От Путина в послании ждут выдворения "рыночников" из власти

Сергей ЧерняховскийСергей Черняховский

Узнать, как видит глава государства стратегию развития России и как оценивает итоги года, мы сможем в ходе очередного послания президента России Федеральному Собранию 3 декабря. И пока правительство успокаивает народ, что все хорошо, общество ждёт — услышим ли мы признание провальной политики экономического блока, недоработок в вопросах безопасности, в том числе экономической, а также услышим ли, что есть-таки в стране ответственные за всё это? Чего же ждать от речи Путина и чего ждать не стоит — об этом рассказал в интервью Накануне.RU политолог, профессор Сергей Черняховский.


Вопрос:
Каких тезисов, какой риторики Вы ожидаете в послании президента Федеральному Собранию?

Сергей Черняховский: Если исходить из общей логики ситуации, надо было бы ожидать сосредоточения на проблеме обеспечения национального суверенитета России, отражения нарастающих вызовов и создания экономики, которая сможет быть независимой от внешних конъюнктурных вызовов, связанных с колебаниями общей мировой ситуации.

Я бы, естественно, хотел услышать и о последовательности действий в международной политике, и что значит создать экономику, которая не будет подвергаться давлению внешних конъюнктурных факторов — это означает отказаться от шаблонов рыночного мышления, создавать самодостаточную экономику, которая может обеспечить себя всем необходимым сама, а внешнеэкономические связи иметь как дополнение к этой системе.

И, безусловно, хотелось бы услышать, но этого не будет почти точно – заявлений об отставке министров экономического блока и главы Центробанка. Потому что при том курсе, который они проводят, нельзя двигаться быстрее ветра под парусами. А стоит задача — двигаться быстрее ветра мировой экономики, значит, надо от парусов переходить к паровому двигателю. Эти люди в этом направлении не мыслят в принципе. Поэтому, естественно, пока они управляют страной — они будут её ослаблять. А логика ситуации требует разговора об обеспечении национального суверенитета и создания самодостаточной экономики.

Вопрос: Как Вы думаете, а вопрос Турции, сбитого самолета, терроризма будет поднят?

Сергей Черняховский: Это же составная часть. Естественно, было бы странно, если бы этом президент не сказал. Но проблема не в том, что сейчас есть угроза, которая исходит от ИГИЛ (запрещенного в России). И проблема даже не в том, что в какой-то момент может возникнуть угроза, идущая от каких-то антиисламистских ультраправых движений Европы, к примеру. Проблема главная в том, что нужна система, обеспечивающая национальный суверенитет России, при котором ни ИГИЛ, ни какие-либо террористы, никакие силы не будут представлять критическую опасность для России.

Точно так же как система, созданная Советским Союзом, позволяла сдерживать угрозу, исходящую в какой-то момент от Польши, в какой-то момент от Германии, когда-то — от Соединённых Штатов и блока НАТО. То есть вообще должна быть система, готовая к противодействию всем подобным угрозам.

Если говорить конкретно о терроризме и ИГИЛ, то обратите внимание — мы шаблонно используем слова "терроризм", иногда "международный терроризм". А что такое терроризм? Если, например, те силы, кто стоят за ИГИЛ с их представлениями о мироустройстве, будут заниматься не отрезанием голов, а завоеванием рынка и присваиванием себе собственности других стран теми или иными путями — мы тогда с ними бороться не будем? Тогда давайте назовём всё-таки, с каким явлением мы боремся? За разговорами о терроризме мы всё время оставляем какое-то неопределённое пятно и запутываем сознание. А ИГИЛ – что это? Кто там хозяин? Это просто некие международные авантюристы, захватывающие нефтяные промыслы, всех убивающие и торгующие нефтью? Или это что-то другое?

Мы всё время уходим от этих понятий. Вот предположим даже, что США неосознанно создавали что Аль-каиду, что ИГИЛ – тогда, значит, основная угроза международной безопасности идёт не от этих группировок, а от Соединённых Штатов.

То есть тут две стороны вопроса: надо выявить причины и попытаться их уничтожить; или же создать систему достаточной безопасности суверенитета, которая сможет осаживать что одних бандитов, что других, что третьих.

Вопрос: А вопрос энергоблокады Крыма – это ведь тоже вопрос безопасности.

Сергей Черняховский: И здесь две стороны вопроса — во-первых, сейчас более четко прослеживается, хотя было понятно и раньше, что Украина через Турцию получает дешёвую нефть от ИГИЛ. Так что реально они связаны. Есть люди из числа граждан стран СНГ, которые и на Украине воевали, и в Сирии воевали, и в энергоблокаде участвовали. То есть это явление, более или менее, одно. Тогда давайте говорить, что в Киеве обосновался террористический режим, ведь с классической точки зрения именно так оно и есть. Это фашистский режим, а фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных слоёв, наиболее реакционных кругов крупного финансового промышленного капитала.

Другая сторона вопроса — киевский режим никогда не признавал воссоединение Крыма с Россией. При этом мы постоянно рассчитывали на то, что он будет поставлять электричество в Крым. А Киев объявляет, что Крым оккупирован. Все эти заявления, конечно, спекулятивны и шизофреничны, это понятно. Но если они действуют в этой логике, то мы должны были ещё год назад создать энергетический мост в Крым. Раз мы его не создали, значит, есть люди на федеральном уровне, виновные в том, что мы его не создали. Если это так, то эти люди должны быть названы публично, им должны быть вынесены приговоры.

У нас два месяца назад Медведев делает выговоры четырём замминистрам. И одновременно подписывает законопроект об "увековечивании памяти жертв политических репрессий". Нам надо реабилитировать идею репрессий, потому что репрессия — это подавление того, кто противодействует стране и на данный момент существующей власти. Или, получается, люди, которые срывают мероприятие антикризисного плана — они не должны быть репрессированы? Почему поднимается вновь тема об увековечивании памяти? Чтобы не вставал вопрос о том, что этих людей надо наказывать, чтобы всякое разгильдяйство, безделье, коррупционность проходили безнаказанно. Поэтому в проблеме сегодняшнего Крыма виновато федеральное правительство, и в первую очередь его экономические министры и "хозяйственное" министерство.

Вопрос: То есть всех нарушителей, все проблемы пора называть своими именами?

Сергей Черняховский: Иногда можно знать, что происходит, но имени не называть. Не должно быть необходимости всем всё вслух говорить — должна быть готовность и понимание, что это нужно делать. Но в тех вопросах, о которых вы говорите, — да, нужно назвать определённые вещи своими именами. Нужно сказать, в чём суть того, что мы называем терроризмом, что такое ИГИЛ , кто на самом деле главный противник, как мы будем наказывать тех чиновников, которые срывают решение задач обеспечения национального суверенитета.

Вопрос: Но стоит ли ожидать, что это будет сказано вслух?

Сергей Черняховский: Я предполагаю, что, может быть, на это будут намёки, но в общем объёме этого сделано не будет. Да, будет речь об угрозе терроризма, о вызовах перед Россией и необходимости единства общества, о необходимости развития экономики. Но опять-таки – да, её надо развивать, но то, что её не могут развивать те люди, которые сейчас ей управляют, этого как будто не понимают.

Вопрос: Некоторые эксперты восприняли открытие Ельцин-центра лично Путиным как отступление перед либералами – а будет ли что-то похожее в послании?

Сергей Черняховский: Мне кажется, нужно иметь в виду, что в силу определённых нравственных человеческих качеств Путин не мог не приехать в Ельцин-центр, учитывая, что он с Ельциным работал, и Ельцин передал ему пост президента. Просто по его человеческим качествам для него было бы неприемлемо. Кстати, не забывайте, что, выступая там, Путин акцентировал внимание на извинениях Ельцина, которые Ельцин, в отличие от Горбачёва и Эрдогана, все-таки принёс.

А говоря про отступление — я не думаю, что будет отступление перед либералами. Точнее, не либералами, а вот этими коллаборационистами.

Беда немного в другом — высшее руководство страны, исходя резонно из необходимости максимального сплочения общества перед угрозой нынешних вызовов, не понимает, что, во-первых, обеспечить сплочение всех невозможно. А во-вторых, либералы или те, кого сейчас называют либералами, составляют самую не значащую часть общества. И они всегда будут против. Бесполезно с ними сплачиваться, потому что они себя не мыслят гражданами России в принципе. Они в принципе не мыслят категориями национального суверенитета. Они мыслят категориями некоего транснационального мира, гражданами которого они будут, и который будет им платить. Поэтому сплачивать надо остальные 90%.

А вот эти 10% надо, наоборот, вытеснять из политический жизни. Здесь линия условно обозначена тем же Крымом. Поэтому, если уж на то пошло — и этого, безусловно, не будет в послании — мы должны чётко сказать, что эти люди, по сути дела, не являются гражданами нашей страны, мы должны чётко сказать, что они, имея право жить на территории нашей страны, должны понять, что их мнения мы учитывать не будем, и они должны чётко знать, что в политической жизни страны им не место.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Сергей Черняховский
Черняховский Сергей Феликсович (р. 1956) – российский политический философ, политолог, публицист. Действительный член Академии политической науки, доктор политических наук, профессор MГУ. Советник президента Международного независимого эколого-политологического университета (МНЭПУ). Член Общественного Совета Министерства культуры РФ. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...