О визите «данайца» в Кремль

Александр НагорныйАлександр Нагорный

На прошлой неделе представители 15 государств-членов Совета Безопасности ООН единогласно приняли две основополагающие резолюции по Сирии, что и отразило во многом итоги визита госсекретаря Д. Кэрри в Москву и его переговоры с С. Лавровым, и трехчасовую встречу с Путиным. Одна из них была посвящена санкциям в отношении государств, ведущих финансовое сотрудничество и торговлю с исламскими радикалами ИГИЛ. Вторая резолюция касалась всего спектра гражданской войны в Сирии: она обозначала систему политических мер, которые должны перевести дальнейшее развитие военного конфликта в этой стране из военно-террористической в политическую плоскость, на чём всё время настаивала Россия.

Казалось бы, в российско-американских взаимоотношениях достигнут серьезнейший "прорыв". И как мы и прогнозировали в прошлом номере в статье "Бойтесь данайцев", посвященной визиту Керри, американский дипломат привез в Москву внешне весьма серьезные компромиссные уступки, которые заключались прежде всего в отказе от "требований" немедленного ухода от власти сирийского президента Асада. В ответ Москва также, видимо, пошла на некоторое смягчение своей позиции по сирийской проблеме в плане создания условий для переговоров между правительством Асада и сирийской оппозицией (за исключением террористических организаций).

Итак, на первый взгляд мы присутствуем при развороте Вашингтона в более конструктивное русло, где будет учтена большая часть прежних российских предложений. Однако услышан ли в реальности голос Кремля и в какой мере? Или же имеет место простое маневрирование США и подготовка новой западни? Либеральная часть российского руководства, да и всего либерального спектра, несомненно, замерла в восторге. Они предположили, что не будет дальнейшего осложнение в американо-российских отношениях и не придется РФ прибегать к "мобилизационному варианту", подразумевающему вычищение кадров 90-х гг. Скажем сразу, напрасные надежды, господа.

Здесь стоит напомнить нашу оценку истинных стратегических намерений "вашингтонского обкома", характеризующую планы администрации США и американского истеблишмента как в тактическом, так и в стратегическом измерениях.

"…Неприемлемым для них (правящих кругов США) является прежде всего само существование российского государства как единого и самостоятельного геополитического субъекта: во-первых, из-за дороговизны "свободного доступа" к его ресурсам, составляющим около трети мировых; во-вторых, из-за мощного военно-стратегического арсенала, создающего непреходящую угрозу для "коллективного Запада", его "транснациональных" корпораций и "глобального лидерства" Америки, ограничивающего их "свободу рук"; в-третьих, из-за "советского наследия" во всех его формах: от идеологической до финансово-экономической; и, наконец, в-четвёртых, из-за того, что наличие России на карте планеты даёт надежду на некое альтернативное "глобальному электронному концлагерю" будущее другим странам и народам Земли. Так что — "ничего личного, только бизнес". И американских "данайцев, дары приносящих" нам бояться не стоит. Но и не понимать их действий — смертельно опасно".

Если наш подход верен, то в этом случае мы можем проследить линию "политических последствий" текущего момента. Итак.

Структура интересов Турции, Эрдогана и всего суннитского блока под руководством Саудовской Аравии отнюдь не изменилась в отношении Сирии и что еще важнее — не изменилась и в отношении России как главного препятствия установления "суннитского пояса влияния" на Ближнем Востоке и в целом в Азии. Поэтому их действия по финансовой и военной накачке антисирийских сил будут продолжены и вне зависимости от "вашингтонского обкома", который в определенной своей части (Маккейн и др.) будет поддерживать данную стратегию и тактику.

Складывающаяся общемировая финансовая и экономическая ситуация с усилением кризисных явлений в США, в особенности в 2016-2017 гг., будет подстегивать "вашингтонский обком" к ускорению развязки в Сирии и развязыванию региональных военных конфликтов по периметру российских границ, что полностью встраивается в американские планы по смене режима в Москве и отстранению Путина от власти. В Вашингтоне и в подконтрольных США центрах силы российский президент продолжает рассматриваться как серьезнейшее препятствие в реализации американских стратегических планов формирования "единого мирового правительства".

С другой стороны, тактическое поражение в Сирии и продолжение укрепления зарождающегося блока на Ближнем Востоке в составе РФ, Ирана, Сирии, Ирака, а также присоединение к ним КНР через Среднюю Азию ведет к формированию альтернативной США системы мирового хозяйства и мировых финансов, что означает утрату США позиции финансового и экономического лидера. Следовательно, там грядут весьма сложные внутренние проблемы, связанные с объективным и весьма радикальным понижением уровня жизни населения и возникновения внутриполитической дестабилизации.

