МИРОВАЯ ВАЛЮТНАЯ СИСТЕМА УЖЕ НЕ МОЖЕТ БЕЗ ЮАНЯ

Михаил ЛеонтьевМихаил Леонтьев

Обстановка в Донбассе, региональные выбора во Франции, забастовка дальнобойщиков, юань вошёл в элиту мировых валют. Гость — журналист и политолог Михаил Леонтьев. Ведущие "Вестей ФМ" – Дмитрий Куликов и Ольга Подолян. Подолян: Много вопросов по поводу юаня, который вошел в топ самых востребованных валют, как нам пишут наши слушатели. Леонтьев: Это не совсем так. Он не вошел пока в топ самых востребованных валют. С событийной точки зрения произошло одно — МВФ объявил, что юань полностью соответствует критериям собственной резервной валюты, включил его в пакет SDR.

Это так называемые специальные права заимствования (условная расчетная единица МВФ), они выдают в этих единицах основные кредиты МВФ странам-реципиентам. Напомню, в этой корзине есть доллар, евро, йена и британский фунт. Там, кстати, нет швейцарского франка, потому что он не соответствует данному критерию. Масштабы торговли не те, чтобы включать в SDR и так далее. МВФ включил юань, заявив, что он полностью отвечает критериям, при том, что юань не является полностью конвертируемой валютой на самом деле, потому что, напомню, существует два юаня — один, который рыночно обменивается в Гонконге. Он вообще котируется в Гонконге.

Это называется юань с доставкой в Гонконг. И внутренний юань, где есть серьезные ограничения по капитальным операциям, то есть это называется контроль за движением капитала. Вы можете использовать его практически неограниченно как средство платежа, но вы не можете его использовать как средство инвестиции. Это то, о чем мы все время говорим. Мы говорим о том, что если мы хотим в нынешних условиях наводить финансовый порядок и вести самостоятельную политику, нам не надо никакого социализма, нам надо сделать то, что делают китайцы.

Нужен просто контроль за капитальными операциями. Ничего не нужно с рублем делать. Речь идет об очень мягких мерах, которые вообще социально-бытовую сферу не затронут вовсе. Наоборот, они обеспечат в некоторой степени ту же ситуацию, которая существует, например, в Америке, когда американцам совершенно плевать на колебания курса относительно евро. Да и европейцам большей частью наплевать. Те, которые не занимаются операциями на рынках, которые не вовлечены в экономические обмены, а просто с бытовой точки зрения, поскольку у них все расчеты, все обязательства идут в своей валюте, она внутренне более-менее предсказуема и стабильна.

А когда вы контролируете денежную политику своей страны, у вас все внутренне стабильно: у вас есть политика, вы можете выбрать более свободный курс валюты, вы можете выбрать менее свободный курс, вы можете ее отпустить. У вас есть какая-то свобода воли в ее определении. Когда вы привязаны как жучка на веревке к чужой валюте, к чужой финансовой политике, то у вас вообще нет никакой возможности свою валюту… Вот сейчас зависит у нас рубль от колебания цен на нефть. И все. И если господин Улюкаев говорит, что цены на нефть не предсказуемы, я из этого делаю простой вывод — финансовые власти России не могут предсказывать курс рубля. Они могут его лишь анализировать. Как иностранные аналитики.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Леонтьев

Леонтьев Михаил Владимирович (р. 1958) – русский журналист, публицист, создатель медийных проектов, ведущий политико-экономический обозреватель Первого канала. Руководитель телепрограммы «Однако» и одноименного общественно-политического журнала. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее…