Миф об ИГИЛ

ХРАНИ ВАС ГОСПОДЬ,
РУССКИЕ ЛЁТЧИКИ!

Президент Сирии Башар Асад попросил Россию о военной помощи для борьбы с Халифатом. Путин внёс запрос в Совет Федерации на использование Вооружённых сил России за рубежом. Совет Федерации дал разрешение. Теперь в подбрюшье русских бомбардировщиков подвешиваются ракеты и бомбы для нанесения ударов по целям, контролируемым ИГИЛ.

И вот раздаются голоса об имперских амбициях России, о русской экспансии, о повторении Афганистана. Всё это либо пацифистские заблуждения, либо злокозненная пропаганда. Потому что сегодня ИГИЛ — это атака на стратегические рубежи Российской Федерации. И оборона этих рубежей проходит не только по окраинам Дамаска, где уже рвутся снаряды ИГИЛ, но и по Северному Кавказу и Средней Азии.

В эти минуты талибы, которые контролируются ИГИЛ, атакуют Кундуз, выходят к таджикской границе. Погранзаставы подняты «в ружьё», а военная база России приведена в состояние полной боевой готовности. ИГИЛ рвётся на пространства, контролируемые ОДКБ. На пространства, где существуют ещё не сложившиеся, хрупкие государства, многие из которых травмированы исламским радикализмом.

Неужели мы хотим допустить в районах Средней Азии возникновение чудовищного взрыва, осколки которого полетят в Россию? Неужели не понимаем, что ИГИЛ тянется к Северному Кавказу, а дальше в Поволжье? Мы не можем этого допустить. Отсюда и решение нашего правительства на использование Вооружённых сил России за её пределами.

Как важно в этих условиях сотрудничество между американцами и русскими! Как важно наладить координацию Америки и России в борьбе с ИГИЛ! Вчера ещё такая координация была невозможной. Противоречия между Америкой и Россией казались непреодолимыми и нарастали с каждым днём. Сегодня ситуация изменилась. Похоже, американцы поняли: ИГИЛ — это чудовищная кровавая медуза, которая расползается по всему миру. Она не ограничивается Сирией, Ираком и Ливией. Она перехлестнулась в Афганистан. Движется в Пакистан. Подбирается к исламской Индонезии. Да и сама Америка, с её мусульманскими группировками, не застрахована от игиловских атак, о чём свидетельствуют недавние бостонские взрывы.

Сближение России и Америки ощущается на разных направлениях и имеет разные симп­томы. Совсем недавно американцы требовали немедленного свержения Башара Асада. Сегодня они изменили свою позицию и считают, что Асад должен и может некоторое время управлять страной и возглавлять сопротивление ИГИЛ. Они говорят об эволюционном переходном правительстве, которое должен возглавлять Башар Асад. И это совпадает с российской точкой зрения.

Совсем недавно Обама заявил, что над человечеством нависли три страшных зла. Это ИГИЛ, лихорадка Эбола и Россия. Россия демонизировалась американцами, приравнивалась к ИГИЛ в его страшном наступлении на человечество. Однако американцы отказались от этого. На сессии ООН Путин и Обама обменялись рукопожатиями и чокнулись бокалами, полными вина. Потом удалились на закрытое совещание и договорились координировать усилия.


А посмотрите на Европу. Надменная и чванливая, она все эти годы нападала на Россию со своими претензиями. Сейчас Европа травмирована, на Европу хлынули толпы переселенцев и беженцев. Это результат чудовищного взрыва в Северной Африке, в арабских государствах. И Меркель, понимая, что падение Башара приведёт к следующей волне переселенцев, говорит: Башар Асад — достойный игрок, и с ним нужно считаться во время переговоров по Ближнему Востоку. Ей вторят итальянцы и французы. Израиль напуган появлением на его границах огненного беспощадного антисемитского Халифата, интенсивность которого намного превышает и ХАМАС, и «Хезболлу». И вот Нетаньяху уже в Москве, а произраильское лобби в Америке давит на президента Обаму, чтобы он сближался с Россией и смягчал свою позицию по русскому вопросу.

И, наконец, пока американцы раздумывали и создавали свою эфемерную бездеятельную коалицию, Россия создала собственную коалицию. Это Сирия, Ирак, Иран, это курдские подразделения, сама Россия и стоящие за её спиной, приближающиеся к ней Китай и Индия. Американцы вынуждены считаться с появлением такой коалиции, которая при определённых условиях может перерасти в военно-стратегический союз.

Сегодня между Америкой и Россией появились координационные возможности, открыта прямая линия связи и взаимодействия между военными структурами двух стран. По этой линии будут доходить данные о целях, о результатах бомбардировок, о районах, в которых будет появляться авиация той или другой стороны.

Удивительно, но история воспроизводит свои конструкции и выносит их из прошлого в настоящее. По каким-то таинственным закономерностям распределения силовых потенциалов, экономик, этнических и социальных векторов эти конструкции повторяются почти с тавтологической точностью. Сегодняшняя ситуация в мире напоминает ситуацию в Европе 30-х годов. Там, в Европе, существовала группа либерально-демократических государств. Поднимался на дыбы чёрный Гитлер.

Тогда был Советский Союз. И западные демократы долгое время предпочитали Гитлера Советам. Натравливали Гитлера на Советы. Они предполагали, что Гитлер сломает Советам хребет. И это длилось до тех пор, пока Гитлер не рявкнул на остальную Европу, не ударил по Польше, не оккупировал Францию, не сбросил англичан в море. И только тогда они обратили свои взоры к Советскому Союзу. Была создана антигитлеровская коалиция. И Запад закрыл глаза на всё то, чем был недоволен в предшествующий период. И на присоединение Прибалтики, Западной Украины и Белоруссии, и на финскую войну, и уж, конечно, на права человека. Антигитлеровский пакт состоялся. Об этой аналогии говорил Путин во время своей речи в ООН.

Как будут развиваться события? Сможем ли мы в кратчайшее время обуздать ИГИЛ и разгромить его? Сможем ли после победы над ИГИЛ собрать вторую Ялту, устранить накопившиеся в мире противоречия и гармонизировать международную жизнь? Как знать. Пока что это только аналитика или мечты. А сегодня к подбрюшью российских бомбардировщиков подвешиваются ракеты и бомбы, заливается в баки горючее, и самолёты взлетают.

Храни вас Господь, русские лётчики! Победы вам!

«И ТЬМА НЕ ОБЪЯЛА ЕГО»

Российская авиация наносит точечные удары по базам ИГИЛ в Сирии. Эта военная операция, рафинированная, дерзкая, осмотрительная, возможна для государства, которое достигло в своём совершенстве высоких степеней. Россия таких степеней достигла. Мои посещения авиационных заводов в Комсомольске-на-Амуре, Иркутске, Новосибирске говорят о том, что мы в состоянии выпускать лучшие в мире самолёты, в том числе и безупречный Су-34, который сегодня наносит сокрушительные удары по ИГИЛ. Военно-промышленный комплекс реформирован, мы выпускаем современное оружие: сверхточные, умные бомбы, ракеты «земля–земля», «корабль–корабль», «воздух–воздух». Крылатые ракеты, запущенные с акватории Каспийского моря, поражают цели в сирийских горах.

Наша армия, пройдя реформы, добилась высокой боеспособности. Мы непрерывно учимся. Армия не выходит из манёвров: полигонные, окружные, локальные… Наши войска движутся, их бросают то на Север, то на Восток, то на Запад. Велика степень управляемости войск. Боевая операция в Сирии, удалённая от российских гарнизонов, с растянутыми коммуникациями, затруднённым снабжением по воде и по воздуху, с использованием средств космической разведки, эта операция — пример организационных усилий. Вершиной организационных способностей армии является Центр управления в Министерстве обороны. Когда я был в этом центре, меня поразили грандиозные циркульные залы с огромным количеством полиэкранов, на которых в режиме онлайн можно наблюдать высадку наших бригад на острове Врангеля, или работы по созданию укрепрайонов на Курильских островах, или те точечные удары в Сирии, которые сняты беспилотниками. Видно, как вдребезги разбиваются базы, штабы и боевая техника.

Государство российское в своём развитии достигло стадии, когда способно формулировать национальные интересы. И, формулируя их, оно достигает своих целей. Государство сегодня в состоянии осмысливать своё положение в быстро меняющемся мире, ощущать своё место в стремительно текущем историческом времени. Россия отчётливо понимает, что ИГИЛ, атакующий Дамаск, завтра ворвётся на Северный Кавказ, в государства Средней Азии, устремится в Поволжье. Война против ИГИЛ в Сирии — война за безопасность России.

Наша дипломатия за короткое время сумела сделать почти невероятное. Мы создали коалицию государств — это Сирия, Иран, Россия, на подходе Египет. Где-то рядом Китай и Индия, которые сохранили нейтралитет и симпатии к нам.

А договорённости с проамериканской коалицией о взаимодействии, о том, чтобы две наши коалиции не столкнулись в воздухе, не совершили друг против друга акт военной экспансии?! Уже проводятся прямые консультации между Россией и НАТО. Происходит обмен развединформацией.

Наше общество добилось высокой консолидации. Нам объявляют джихад, мы ведём боевые действия в мусульманских районах, но это не сказывается на нашем внутреннем социальном равновесии. Мы — держава, в которой все народы, все религии, все языки и культуры соединены в симфонии и гармонии. Мы открываем мечети и храмы. Мусульмане и христиане России живут в дружбе и неколебимом единстве. Наше общество и государство настолько крепки, имеют настолько большие резервы и ресурсы, что во время боевых действий мы не запрещаем деятельность оппозиции, не закрываем радиостанции и газеты. И с этих страниц, на этих радиоволнах несётся беспринципная хула в адрес нашего государства. Но государство наше уцелеет и после объявления ему джихада, и после отравленных, клеветнических измышлений.

Россия медленно, но неуклонно возвращает себе своё возвышенное мировое предназначение. Россия, может быть, и создана Господом Богом для того, чтобы противодействовать мировой тьме. Россия всегда восстаёт против мирового зла, будь то Наполеон, или Гитлер, или чёрный ИГИЛ. Человечество продолжает жить. «И тьма не объяла его».

Наша оборонная мощь, консолидация общества позволяют нам сражаться и одерживать победы. И я убеждён, что очередная победа — не за горами. Наши самолёты вернутся на родные аэродромы, а мы продолжим строить государство Российское. Мы хотим, чтобы наши граждане жили в благополучии и достатке. Чтобы наше общество было чистым и справедливым. Чтобы у нас появлялись нобелевские лауреаты. И чтобы никакой враждебный штык или вражеский самолёт не сверкнул на нашем русском горизонте.

ВЗГЛЯД ИЗ КАТАРА

В октябре я с моими друзьями из Изборского клуба вернулся из Катара. Крохотная страна среди огненных песков Аравийской пустыни, на берегу Персидского залива — лазурного, раскалённого. В глубинах таится гигантский пузырь газа, его высасывают, гонят по газопроводам на завод, где газ под давлением превращается в жидкость. Серебряные цилиндры, сферы, стальные башни… Оттуда сжиженный газ по трубам идёт на пирсы, у которых стоят колоссального размера газовозы. Они везут газ в Японию, в Китай, в Южную Корею и питают им развивающиеся цивилизации тихоокеанского бассейна.

Торгуя газом, Катар получает несметные деньги. На них он построил свою восхитительную столицу Доху. Кристаллические небоскрёбы, сверкающие в лучах утреннего солнца, поднебесные хвощи, резные папоротники, гибкие, устремлённые в небо стебли, стеклянное, рассекающее небо перо…

«Газовые» деньги позволяют Катару участвовать в сложной ближневосточной комбинации. Он в своё время поддерживал «Братьев-мусульман», которые стремились к власти в Египте и ненадолго взяли эту власть. Теперь, по многим утверждениям, он спонсирует ИГИЛ, помогая этому таинственному террористическому государству развиваться и получать оружие.

И всё это богатство находится под пятой американцев. Здесь действуют две американские военные базы. Одна — военно-воздушная. С неё в своё время поднимались американские самолёты и летели бомбить Ирак. На второй расположен региональный штаб американского военного командования, откуда ведётся управление и координация боевых действий флота, авиации, сухопутных войск. В Катаре обосновалась крупнейшая штаб-квартира ЦРУ. Тут же находится региональное ближневосточное подразделение «Рэнд корпорейшн»; этот мозговой трест, который помещён именно сюда, в хитросплетение ближневосточной политики, черпает сведения, информацию, создавая видимые и невидимые миру проекты. Американцы — хозяева местной политики.


Мы приехали в Катар, чтобы исследовать сегодняшнюю ситуацию на Ближнем Востоке, ибо она видна из Дохи как на ладони. Ближний Восток отсюда просматривается как огромная шахматная доска, по которой постоянно перемещаются фигуры, складывая неповторимые комбинации. Мы встречались с политиками, философами, с аналитиками, культурологами, с членами повстанческих движений Ближнего Востока. Встречались с представителями местного истеблишмента, с министром иностранных дел, с его аппаратом, среди которого угадывались скрытые разведчики. И вот вырисовывается пора­зительная картина.

Ближний Восток сегодня — это уравнение с десятками, а может быть, и сотнями переменных. Это уравнение, которое меняется каждую секунду, и картина Ближнего Востока, словно калейдоскоп, не останавливается ни на мгновенье. Любое врывающееся сюда действие меняет картину в целом, и она не поддается исследованию до конца, она загадочна. Сложность Ближнего Востока увеличивается с каждой неделей, поэтому трудно на неё реагировать адекватно. Главное, о чём говорят аналитики: возможно, в течение ближайших пяти или семи лет положение государств на Ближнем Востоке кардинально изменится. Исчезнут одни, вместо них появятся другие. И потому все небольшие страны притаились, ожидая этих перемен, гадают: уцелеют ли они в результате наступивших колоссальных сдвигов.

На Ближнем Востоке, и это видно, разверзаются несколько чёрных дыр. Разверзлась страшная чёрная дыра в Ираке, поглотившая государство, уничтожающая целые ареалы населения. В Ливии разверзлась вторая чёрная дыра, страшный кратер, откуда извергаются энергии вражды, ненависти и истребления. В Сирии, недавно ещё такой цветущей, ухоженной, благополучной стране, также разверзается чёрная яма, готовая поглотить сирийскую государственность. Такая же дыра намечается в Йемене, а также на Синайском полуострове, где не прекращаются схватки.

Как воздействовать на меняющийся мир? Как понять саму динамику распространения этих чёрных дыр, которые хотят слиться с одно огромное, тёмное, неподдающееся описанию глубинное явление? Среди этих, во многом еще непонятых и неосвоенных явлений возникает абсолютно новое — то, что мы называем ИГИЛ, то, что называем Халифатом. Этот мнимый Халифат копирует древний, основанный пророком Мухаммедом, мечтает о вторжении в Саудовскую Аравию, в Иорданию, мечтает о захвате Мекки и Медины. Эти будущие захваты опираются на древнее мистическое прошлое.

Существует миф об ИГИЛ. Мы в России иногда представляем ИГИЛ как необычное, таинственное, похожее на привидение явление, которое словно спустилось с небес и воплощает чей-то неясный и загадочный промысел. Вовсе нет. ИГИЛ можно разгадать, понять, можно структурировать. И при желании его можно уничтожить. Нам объяснили, что ИГИЛ был создан при содействии американцев, которые использовали группы офицеров разведки Саддама Хусейна. Разгромленные, разочарованные, брошенные на произвол судьбы, эти офицеры были собраны, их организовали, им дали деньги, внушили надежды. И политическая партийная разведка Саддама Хусейна легла в основу ИГИЛ. К ней примкнули другие спецслужбы, самые разные и экзотические. Но внутри, в центре, в ядре Халифата находится структурированная, холодная, рациональная сущность. Именно интеллектуалы разведки разработали тактику поведения ИГИЛ в мире. Нашли источники финансирования, продают «криминальную» нефть. Именно они построили тактику боевых действий ИГИЛ, способность выдерживать воздушные бомбардировки, уходить в города и применять там тактику партизанской войны. Именно эта группировка создала идеологическую надстройку ИГИЛ, придала ей вид мистического откровения, огромной мусульманской задачи и победы, которая пленяет множество мусульман во всех странах мира. И сюда, на этот зов, на этот огонь, на этот разноцветный фонарь, слетаются и сходятся тысячи молодых людей из разных стран, в том числе и из России.

ИГИЛ состоит из двух частей: из холодной, структурированной, очень чёткой, рациональной сердцевины, внутреннего холодного ядра. И из огненной, пылающей оболочки, куда слетелись, как мотыльки на огонь, молодые, неискушенные, обманутые, очарованные идеей нового Халифата, новой мистической свободы люди. Планета ИГИЛ имеет ледяное ядро и раскалённую поверхность.

В Сирию прилетели российские самолёты, чтобы громить ИГИЛ, прорубая коридоры для наступающей сирийской армии.

Мы разговаривали с интеллектуалами, с журналистами, с политиками, стараясь объяснить, почему Россия прибегла к этому рискованному энергичному военному шагу, что двигало нами, когда мы предприняли эту авиационную операцию. Говорили им, что, сражаясь с ИГИЛ здесь, в Сирии, мы защищаем свои рубежи на Кавказе, в нашем подбрюшье — в Средней Азии, где уже начинаются первые сполохи приближающейся беды и опасности.

Мы говорили, что, прилетев в Сирию, наши самолёты сражаются за саму Сирию, спасают её, не дают распространяться этой чёрной ямине — страшной чёрной дыре. Мы штопаем эту чёрную дыру, сохраняя на карте Ближнего Востока единое сирийское государство. Мы говорили, что, предотвращая возникновение этой чёрной дыры, мы спасаем и саму Европу, потому что из этой дыры хлынут миллионы новых беженцев, которые, стеная, разрывая на себе одежды, ненавидя и плача, захлестнут европейский мир.

Говорили также, что мы — русское государство — возвращаемся на Ближний Восток. Здесь наши интересы. В своё время мы ушли с Ближнего Востока почти отовсюду, и лишь Сирия осталась тем рубежом, который мы не покинули. Теперь мы вернулись на этот рубеж. Наш флот движется по Средиземному морю. Наши компании работают на нефтяных полях Ближнего Востока. Через Сирию проходят коммуникации, соединяющие Восток и Запад, Азию и Европу. Мы утвердились и будем утверждаться здесь своей экономической, политической и военной силой.

Ещё мы говорили, что наше появление в Сирии — это стремление к многополярному миру. Американцы, которые захватили этот регион и стали его хозяевами, натворили здесь такое количество бед, совершили такое количество преступлений, что их последствия придётся расхлёбывать не одно десятилетие. Мы пришли сюда, чтобы противодействовать американскому безумию и сказать всему миру: человечество нуждается в нескольких центрах управления. Оно нуждается в нескольких центрах цивилизационных исканий и цивилизационных начинаний. И мы пришли в Сирию, чтобы утвердить концепцию многополярного мира.

Конечно, далеко не все радуются нашему появлению здесь. Такие радиостанции, как «Аль-Джазира» или «Аль-Арабия», полны инсинуаций, информационных провокаций, которые показывают российскую военную силу как чудовищное зло. Пугают и русских слушателей, и представителей Ближнего Востока тем, что это второй русский Афганистан. Говорят о том, что русские самолёты бомбят не цели ИГИЛ, а цели умеренной сирийской оппозиции. Той оппозиции, с которой Россия готова взаимодействовать и считает, что эта оппозиция в согласии с правительством Башара Асада способна создать временное правительство и привести сирийскую проблему к умиротворению не военному, а политическому.

Конечно, противодействие велико. Главы государств, политические, интеллектуальные центры всячески осуждают Россию. Но в тайных переговорах, когда убирали микрофоны, когда уходила пресса, нам давали понять, что многие государства и их истеблишмент симпатизируют Путину. Потому что американцы, добившись на Ближнем Востоке абсолютного господства, совершили массу чудовищных ошибок, привели к деградации и убежали от проблем, оставив их расхлёбывать самим народам Ближнего Востока. Американцы проигрывают интеллектуально. Они не достигли здесь ни одной своей цели. И американцы, как правило, бросают тех лидеров, с которыми ещё недавно вели переговоры, на которых делали ставку. Так, например, они предали и бросили египетского Мубарака. Предали и бросили Саддама Хусейна, с которым вели тайные переговоры. Бросили и уничтожили Каддафи, который вошёл в согласие с западными, с американскими,
спецслужбами.

То же самое они готовы сделать и с Башаром, с которым одно время американцы вели себя мягко, изящно, всячески искушая и соблазняя его. Другое дело, говорили нам наши собеседники, Россия. Президент Путин не бросает своих союзников, своих друзей, действует осмысленно, с открытым забралом. И поэтому отношение ближневосточной элиты к русскому появлению здесь будет меняться и станет медленно, но неуклонно проявляться как симпатия, как возможность для договорных отношений.

А сейчас Ближний Восток — это колоссальные, сдвинувшиеся с мест уклады, которые сталкиваются, искрят, враждуют друг с другом. Курды стремятся объединиться в курдское государство, преодолеть вековую разрозненность своего великого народа. Здесь появляются отряды Корпуса стражей исламской революции, которые начинают активно воевать с ИГИЛ. Палестинское движение сопротивления готовится к третьей интифаде, и в Иерусалиме уже идёт стрельба, льётся кровь. В Афганистане талибы, которые попали под контроль ИГИЛ, ведут наступление в непосредственной близости с границами Средней Азии. Ближний Восток движется, дымится, искрит. Его надо понять, осмыслить. Нужно написать интеллектуальную карту этого динамичного, очень важного для мира и для России района.

А пока что наши самолёты совершают боевые вылеты, громят и уничтожают склады с оружием ИГИЛ, прокладывают коридоры и дороги наступающей сирийской армии.

ПАРИЖСКИЙ АПОКАЛИПСИС

Париж — в огне, Париж — в крови, Париж — в оторванных головах и конечностях.

По Парижу промчались кони Апокалипсиса, развесив трупы по конструкциям Эйфелевой башни. Если отрешиться от эмоций, от ужаса и страданий, если не вслушиваться в лепет соболезнующих политиков, то с грозной очевидностью становится ясно: это — мировая война. В эту войну вовлечены все страны Европы, чьи самолёты громят ИГИЛ на Ближнем Востоке, все европейские столицы, которые будут взрываться. Вовлечено множество государств Ближнего Востока, включая Иран, Иорданию, Турцию, а также республики Средней Азии, куда Афганистан нацеливает огненные стрелы ударов.

Это война особого типа. В этой войне главное — не крылатые ракеты и умные бомбы, разбивающие военные базы и склады с оружием, но взрывчатка, подложенная под ресторанные столики и школьные парты. Террористические взрывы приводят к грандиозным смещениям. Они гнут земную ось. Управляют историей. Каждый взрыв — удар, сдвигающий историческое время в угодную террористам сторону.