Кроме того, действия в Сирии военного контингента РФ показали растущую силу нашей армии. И если позволить дальнейшее развитие этих тенденций, то через два-три года военного решения "русского вопроса" на любом уровне для Вашингтона просто не будет. В этом смысле решительность Путина в использовании российского военного потенциала показывает США, что аналогичные действия возможны будут и на других направлениях. Значит, от Вашингтона требуется новая тактика и усиление давления на РФ через "третьи страны" при сохранении внешнего диалога.

Изменения в позиции Белого дома начали происходить после того, как РФ за два месяца фактически сломала большую часть военной и экономической машины "Исламского государства" (террористическая организация, запрещенная в РФ) на Ближнем Востоке. Подчеркнем, что речь не шла о скором военном поражении ИГ, а о том, что при наличие российской помощи никакого силового смещения правительства Башара Асада быть не может. Более того, контрнаступление сил, которые сражаются на стороне официального Дамаска, рано или поздно привело бы к освобождению от исламистов практически всей территории Сирии. И, что особенно важно, ИГ переставало быть прибыльным проектом для властей Турции, саудитов и катарцев, вследствие осложнения контрабанды нефти с подконтрольной ему территории.

"Кормить" же многотысячную армию террористов из своих денег не желали ни в США, ни в Саудовской Аравии, Катаре, и в Турции. Поэтому прошедший перед резолюцией ООН месяц ознаменовался целым рядом военно-политических маневров со стороны США и их союзников. Важнейшим стимулом для администрации Обамы стала и избирательная кампания, которая показала со всей очевидностью: американское общество не хочет ни "горячей", ни даже "холодной войны" с Россией, что ярко оформилось в победоносном феномене Трампа, который, единственный из претендентов, в открытую говорил о своем позитивном отношении к Путину и к России.

Несомненно, "точкой отсчёта" всех этих событий стали бомбардировки российской авиацией "объектов нефтяной инфраструктуры ИГ", начало которых датируется 18 ноября 2015 года. До того, и это стоит подчеркнуть особо, ВКС РФ более полутора месяцев "работали" только по военным объектам исламистов, не затрагивая подконтрольную им "нефтянку".

Теперь попробуем разобраться в сути происходящего сквозь призму отношения Белого дома к России и лично к В.Путину. Резолюция по политическому процессу изобилует огромным количеством невыполнимых требований как к правительству Сирии, так и к противостоящим ему силам. Террористические объединения не включены в этот формат, а грань между ними и сирийской оппозицией полностью эфемерна. Следовательно, в ближайшем будущем мы увидим псевдопрекращение огня и псевдопереговоры, за ширмой которых будут продолжаться боевые действия, направленные на военную победу тех или иных сил. В любом случае речь будет идти о расширении собственной зоны влияния.

Резолюция же по финансовым мерам, несомненно, затронет Эрдогана и его друзей‑саудитов, но не прекратит их финансовую поддержку, которую будут осуществлять еще активнее через третьи руки. Отсюда следует вывод, что общий военный конфликт вряд ли будет прекращен на сто процентов, а каждая сторона будет по-прежнему добиваться своих целей.

Поэтому Америка, оказавшись по сирийскому вопросу в ситуации жёсткой геополитической альтернативы (именно это — несомненная заслуга Путина), сделала вполне предсказуемый выбор. Кстати, тоже в духе Гитлера: "Если мы не можем противников перестрелять — нам придётся их переголосовать". Вся резолюция Совбеза ООН по Сирии от 18 декабря "заточена" как раз на такое "решение вопроса". Генеральному секретарю ООН поручено уж в январе организовать — в рамках "переходного политического процесса", "во исполнение Женевского коммюнике и в соответствии с заявлением международной группы по Сирии от 14 ноября 2015 года" — переговоры между правительством Сирии и "представителями оппозиции", целью которых будет, как сказано, "формирование правительства, разработка конституции и проведение выборов" (именно в таком порядке и без детализации каждого из приведенных пунктов).

Установлено, что проведение "свободных и справедливых выборов в соответствии с новой конституцией" должно произойти "в 18-месячный срок" и "под надзором со стороны ООН". При этом планируется "общенациональное прекращение огня", как только "представители сирийского правительства и оппозиции предпримут первоначальные шаги в направлении политического переходного процесса под эгидой ООН". Интересно, будут ли соблюдать этот режим прекращения огня те "оппозиционные" силы, которые признаны террористическими, а именно.

"Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ, известное так же как ДАИШ), Фронт "Ан-Нусра" (ФАН) и все другие лица, группы, предприятия и организации, связанные с "Аль-Каидой" или ИГИЛ и прочими террористическими группами, которых признал таковыми Совет безопасности? Или же они бесследно растворятся в утренней дымке "новой Сирии" — до нового "призыва"? Или организованно, как "беженцы", переместятся на другие фронты: в Европе, на Украине, на Кавказе, в Центральной Азии и так далее?

С этой точки зрения весьма важной выглядит и зафиксированная в тексте резолюции Совбеза "крайняя необходимость в создании условий для безопасного и добровольного возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц в районы своего проживания", для чего в феврале 2016 года в Лондоне состоится специальная конференция, организуемая Великобританией, Германией, Кувейтом, Норвегией и ООН. Вы представляете себе миллионы "беженцев из Сирии", толпами отправляющихся "обратно на родину" из Европы через Турцию в "зону ответственности" США? Это же будет непередаваемый триумф "трансатлантического партнерства", триумф Меркель, триумф толерантности и "глобального американского лидерства" в целом. Как в старом анекдоте, где одному еврею в ответ на его жалобы мудрый раввин советует взять в дом козла, а потом, когда несчастному еврею из-за козла, который воняет и гадит в доме, становится совсем невмоготу, предлагает выгнать козла, после чего все жалобы мгновенно прекращаются…

Впрочем, "свободное и справедливое" волеизъявление-голосование "беженцам" можно устроить и без их физического возврата на Ближний Восток: ООН гарантирует это!

Понимают ли в Кремле, что "коллективный Запад" во главе с США будет добиваться своих целей "не мытьём, так катаньем"? Или они как-то иначе расценивают всю американскую активность, включая состоявшийся 14-15 декабря визит Джона Керри в Москву и его многочасовые переговоры сначала с Сергеем Лавровым, а затем — и с Владимиром Путиным?

Понятно, что одной только сирийской проблемой российско-американские отношения не исчерпываются. И рассчитывать на их нормализацию с учётом национальных интересов России не приходится в принципе. Повторимся: перед РФ и Кремлем простирается чрезвычайно трудный политический и экономический период. США добиваются практически полного встраивания ЕС в свою внешнеполитическую платформу, что находит выражение как в продлении санкций, так и в политической изоляции Москвы, по крайней мере в Европе. Где скоро будет включена в НАТО Черногория, а сербское руководство идет на поклон к Европейскому Союзу, в то время как Москва фактически никак на это не реагирует. Вашингтон активно продвигает схему Транстихоокеанского партнерства и будет добиваться аналогичной Трансатлантической экономической зоны, где европейская экономика попадет под политический контроль США.

И что самое важное: в самой Москве продолжается доминирование либерального финансового блока в правительстве, который последовательно удушает российскую экономику высокими учетными ставками и сжатием денежной массы, не говоря уже о коррупции, которая процветает благодаря связям либералов и сформировавшихся еще в 90-е гг. олигархических структур. Последнее, кстати, очень ярко отразилось и на российско-китайских отношениях в ходе последнего визита Медведева в КНР. Несмотря на 30 подписанных соглашений, Пекин сделал Москве очень серьезное предупреждение.

В публикации официального китайского информагентства Синьхуа от 17 декабря было сказано, что Кремль сегодня оказался в "стратегическом тупике". Пекин имел в виду прежде всего именно либеральную модель управления, которая применяется в РФ все последние годы и которую публично поддержал Путин в своей оценке действия ЦБ и Кабинета министров. Катастрофическое падение экономической активности, низкие мировые цены на нефть и отрицательные темпы развития РФ создают, наряду с внешним давлением, практически неразрешимое противоречие в перспективах выживания нынешнего российского руководства. Об этом и было сказано китайской стороной. Было также подчеркнуто, что Россия все еще может выйти из этого положения "опираясь на собственные силы и разум, а также на эффективное сотрудничество с другими странами". Здесь, конечно, имелось в виду более серьезное сотрудничество с КНР.

Итак, визит состоялся и принес серьезные плоды. Но будут ли они позитивны для России, остается открытым вопросом. РФ и кремлевское руководство вступают в новый сложный период, и от принятия правильных решений будет зависеть наше будущее и судьба России.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Нагорный

Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее…