской идентичности»: «В формировании русской идентичности огромную роль сыграла православная вера. С другой стороны, события ХХ века показали, что значительное число русских стало неверующими, не утратив при этом национального самосознания. И все же утверждение о том, что каждый русский должен признавать православное христианство основой своей национальной культуры, является оправданным и справедливым. Отрицание этого факта, а тем более поиск иной религиозной основы национальной культуры, свидетельствуют об ослаблении русской идентичности, вплоть до полной ее утраты». И второе высказывание, из недавнего выступления Патриарха на заседании Всемирного Народного Собора 2015 года: «Нравственное государство не превращает культуру и знания в товар, тем более доступный по цене не всем и не всегда, ибо это ведет к общественной сегрегации и информационному неравенству. Оно поддерживает воспитательную функцию школы, включая высшую, осуществляемую в духе идеалов солидарности и взаимопомощи в рамках национальных традиций и морали, сформированной, в том числе, под влиянием традиционных религий. Именно поэтому необходимо иметь общие, согласованные подходы к формированию программ обучения в школе и в вузе, иметь единое образовательное пространство».

Именно школа может и должна являться главным инструментом формирования национальной идентичности. Мы много лет наблюдаем усиливающийся тренд на разрушение национального образования. И мы, в своей православной системе образования, понимаем, что дожидаться, пока кто-то, где-то в заоблачных высотах решит, что пора менять персоналии и начинать что-то другое, не следует. У нас существует другой подход.

В свое время наши либеральные руководители реформы образования провозгласили важный, с их точки зрения, принцип – создание конкурентной среды в системе образования, и такой принцип, как равенство субъектов образовательной деятельности. Провозгласить этот принцип они провозгласили, но на практике они его не реализуют.

Я представляю систему православных школ, которые существуют исключительно как частные школы уже много лет. Я – директор православной гимназии «Радонеж», первой из православных школ, которая была создана двадцать пять лет назад. Мы воспринимаем себя неким заповедником, вокруг которого поставлен забор, куда эти реформаторы и разрушители зайти не могут. Мы сохраняем и культивируем у себя лучшие принципы как русского дореволюционного, так и послереволюционного образования. Мы считаем, что православные школы, это такие школы, которые наилучшим образом формируют ту самую национальную идентичность. Я хочу сразу подчеркнуть, что это именно общеобразовательные школы, в которых учатся дети самых разных склонностей, откуда дети поступают во все вузы – технические, естественно-научные, гуманитарные и так далее. Это не какая-то система, которая готовит исключительно будущих священнослужителей. Отнюдь нет. Под всеми прочими предметами, которые там стараются преподавать на серьезном уровне, лежит прочное идеологическое, нравственное и концептуальное мировоззренческое ядро. Ребенок, который из этой школы пойдет куда угодно, уж точно из страны не сбежит, он будет защищать ее интересы. Он не поедет ни за какие деньги куда-нибудь в другой мир, потому что это мир для него абсолютно неорганичен. Он фундирован и укоренен здесь так, как никакой другой. Мы говорим этим реформаторам образования: «Дайте нам все те права, которые вы декларативно обещали, а именно – абсолютно аналогичное финансирование, стартовые возможности в виде здания и прочие». Мы обращаемся к ним и говорим: «Просто справедливо перераспределите те средства, которые декларативно вы обещали всем как равные». И они должны быть равные, потому что в наших школах учатся дети тех же самых налогоплательщиков, которые имеют абсолютно те же самые права на свой кусок бюджетного пирога, которое государство направляет на образование. Однако и Фурсенко, и Ливанов, и Калина – главные деятели нашего образования, категорически, правдами и неправдами блокируют решение этого вопроса на всех уровнях. На уровне Госдумы, на уровне Администрации Президента, на уровне Министерства образования, на уровне ФАС. Начинается движение, но потом, когда оно подходит к какому-то решающему моменту, его кто-то сверху блокирует. Мы понимаем, почему нас блокируют. Потому что, если завтра они дадут нам равные права, то народ начнет «голосовать ногами». Если при прочих равных, совершенно бесплатно я могу пойти в государственную школу, которую они оккупировали и которой не дают дышать и развиваться, а рядом есть другая альтернативная школа, куда они не могут зайти со всем этим разрушительным процессом, – народ же массово начнет перебегать. Останется нечем управлять.

У нас по статистике православно ориентированных граждан по скромным подсчетам 60%, по оптимистичным – 75-80%. Эти люди при прочих равных с удовольствием бы выбрали подобную систему образования. Сейчас наших школ за счет искусственного сдерживания развития – одна сотая процента. Я имею в виду по численности детей. Даже если бы их стала не одна сотая, а одна десятая процента, это десятикратный рост. Я обращаюсь к собравшимся с просьбой не забывать про наши вопросы. Несколько раз мы доносили эту проблематику концептуально до Святейшего Патриарха. Он выступал, более того, мы знаем, об этом был прямой разговор с Президентом. Президент несколько раз (у нас есть все его высказывания) конкретно поручал решить эту проблему. Есть публичные высказывания. Все потом тонет в эшелонированной системе обороны, которая существует в Министерстве образования. Коллеги из Государственной Думы, помогите нам пробить этот вопрос!

Анпилогов Алексей Евгеньевич, Президент фонда поддержки научных исследований и развития гражданских инициатив «Основание», эксперт Изборского клуба:

– Я хотел бы дать небольшой взгляд со стороны, поскольку я нахожусь в России всего лишь два года, до этого я работал и жил на Украине, которая прошла вот этот разрушительный путь гораздо дальше, чем Россия. Это путь Болонской системы, тестов, ЕГЭ, которые носили другие названия. Наша дискуссия касается именно сравнения того чем было русское образование, советское образование и что сейчас из себя представляет современная школа. Здесь можно вспомнить слова Джона Кеннеди, который сказал, что «гонку в космосе русские выиграли не ракетами, они выиграли ее за школьной партой». Когда он организовывал НАСА, то сказал, что основной успех был при Никите Хрущеве, но базис был заложен как минимум двадцать лет назад. Именно тогда была создана замечательная система средней и высшей школы, которая дала и победу в Великой Отечественной войне, и успех ракетно-космического, атомного проектов.

Мы должны понимать, что систему образования нельзя поменять за один день. Эта такая же часть любого общества, как здравоохранение, государственная власть и они меняются сообразно.

Гутов Александр Геннадьевич, заслуженный учитель РФ, лауреат премий Президента РФ, Правительства РФ, Правительства г. Москвы в области образования, преподаватель литературы и мировой художественной культуры в СОШ №1143:

– Я преподаю тридцать лет в государственной школе, поэтому вопросы, о которых сегодня говорили, мне не просто известны. Я с 1986 года этап за этапом проходил все эти моменты.

Первое, с чего бы я хотел начать свое выступление – это с защиты единого государственного экзамена. Объясню почему. Даже если ваши дети проходили этап ЕГЭ, то вы не так знаете, как проходят ЕГЭ по гуманитарным дисциплинам, как я. Мне приходилось проверять ЕГЭ и в Москве, и участвовать недавно в совещании в «Литературной газете» с Сергеем Александровичем Зиминым, который руководит самим процессом ЕГЭ преподавания литературы. Я бы хотел защитить ЕГЭ по нескольким пунктам. Первое, мы сегодня находимся в такой атмосфере, когда контроль, проверка того что человек делает, – необходимы. Единственная сфера, где не было контроля над результатами, была школьная сфера.

Единый экзамен – это инструмент, он не может отвечать за то, что его плохо используют. Что касается бакалавриата и магистратуры, я согласен, что здесь есть очень серьезная опасность, потому что вузовские преподаватели относятся к нему как несерьезной форме обучения.

Союстов Андрей Игоревич – учитель истории, журналист:

– Сфера образования не висит в воздухе, она не в вакууме. Она очень четко встроена в социум и в государство. Меняя образование, надо менять социум. Возвращаясь к проблематике средней школы. Какие проблемы у учителя средней школы? Первое, это потеря статуса. Потеряно понимание, что учитель один из тех, кто работает на базис государства. Второе. У нас, к большому сожалению, потеряно умение прививать ученикам навык самостоятельно мыслить, делать выводы, отстаивать свою точку зрения. Здесь масса причин – отсутствие начитанности, заинтересованности, ребенка не научили доказывать свою точку зрения. В итоге мы получаем человека, надолго задерживающегося в детстве. Возвращаясь к школе: мы имеем, особенно в обществознании, фатальный недостаток времени на получение знаний. Часов, отведенных в школе, отчаянно не хватает. Возникает логичный вопрос, а на что тратится время? В школе убрали очень много действительно важных предметов, которые делали из ребенка советского времени в какой-то мере энциклопедиста, универсала.

Малашенко Виктор Александрович – депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ, член фракции «Единая Россия»:

– Хочу напомнить известную мудрость – все войны выигрывает учитель. И как выпускник Брянского государственного педагогического института, и как выпускник Высшей школы КГБ СССР в 1991 году хочу также напомнить, что в США был объявлен так называемый «послеспутниковый период». После того, как первый искусственный спутник земли улетел из СССР, и первым космонавтом стал Юрий Гагарин – в этих событиях, как в фокусе, отразились, прежде всего, достижения нашего школьного образования, советского образования, российского образования, самого лучшего в мире образования! И в США спохватились. Конечно, свое черное дело они делают и теперь. Публично некоторые чиновники от образования заявляют, что сейчас не надо воспитывать творческую личность. В советское время ставилась задача воспитать всесторонне развитую личность, чтобы человек умел анализировать и понимать. А сейчас для устроителей нового мирового порядка, для международного олигархата нужен потребитель набора услуг и товаров, жвачное двуногое существо, а не творческий человек.

Теперь о вопросе, который был поставлен коллегой Тишковым о православной гимназии. Я не навязываюсь, но я готов, если от вас будет обращение, «бомбардировать» и Министерство образования, и Департамент образования Москвы, и все другие инстанции. Я не могу, конечно, гарантировать, что после моего обращения все изменится. Но вода камень точит. Я готов в этом и во всех других вопросах, которые направлены во благо России, использовать свой потенциал депутата Государственной Думы. Может быть, даже в рамках «часа политических заявлений». Полагаю, что благородная работа, которая вами проводится, даст идейный, идеологический ориентир. И если нет в нашей Конституции понятия государственной идеологии, то она будет здесь выработана. В Великобритании нет Конституции, но они четко охраняют свои национальные интересы. Поэтому мы будем охранять наши национальные интересы. Я согласен полностью с тем, что образование – это основа нашей национальной безопасности. Я обязательно расскажу председателю Комитета Государственной Думы по образованию Вячеславу Алексеевичу Никонову о нашем сегодняшнем разговоре. Поэтому, еще раз, вам всем огромное спасибо!

Аверьянов Виталий Владимирович — исполнительный секретарь Изборского клуба:

– Коллеги, во-первых я хотел выразить некоторое восхищение большинством выступавших сегодня. В некотором роде я много лет этой темой занимался и могу констатировать, что когда создаются методологические подходы или системные подходы к преобразованиям, то тема образования оказывается самой сложной из всех, какие только возникают перед научным сообществом. А большинству из здесь присутствующих сегодня удалось ответить на главные тезисные предположительные вопросы, что сделать было сложно, я бы не взялся за это. Я скажу только, что наука и образование, наряду с финансово-экономическим блоком нашего правительства, все эти годы остаются неприкосновенной зоной. Никакая критика, никакие вопли, никакие просьбы, никакие мольбы к лицу высшей власти не способны хотя бы на йоту сдвинуть то, что было задумано в конце 90-х годов. Я не хочу заниматься конспирологией, по-моему, это для всех присутствующих очевидно. Как мы это сформулировали в нашем институте лет семь назад (хотя это очень жесткая формулировка), сложилась своего рода «образовательная мафия». И имена, которые сегодня назывались, и серые кардиналы, которых м

comments powered by HyperComments