Эти удары меняют психотипы целых народов. Рушатся политические и социальные концепции. Распадаются государственные союзы. Меняется тип государств, и недра сотрясённых взрывами народов порождают новый образ государственных деятелей. Либеральная Европа, сложившаяся в Евросоюз, в эту новую европейскую империю, рушится. Европейский либеральный проект исчерпан. Шенгенская зона распадается на множество отдельных, обнесённых колючей проволокой зон. Мультикультура остаётся в прошлом. Толерантность, стремление игнорировать глубинные противоречия, заложенные в человечестве, завершились серией парижских
взрывов.

Беженцы с Ближнего Востока и Северной Африки, которых поливал французскими слезами Олланд и заключала в материнские объятия Меркель, беженцы становятся угрозой европейской цивилизации. Париж — это матка европейских ценностей, солнечное сплетение, где сошлось множество силовых линий европейской политики и культуры. В это солнечное сплетение влетел снаряд. Европейские националисты, которых считали маргиналами, задвигали на обочину политики и общественной жизни, будут править Европой. Фашизация Европы кажется неизбежной. В недалёком будущем на обломках Евросоюза, на обрывках либеральных хартий может возникнуть созвездие европейских фашистских государств. Глубинный ген нацизма в Германии уцелел после нюрнбергского скребка, после бульдозера Холокоста, он дремлет и готов возродиться.


В России же осторожные охранители, сберегающие покой российских граждан, ещё некоторое время станут утверждать, что крушение аэробуса над Синаем есть простая случайность. Однако синайский террористический акт сделал своё дело. Россияне в панике покидают египетские курорты, в обществе царят страх и уныние, ожидание террористических ударов в Москве и других городах.

Что делать? Бессмысленно принимать законы, усиливающие ответственность за террор, — эти законы и так хороши. Бессмысленно понуждать органы госбезопасности работать самоотверженнее и лучше — они и без того работают из последних сил. Ответом на террористическую опасность, на разрушительный страх, на чувство беззащитности должна, наконец, стать мобилизация российского общества. Не та мобилизация, когда перед военкоматами выстраиваются очереди резервистов с вещами. А та, когда общественное сознание ориентировано на отпор, на солидарность, на готовность к бедам, к жертвам, на уверенность в неизбежной победе.

Мы — ослабленная, деморализованная нация. Мы привыкли к утехам, к потреблению, к легкомысленному отношению как к жизни, так и к смерти. Нам нравится покупать. Расслабляться. Щёлкать селфи. Смотреть ток-шоу, где царят бытовуха, бессмыслица, разложение. Мы верим нашим либералам, утверждающим, что России ничто не угрожает, что мы живём в безопасном мире.

С этим должно быть покончено. Пусть президент Путин, как он это сделал однажды, после катастрофы в Беслане, обратится с призывом к нации мобилизовать свой дух, волю, интеллект. Нужно вернуть в общественное сознание величие национальной истории, драгоценность российской державы.

Борьба с коррупцией, которая сегодня ведётся, смехотворна по своим результатам. Нелегалы получают российские паспорта за взятки, и полицейские-взяточники таким образом способствуют созданию в Москве и в других городах террористического подполья.

Надо немедленно прекратить раскалывающие общество приёмы: деление народа на «красных» и «белых», вбрасывание в эти трагические дни антисталинских, антисоветских материалов. Прервать исходящие от либералов тенденции, равносильные подрывной активности.

Мы продолжим усилия, направленные на союз с Западом. Потрясённая Европа поймёт, наконец, что угроза для её безопасности исходит не от русского спецназа, а от спецназа ИГИЛ, который рассматривает планировку Рейхстага, Вестминстерского аббатства и Елисейского дворца.

