США не поддержат Турцию против России

Александр ПрохановАлександр Проханов

С. КОРОЛЁВ: Александр Андреевич Проханов, как всегда по понедельникам, приветствую Вас!

А. ПРОХАНОВ: Видите, какой я бодрый, яростный, готов сражаться.

С. КОРОЛЁВ: Сейчас начнём. Мне бы хотелось, чтобы Вы кратко, но ёмко рассказали, дали словесный слепок каждому из героев сегодняшнего дня, тем людям, о которых будем говорить, – это Владимир Путин, Эрдоган, Обама, Олланд. Путин на климатической конференции в Париже.

А. ПРОХАНОВ: Путин несколько дней стремительно менялся: я видел его потрясённым, страшно угнетённым, раздражённым, может, даже сокрушённым. Это была не просто вероломная атака на наш самолёт, была сбита путинская политика в отношении Турции. Турция была одним из немногих козырей нашей положительной внешней политики, где мы приобрели надёжного, как казалось, верного и выгодного друга. И вдруг это всё рассыпалось в одночасье – для Путина это было потрясением. Это было бы и для меня потрясением. Нет ничего страшнее, чем предательство, чем измена. Но за это время он собрался. Мне кажется, у него возник концепт, о котором мы с Вами ещё не знаем, он не связан с турецкими помидорами, отзывов наших рабочих из Турции, с прекращением туристических маршрутов. Убийство наших лётчиков, истребление нашего бомбардировщика не покрывается этими мерами, сколько бы миллиардов долларов Турция не потеряла в этом. Может, некорректно менять помидоры и гибель наших двух бойцов.

С. КОРОЛЁВ: Только сейчас была новость, что тело командира доставили в Москву.

А. ПРОХАНОВ: Он был потрясён, и, может, до конца не знал, что делать. Когда этот самолёт был сбит, возникло ощущение, что натовцы осторожно признали правоту турок. Они не отреклись от этого акта, не осудили Эрдогана, осторожно, но признали и дали понять, что НАТО стоит за Турцией, за этим сбиты самолётом.

С. КОРОЛЁВ: Но как-то очень неуверенно дали понять.

А. ПРОХАНОВ: Глава НАТО, ряд стран дали понять, что признают право Турции на защиту своей территории.

С. КОРОЛЁВ: Потом, правда, было заявление, что глава НАТО высказал своё личное мнение, а не мнение альянса.

А. ПРОХАНОВ: Все последующие оговорки, по-видимому, меняли и настроение нашего президента. Сегодня он выглядел ярко, энергично, такое ощущение, что он нашёл выход, неведомый нам. А выход надо искать, потому что если выход не найден, ситуация тупиковая и даже трагическая. Мне кажется, что Путину опять повезло, он счастливчик, он всегда пользуется фортуной, которая ему вбрасывается.

С. КОРОЛЁВ: Чем же ему повезло сегодня?

А. ПРОХАНОВ: Что-то такое произошло, может, настроение НАТО, Обамы, Эрдогана, может, поведение турецкого Генштаба, может, предложен новый дипломатический концепт Лавровым. Я видел Лаврова по телевизору в тот день, когда совершилось это вероломное убийство, он был чёрный, он понимал, что эта акция чудовищно близко приближает нас к военной катастрофе, он не знал и не ведал дипломатического выхода из неё. Мне кажется, теперь этот выход найден. Владимир Путин, по-прежнему, лидирует, он крутит вокруг себя огромное количество людей и ситуаций, делает это он, с одной стороны, благодаря своим свойствам и способностям блистательно-виртуозного внешнего политика, чего не скажешь о его внутренней политике, но это всё ещё связано с удивительным везением. Когда-то ему повезло, и он нашёл власть на дороге в виде кошелька, это везение не оставляет его в течение всех лет.

С. КОРОЛЁВ: Какого кошелька?

А. ПРОХАНОВ: Власть, которую Путин получил, не досталась ему в результате страшной борьбы, в результате страшно напряжённого парламентского процесса.

С. КОРОЛЁВ: «Я устал, я ухожу», – сказал предыдущий президент.

А. ПРОХАНОВ: Он эту власть нашёл, как находят кошелёк на дороге.

С. КОРОЛЁВ: Счастливчик. Получается, Путин – счастливчик, уверенный в себе лидер.

А. ПРОХАНОВ: А поскольку он лидер России, в этом смысле и Россия – счастливчик.

С. КОРОЛЁВ: Следующий наш герой – Эрдоган.

А. ПРОХАНОВ: Эрдоган – это мученик своей внутренней политики. С одной стороны, он великолепный стратег, он неуклонно движется в лидеры всего суннитского мира. Он хочет, чтобы всё мировое суннитское восстание возглавили он, Эрдоган, и Турция, он двигает Турцию в центр большого Ближнего Востока. Разговоры турок о ренессансе Османской империи – не пустой звук. Он сильный стратег, его стратегия базировалась на ощущении, что он чрезвычайно важен и необходим как России, так и НАТО, потому что это фланговые государства НАТО, Турция представляет интересы НАТО на Ближнем Востоке. Что там Саудовская Аравия, что Катар – это крохотные государства. Иран – не их, все остальные государства разгромлены, Россия – не интересы НАТО. Он был уверен, что его акция по уничтожению самолёта найдёт бурную поддержку НАТО, чего не произошло. Более того, он полагал, что Россия этой акцией будет ошеломлена и сломлена, что и было в самом начале. Россия, которая пришла воевать в Сирию, чтобы поддержать Асада, а потом вместо этого она получила террористический акт над Синаем, а потом произошёл теракт в Париже и включение в это дело Франции, потом сбили самолёт, поэтому возникает ощущение для русских, для нас с вами, что эта война наполнена экспромтами, и она не заканчивается на этом сбитом бомбардировщике, впереди ещё много разных экспромтов. Там стоят С-400 в небо, Эрдоган сконцентрировал тысячи единиц бронетехники на границе с Сирией, поговаривают о том, чтобы захватить буферную зону.

С. КОРОЛЁВ: Полыхнёт, Вы считаете?

А. ПРОХАНОВ: Это не может не полыхнуть. Спираль войны, древо войны, которое началось с маленького ростка, стремительно распускается, обретает всё больше и больше ветвей, кроны, и она будет развиваться. Когда мы планировали эту операцию, мы предвидели, что турки собьют наш бомбардировщик? Нет. Мы предвидели, что забросим туда С-400? А С-400 – это оружие, которое должно сработать, мне кажется.

С. КОРОЛЁВ: Война, которая сейчас закипает в Сирии и война, которая пока тлеет на востоке Украины – родственные войны, это одна и та же война?

А. ПРОХАНОВ: Эти войны ведутся против России или с участием России, поэтому война на Украине ведётся не без нашего участия, она касается нашей национальной сердцевины. Война в Сирии обагрена уже нашей кровью, это наша война. Война, которая может завтра полыхнуть, а уже полыхает в Средней Азии, потому что эти ребята двинулись к границам Таджикистана, где наша база военная – это наша война. Не дай бог, если война с Турцией превратится в войну с НАТО. Я слежу за нашими бравыми комментариями, они все исключают этого, они наполнены бравадой. У меня более тревожное ощущение от всего происходящего.

С. КОРОЛЁВ: Эрдоган – мученик, стратег, но заложник своей внутренней политики?

А. ПРОХАНОВ: Да. Мне кажется, в этих условиях он проиграл.

С. КОРОЛЁВ: У нас ещё два героя – Обама, с которым встретился Путин, с Эрдоганом не встретился, и Олланд, хозяин сегодняшней климатической конференции.

А. ПРОХАНОВ: Есть посмертная маска Обамы.

С. КОРОЛЁВ: Он пока жив, здоров.

А. ПРОХАНОВ: Он уходит из политики, умирает, это человек, которого завтра не будет, его забудут. Обама очень вялый, очень осторожный. Его можно поздравить с тем, что он хочет спланировать из политики по мягкой траектории, а не шлёпнуться сильно. Он не хочет бурных событий для себя и для НАТО на Ближнем Востоке, он хочет втянуть Россию в затяжную кампанию на Ближнем Востоке, добиться того, чтобы наземная операция России на Ближнем Востоке состоялась, а она может состояться при нынешнем ходе событий. Обама добился своего огромного экономического проекта, который, по-видимому, будет реализовываться. Обама молодец, он тонкий политик, нам с ним было хорошо, он не пошёл на резкую конфронтацию. Конечно, санкции, Европа у него на коротком поводке, но это не Маккейн.

С. КОРОЛЁВ: Говорят, что Маккейн может оказаться более податливым, предсказуемым политиком.

А. ПРОХАНОВ: Маккейн не будет президентом, он шут гороховый.

С. КОРОЛЁВ: Хорошо, Олланд?

А. ПРОХАНОВ: Олланд несчастный, вялый европейский чиновник, не имеющий не политического стажа, не политического веса. Он совершил несколько вояжей по мировым столицам, и везде получил щелчки по носу, ничего не добился. Последний его визит в Москву показал, что он привёз для Путина плохие новости, Обама не поддержал идею коалиции.

С. КОРОЛЁВ: Он сегодня был хозяин климатической встречи, но ведь саммит в Париже не про климат.

Олланд говорит, что две важнейшие проблемы для мира сегодня – терроризм и изменение климата. Вы с ним согласны?

А. ПРОХАНОВ: Это банальные вещи, которые не сотрясают сознание. Он ничтожный политик, он один из тех еврочиновников, которые приходят, уходят, о них забывают немедленно.

С. КОРОЛЁВ: Вернёмся к первым двум действующим героям: Путину и Эрдогану. Эрдоган до последнего надеялся, как он заявлял на встречу с российским президентом, эта встреча не состоялась, и говорят, даже специально, но это на уровне слухов и догадок политологов и зарубежных журналистов, что Путин опоздал на фотографирование, чтобы не жать руку Эрдогану. Не встретился и правильно сделал?

А. ПРОХАНОВ: Не знаю. Если у Путина есть контригра, если это не связано с его обидой, гордыней, то, наверное, правильно сделал. Но у меня такое ощущение, что вслед за сбитым Су-24 мы должны сбить их фантом – это око за око, зуб за зуб. Помидоры не исчерпывают этого конфликта, слишком большая утрата, удар по русскому самолюбию, по русской гордыне. Но если будет встречный удар, если С-400 собьют фантом или два фантома, это переведёт конфликт на очень высокий уровень. Если эта бронетехника турецкая перейдёт границу и двинется по сирийской территории, мы вынуждены будем атаковать эти бронеединицы, вынуждены будет их сжечь. У этих танков, БТР, боевых машин пехоты есть ПЗРК, они будут огрызаться, будут сбивать наши самолёты. Если наши самолёты будут сбивать, и они будут гореть, неизбежно мы дружны будем ответить наземной операцией. Это самое неприятное и самое опасное. Не только я, но и Генштаб понимает эти риски. Хотя как знать. Когда Генштаб начинал операцию, не предполагал, что турецкий фантом собьёт наш дружественный бомбардировщик.

С. КОРОЛЁВ: А как Вам наш ответ? Туризм, продукты и всё прочее.

А. ПРОХАНОВ: Это всё прекрасно, но этого абсолютно недостаточно. Открыто поговаривают, что уязвимая пята для Турции – это курды. Это не туризм, хотя это потери для них, турецкий поток, даже не АЭС, это курды. Идёт предложение вооружать курдов и бросать их на Турцию, способствовать созданию курдского государства с включением курдов Сирии, курдов Ирака, курдов Турции в великое курдское государство, великий Курдистан. Такая идея есть у курдов, они живут этой мечтой не одно десятилетие. Если мы это сделаем, а мы это можем, то у Турции, я убеждён, есть дремлющее турецкое подполье в Крыму, татары, на Кавказе, в Татарстане и даже в Якутии. И великий Туран, о котором говорят политологи Турции, это великая огромная турецкая империя, основанная на тюркской общности, тюркском единстве, она простирается в Казахстане, республике Средней Азии.

С. КОРОЛЁВ: Что же произойдёт?

А. ПРОХАНОВ: И там есть дремлющее подполье, Турция всегда может поднять на дыбы. Азербайджан влип в Турцию. Сегодня ко мне приезжали мои друзья-грузины, говорили, что идёт мощнейшая экспансия Турции в Грузии. В мусульманской Аджарии турки скупают земли и строят мечети, при этом аджарцы протестуют, они в ужасе от этого. Геостратегически у турок есть очень мощный ответ на нашу экспансию в Курдистане.

С. КОРОЛЁВ: Как Вы относитесь к заявлениям наших надзорных ведомств – сейчас на лентах появилось: «Россельхознадзор выявил превышение нитратов в кабачках из Турции», до этого личинок находили в мандаринах, как только пошла эскалация. Не легче ли сразу заявить: друзья, перекрываем все наши экономические связи, мы не будем вашу продукцию покупать, потому что вы не дружественная нам страна, мы прекращаем с вами торговые отношения, зачем про нитраты и про личинок?

А. ПРОХАНОВ: Не забывайте, что Турция была создана там, где когда-то была Византия.

С. КОРОЛЁВ: Константинополь.

А. ПРОХАНОВ: А мы, русские, византийскую традицию усвоили не только как православие, а как вечные, очень сложные интриги. Поэтому поиск личинок в турецкой продукции – это типичный византийский приём, мы в этом смысле не европейцы, и я не осуждаю наши надзорные органы.

С. КОРОЛЁВ: Когда только появились разговоры о возможной встрече Путина и Эрдогана, помощник нашего президента сказал, что не дождались извинений, вот если бы – то может быть, всё бы пошло по-другому. А если сейчас извинится? Или не извинится?

А. ПРОХАНОВ: Если сейчас извиниться, значит, Эрдоган будет поставлен на колени. После того, как он пыжился, гордился, как он ходил гоголем, бил в посудной лавке чашки, тарелки, – нет, мы правы. Чуть-чуть сбавил обороты.

С. КОРОЛЁВ: А сейчас он в каком положении?

А. ПРОХАНОВ: В положении проигравшего, потому что от него отступился Обама, он дал ему понять, что не будет поддерживать эскалацию.

С. КОРОЛЁВ: Обама с Путиным сегодня встречался, а не с Эрдоганом.

А. ПРОХАНОВ: Значит, Америка не будет поддерживать Турцию в её нарастающем конфликте с Россией, Америке это не надо, у неё есть другой способ душить Россию. Говоря о том, что внутреннее положение Эрдогана ухудшилось за эти дни, Генштаб, чья головка посажена Эрдоганом в тюрьму, просто лютует, военные перевороты в Турции – вещь обычная. Он сник, он не уверен. Я думаю, что сейчас он хотел бы извиниться, но время уже ушло.

С. КОРОЛЁВ: «Не стало ли длительное погашение Крыма свидетельством нашей полной беспомощности?» – спрашивает слушатель.

А. ПРОХАНОВ: Нет, не стало. Алармистские высказывания не имеют под собой почвы, потому что основное население Крыма не бунтует и даже не ропщет. Они понимают сложности, они свыклись, они вписались в эти отключения, они ждут жилы кабельной, которая движется к ним с русского континента, это будет сделано. Нельзя сказать, что обесточивание – это огромная победа русских энергетиков и русских администраторов, но это был акт, который нельзя было предполагать во время воссоединения Крыма с Россией. Нельзя было предполагать, что возникнут общественные организации, обладающие динамитом и оружием, которые будут взрывать ЛЭП. Сила этих организаций такова, что киевское правительство не может туда прислать военных подразделений, чтобы их разогнать. Блокада Крыма является реальностью.

С. КОРОЛЁВ: Ведь уже были прецеденты с водой, продовольствием.

А. ПРОХАНОВ: А что делать, если Крым не соединяется с материковой Россией? Была возможность решить эту проблему, когда было мощное наступление ополченцев перед пресловутыми минскими соглашениями, когда ополченцы вышли к Мариуполю, когда все говорили, что необходимо прорубать коридор на Одессу и к Приднестровью, а также отсечь перешеек и присоединить его к Донбассу, таким образом, соединить его с Россией. Этого не было сделано из соображений загадочной для меня минской целесообразности. Теперь мы пожинаем этому плоды – потерпим, будем брошена одна нитка кабеля, вторая, будет построен мост. Это всё необходимые траты за воссоединение русского народа.

С. КОРОЛЁВ: Обама снова возвращает нас к минским соглашениям, увязывает санкции, Ваш прогноз, что дальше будет с Донбассом, с минскими соглашениями? На фоне Сирии, Турции и того, что мы видели в мире. Эта тема ушла на второй план?

А. ПРОХАНОВ: Она не может уйти на второй план.

С. КОРОЛЁВ: Это обманчивое ощущение?

А. ПРОХАНОВ: Конечно. Она должна находиться под пристальным вниманием Генштаба, политиков, президента. Задача нашего противника, не партнёра, как мы называем, а противника, втянуть нас сразу в несколько военных конфликтов, чтобы истощить нас. А эти конфликты растянуты по флангам на несколько тысяч километров. Размораживание Донбасса, этого дремлющего конфликта входит в стратегию нашего противника, поэтому в любой момент конфликт может быть разморожен, и там могут опять начаться боевые операции, и тогда Россия, которая убрала сейчас большую часть своего контингента из-за границы, с Украиной придётся опять наращивать военный кулак. Придётся также наращивать военный кулак в районе ОДКБ, в Средней Азии, а также в Сирии. Поэтому никаких минских соглашений, как чего-то стабильного, вечного и победного быть не может.

С. КОРОЛЁВ: Вы ездили на открытие «Ельцин-центра»?

А. ПРОХАНОВ: У меня в это время не было гранатомёта, не было С-400.

С. КОРОЛЁВ: Вас пригласили, но Вы не поехали?

А. ПРОХАНОВ: Также я не располагал воздушной армией.

С. КОРОЛЁВ: Чем Вам музейный центр так противен?

А. ПРОХАНОВ: Ельцин не является кумиром русского народа, за ним утвердилась репутация изменника, преступника.

С. КОРОЛЁВ: Это же наша история.

А. ПРОХАНОВ: Конечно, Гитлер – тоже наша история.

С. КОРОЛЁВ: Не совсем наша.

А. ПРОХАНОВ: Гитлер был в Москве – это наша история, он сожрал половину нашей территории, уничтожил 30 миллионов наших людей.

С. КОРОЛЁВ: Гитлер – не наш выходец.

А. ПРОХАНОВ: Был план «Ост», по этому плану Гитлер должен был расчленить Советский Союз, уничтожить треть русского народа, разрушить все потенциалы развития, уничтожить идеологию, ему это не удалось сделать, помещали 28 гвардейцев-панфиловцев и Иосиф Виссарионович Сталин. Ельцин – это Гитлер сегодня, это сознательно и бессознательно несёт в себе каждый русский человек. Этому человеку создаётся триумфальный музей, хорошо, это пирамида, как в Египте, там ельцинские одежды, ботинки, чтобы на том свете было, в чём ходить, усыпальница, кабинет. Туда приехали все те, кого Путин называл пятой колонной и национал-предателями.

С. КОРОЛЁВ: Но к ним приехал и президент.

А. ПРОХАНОВ: Он приехал к национал-предателям и пятой колонне. Я этого не понимаю. Страна ведёт изнурительную войну, которая может нарастать. В этот момент нация должна быть консолидирована, должна быть единой, должна забыть эти распри – нет, туда внедряют Ельцина, который будит эти раны, вскрывают гробницу Александра III, проблему красных и белых, опять нас мучают и морочат – вот что трагично. Насколько интересна, энергична и виртуозна политик президента вовне, настолько она загадочна и не понятна для меня здесь внутри.

С. КОРОЛЁВ: Очень осторожно выражается Александр Проханов. Депутаты Госдумы выступили с инициативой переименовать станцию метро «Войковская» в станцию Эльдара Рязанова. Вы согласны? Это произошло сегодня по понятным причинам.

А. ПРОХАНОВ: Депутаты набиты дурью очень часто, они не могут принять концепцию русского развития, русского рывка, не могут сформулировать новую идеологию российского государства, не могут стимулировать реальную борьбу с коррупцией, они занимаются этой хреновиной. Казалось бы, народ сказал, оставьте в покое эту станцию, пусть она будет, все уже забыли об этом. Если Войков – кровавый палач, и эта станция окровавлена его именем, то сунуть туда прах Рязанова – всё равно что его окровавить. Они не понимают этих тончайших семантических закономерностей, это духовная бестактность, бесчувственность. Конечно, Эльдар Рязанов – очень крупный советский кинорежиссёр, я воздерживаюсь от слова великим, потому что так его называют либералы.

С. КОРОЛЁВ: Любимый фильм Рязанова у Вас есть?

А. ПРОХАНОВ: Нет, я вообще не киноман. Но меня поражает, как легко он перестроился, как легко он стал антисоветчиком, стал бросать камни в страну, которая сделала его крупным режиссёром, дала имя и репутацию. Это первое, что меня поразило тогда. А сейчас, перед концом, меня удивило, как он кроет сегодняшнее российское кино, говорит, что оно чудовищное, уродливое, омерзительное, вот тогда, в наше советское время, был кинематограф, были актёры, режиссёры. Это внутренняя несобранность, дряблость, противоречивость не сделает его крупным мыслителем.

С. КОРОЛЁВ: «Путин приехал посмотреть на пятую колонну, чтобы всех запомнить», – пишет наш слушатель. Это по поводу открытия «Ельцин-центра». Максим пишет: «Александр Андреевич, после слов прорубать коридор в Крым, Проханов согласен, что он оккупант?»

А. ПРОХАНОВ: Да, я оккупант.

С. КОРОЛЁВ: А помните, был ролик: «Я – русский оккупант»?

А. ПРОХАНОВ: Я оккупировал Россию, Сибирь, вологодскую губернию, я создавал великую русскую империю, я оккупировал все эти территории от Дуная до Уссури, я таков.

С. КОРОЛЁВ: «Как шутят в Москве, уже есть Рязанский проспект», – нам пишут. И Рязань ещё. А если серьёзно, надо увековечить память в названии улицы, площади, памятник поставить? Или рано об этом говорить.

А. ПРОХАНОВ: Давайте погребём Рязанова, выпьем на поминках, что это за нездоровая активность?

С. КОРОЛЁВ: Двумя словами, Ваше к нему отношение?

А. ПРОХАНОВ: Оно двойственно. Я считаю, что любой художник в России – это драгоценность, его нельзя отрицать.

С. КОРОЛЁВ: Павленский?

А. ПРОХАНОВ: Это разве художник?

С. КОРОЛЁВ: Он себя так называет. Был же Мюль, венский акционист, похожий.

А. ПРОХАНОВ: Рязанов – несомненный художник, творец, это звезда нашего кино. Но поскольку я очень политизированный человек, идеологизированный, для меня крушение моей родины является величайшим несчастьем, я, конечно, считаю, что Ахеджакова, которая в 1993 году требовала расстрела Дома Советов, в крови для меня, она не актриса.

С. КОРОЛЁВ: Она снималась у Рязанова.

А. ПРОХАНОВ: Они одного поля ягоды, это всё либеральная среда, которая говорила «Добей гадину» в 1993 году, и они эту гадину добивали вместе с Ельциным.

С. КОРОЛЁВ: По итогам программы вы согласны с Александром Прохановым, поддерживаете его или готовы поспорить? Примем несколько звонков. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Пётр. Хотелось бы послушать ваше мнение по текущей экономической ситуации в нашей стране, прогнозы или вектор развития.

С. КОРОЛЁВ: Что Вас беспокоит?

СЛУШАТЕЛЬ: Курс по отношению к доллару.

А. ПРОХАНОВ: Я не знаю, я не экономист. Наше экономическое положение будет ухудшаться, оно таково, что реальная промышленность будет загибаться, падать, дефицит ВВП будет 5–6%, потом 8%, не дай бог 10%, на этом фоне обогащаются банкиры.

С. КОРОЛЁВ: Почему во время кризиса богатые становятся богаче, а бедные беднее?

А. ПРОХАНОВ: Это не только во время кризиса, а во время определённых кризисов. Этот кризис связан с тем, что он осуществлён в пользу банкиров. Изымается денежная масса из обращения, скапливается в банках. Банки получают огромные капиталы, которые не пускают в промышленность, увеличивают процентную ставку кредитования промышленности. Поэтому промышленность чахнет, умирает, дохнет, а банкиры раздуваются, богатеют. Олигархический банкирский капитал во время кризиса расцветает. Это ещё раз говорит о том, что наше общество олигархическое по своей природе.

С. КОРОЛЁВ: В кассу ещё одно заявление Антона Силуанова, попрошу Вас его прокомментировать. Он рассказал о непростом выборе для следующего президента России. Глава Минфина не видит перспектив повышения мировых цен на нефть. По словам министра, «победителю президентских выборов 2018 года придётся сделать сложный выбор: либо повышать налоги, либо ускоренными темпами сокращать социальные расходы».

А. ПРОХАНОВ: Мне кажется, нужно довести до 100 человек русское население. Как только нас станет 100 человек, экономика будет блистательная, всегда хватит нам денег на шампанское.

С. КОРОЛЁВ: Сто миллиардеров. А где они будут жить?

А. ПРОХАНОВ: Это чудовищное заявление Силуанова. Он должен был сказать, что нам нужно в кратчайшее время развивать металлообработку, создавать высокие технологии, создавать взамен газонефтяной промышленности промышленность пятого экономического уклада. Ни черта, он говорит опять эти ужасные вещи, он обрекает нас на смерть, на то, чтобы Россия превратилась в этнографический заповедник, чтобы наши прекрасные женщины в кокошниках топотали, пели прекрасные песни древние, а мы с вами были в сфере обслуживания, обслуживали бы огромную, чахнущую у нас на глазах трубу. Самый богатый человек у нас – Греф, даже не Абрамович, не Дерипаска, а Греф – банкир. Он получает огромное преимущество от этого ужасного кризиса, который разразился.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Виктор. Вы про кризис говорили, что богатые богатеют, а в кризис 1998 года было по-другому. Если бы сегодня были выборы в Госдуму, за кого бы Вы посоветовали голосовать?

А. ПРОХАНОВ: В 1998 году кризис был примерно такой же, опять сжималась денежная масса, гнались за низкой инфляцией. Есть целые экономики, включая американскую, которые работают на инфляции, они работают на печатание денег, эти деньги вбрасываются в экономику. Эти кризисы одинаковые, они основаны на экономическом курсе, от которого отказался уже весь остальной мир.

Что касается выборов, я на них не хожу, у меня аллергия.

С. КОРОЛЁВ: Не уходите от ответа: «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ, ЛДПР, «ПарНаС»?

А. ПРОХАНОВ: Я не могу посоветовать, я не хожу на выборы, все партии для меня одинаковы. У нас есть одна огромная партия – «Единая Россия», а вокруг неё партии-сателлиты, которые являются её филиалами.

С. КОРОЛЁВ: Голосовать не за кого?

А. ПРОХАНОВ: У кого какая симпатия.

С. КОРОЛЁВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Игорь меня зовут, Москва. Приветственная речь Путина в ельцинском центре неискренна, по-Вашему? Если это так, то зачем президент так чудовищно лицемерит?

А. ПРОХАНОВ: Я не знаю, лицемерит ли он. Мне показалась эта речь абсолютно несвоевременной, неверной, она противоречит всем моим представлениям о ельцинизме. Семья, огромный олигархический клубок, который туда приехал, – это та часть, которая контролирует какую-то часть путинской личности, путин не свободен в этом отношении, он по-прежнему зависим от олигархического экономического строя, у него нет другого, он боится менять этот строй на какой-то иной. Поэтому для него это самые влиятельные люди, и он произнёс эту речь в угоду этим людям. Может, и сам он так думает, я не знаю. Но я отнёсся к этой речи с огромным внутренним протестом.

С. КОРОЛЁВ: Результаты голосования: 96% нашей аудитории по итогам эфира с Вами, поддерживают.

А. ПРОХАНОВ: Это приятно.

С. КОРОЛЁВ: 4% хотят с Вами поспорить, и у них будет такая возможность в следующий понедельник.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...