Удары, побуждающие окровавленную Европу к изменениям, должны подвигнуть Россию к долгожданному развитию, к проекту под кодовым названием «Справедливость». Ибо этот проект, эта возвышенная цель соединит российское общество, сочетает его со всем остальным человечеством.

НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ

Меня пригласили в Колонный зал Дома союзов, где состоялось совместное заседание Совета Федерации и Государственной думы. В выступлениях депутатов, сенаторов прозвучали призывы к духовной и политической мобилизации нашего общества на борьбу с терроризмом. Было заявлено, что необходимо создать международный трибунал, подобный нюрнбергскому. Огромное мировое зло — ИГИЛ — приравнивается к фашизму.

Выяснилось, что наш лайнер взорвали террористы, миру показали его обломки, разбросанные по пустыне детские туфельки, слёзные радения в Петербурге, обмороки осиротевших матерей. Теперь, воюя в Сирии, мы не просто поддерживаем Башара Асада, но осуществляем возмездие. Теперь вслед за нашими бомбардировщиками летят наши ненависть, тоска, желание отомстить и уничтожить губителей наших людей.

В десятки раз усилились грохочущие налёты российской авиации по позиции ИГИЛ. Когда я смотрел на технику, взрывающую склады боеприпасов и штабы, вспоминал мои поездки по оборонным предприятиям. Новосибирский завод имени Чкалова, который тогда создавал уникальный Су-34. Теперь этот фронтовой бомбардировщик громит ИГИЛ в Сирии. Мои поездки в Энгельс, когда туда прибыли огромные, похожие на медведей самолёты Ту-95М, снабжённые новыми крылатыми ракетами. Мы отслужили молебен у этого самолёта, окропили его святой водой. Теперь он громит ИГИЛ.

Поездки по моторостроительным заводам, где создавались двигатели для сверхточной дальнобойной крылатой ракеты, которая с таким успехом отстрелялась с Каспийского моря по целям ИГИЛ. Наш оборонно-промышленный комплекс подтвердил свою силу, свою боеготовность и эффективность. И те труды, те деньги, которые тратятся на нашу оборонную промышленность, не пропадают даром.


А военная организация армии? После мучительных реформ, после множества неполадок сегодня наша армия способна вести в Сирии столь уникальную операцию. За тысячи километров от России синхронно, последовательно вводить в действие разные группы самолётов: истребителей, бомбардировщиков, фронтовых штурмовиков, сопровождая это армадами дальнобойных самолётов, способных со сверхзвуковой скоростью преодолевать тысячи километров. Всё это при поддержке наших орбитальных группировок, спутников, которые переориентируются с гражданских целей на оборонные. Корабли, которые, как в советское время, пришли в Средиземное море, создают там военно-морские группировки, прикрывая движение к сирийским берегам наших транспортов, наполненных оборонной техникой, боеприпасами. А сама организация, само слежение за этими баталиями, которые происходят в режиме реального времени из удивительного, небывалого в мире Центра управления боевыми операциями Министерства обороны!

Во время уникального управления стратегической авиационно-космической операцией присутствовал президент Путин. И мы увидели в нём военного лидера. До этого мы считали Путина крупным политическим лидером. Ведь это он прекратил парад суверенитетов. Это он, Путин, был символом возвращения Крыма в лоно России.

Мы знали Путина как духовного лидера. Это он выступал за сбережение традиционных ценностей. Патронировал развитие в России православной, мусульманской, иуда­-
истской религий. А сегодня мы увидели военного лидера, который вёл управление сложнейшей боевой операцией. Интеллект, воля, неуклонное желание победить, вводить в дело всё новые и новые контингенты разящего российского оружия. Он приказал командующему Военно-морскими силами взаимодействовать с группой французских кораблей во главе с авианосцем «Шарль де Голль». И не как с партнерами, не как с сотоварищами по борьбе, а как с союзниками. Это глубинная форма взаимодействия. Само упоминание союзнических отношений между Россией и Францией возвращает нас к временам эскадрильи «Нормандия–Н

Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments