Нащупывая константы национальной идеологии

Изборский клуб на Калужской земле

Изборский клуб посетил Калужскую губернию. В центре внимания изборян и общественности области была справедливость, которую рассматривали с разных сторон. Историческую справедливость обсуждали в Свято-Георгиевском монастыре. Заседание, посвящённое справедливости социальной, прошло в городе Козельске, в нём принял участие губернатор области Анатолий Артамонов. О божественной справедливости говорили в Оптиной пустыни. Экологическая справедливость была предметом разговора членов Изборского клуба и экологов, лесников, лесничих, природоведов, собравшихся в Национальном парке «Угра». Там члены Изборского клуба посадили дубы на месте лесного пожарища, восполняя урон, что был нанесён природе.

Через заповедник протекает великолепная русская река Угра, где состоялось великое стояние русской рати, не пускавшей на Москву татарские войска хана Ахмета. Именно здесь была одержана окончательная победа над игом. Река, разделявшая две рати, в народе именуется Поясом Пресвятой Богородицы. И в этом понимании религиозное православное сознание сливается с благоговейным отношением к жизни и природе.

ЗАСЕДАНИЕ
В СВЯТО-ГЕОРГИЕВСКОМ МЕЩОВСКОМ МОНАСТЫРЕ

Александр ПРОХАНОВ:

— Дорогие друзья, выездное заседание Изборского клуба, которое проходит в дивном божественном месте, посвящено теме справедливости. Казалось бы, это очень абстрактное понятие не связано с урожаем картошки, с выплавкой стали, с упорядочением дел в районе или в государстве. Но это не так. Потому что справедливость является ключевым понятием и ключевым словом, пожалуй, для всех священных текстов.

В Коране справедливость встречается чуть ли не в каждом аяте и отождествляется с замыслом Господа, с самим Господом. В Новом Завете слово «справедливость» тождественно русскому слову «правда». «Блаженны изгнанные за правду». Значит, блаженны изгнанные за отстаивание справедливости. Сама двуединая формула — «возлюби ближнего своего как самого себя» и «возлюби Господа своего» — это и есть концепция справедливости, так, как ее понимает Христос.

Нагорная проповедь во всей своей полноте — это проповедь справедливости. Русское сознание на протяжении всех своих превращений, всей истории грезило о справедливости. Начиная от волшебных сказок, где зло наказывалось, где торжествовало добро, где нарушитель закона справедливости был порицаем. Сама идея «Москва — Третий Рим», которая трактуется как государственная, державная идея, в глубине своей несёт концепцию справедливости. Потому что смысл государства, как мыслил старец Филофей, заключается не в том, чтобы стяжать богатства, увеличивать пространства, усиливать армию, а в том, чтобы отстаивать православие. А православие — это и есть квинтэссенция справедливости: отстаивать ценности, которые заповедовал нам Спаситель.

Советский Союз стремился построить царство справедливости. Эта грандиозная, небывалая в истории человечества попытка окончилась неудачей, обидами, слезами и торжеством сегодняшней плеяды людей, которые установили в России закон великой несправедливости. Но попытка была предпринята! И не случайно она была предпринята в России.

И на утверждение, что советский период — это период неудавшейся попытки установить земную справедливость, можно возразить тем, что квинтэссен­цией советского периода была Победа в Великой Отечественной войне, а победа — это установление вселенской справедливости. Причём торжество не просто социальной или идеологической справедливости, а божественной, потому что во время войны столкнулись космогонические силы: силы добра, силы рая, которые олицетворяла наша страна, и силы тьмы, ада, инфернальные силы, которые были представлены Германией.

Идеей божественной справедливости беремен сегодняшний мир, он чает справедливости. Если посмотреть на карту, где, в каких местах мира вспыхивают войны, восстания, бунты, сыплются бомбы, где расстреливают людей, где страдают целые народы и государства, мы увидим, что эти зоны совпадают с теми, где испытывается острейший дефицит справедливости. Поэтому мне кажется, что для нашей родины, которая вырвалась из чудовищного котла тьмы 90-х годов и проходит сейчас этап за этапом мучительный процесс возрождения и преображения, следующим этапом, вслед за сбережением территории, за возрождением оборонно-промышленного комплекса, вслед за стремлением соединить разорванные пространства истории, должен быть период революции справедливости. Я жду, что в одном из своих манифестальных выступлений президент скажет о справедливости как об основополагающей ценности российского общества.


Игумен ГЕОРГИЙ (ЕВДАЧЁВ),
настоятель
Свято-Георгиевского Мещовского мужского монастыря:

— Вы хорошо сказали — справедливость. Я бы ещё с позиции нашей Церкви выразился так: справедливость — это есть истина. Справедливость — есть божественная гармония. Это есть жизнь. Это сам Бог.

Что такое Бог? Вся Вселенная наполнена энергией. О ней сказано в Писании, что это есть альфа и омега, это есть начало и конец, это есть жизнь, это есть Дух, это есть любовь, это есть Бог. И смысл жизни человека состоит в том, чтобы приобщиться к божественной энергии или соединиться с этой энергией. И это есть смысл обóжения человека: когда он обóжевается — и общество обóжевается той жизнью, о которой нам сказал Господь.

Дух есть в каждом человеке, и дух есть в обществе, в мире. Но он может быть мёртвым и может быть живым. Внутри человека может быть мёртвый дух с покойницей-душой. И если признак мёртвого человека — это разлагающийся труп с червями, то признак разлагающейся души — это пороки и страсти, которые выходят наружу, становятся нормой жизни человека. Внутри человека есть главнейший орган, который даёт жизнь духу. Написано, что ум человека — это орган, обладающий энергией. Дух — это сущность, это жизнь. Поэтому ум — это энергия сущности, энергия жизни.

Великая Отечественная война. Победа. Как она осуществилась? В народе ещё был дух, оставленный генетикой духовной, люди ещё жили традицией, верой. Поэтому как только к общему уму общества придёт энергия, то выстроится божественная гармония.

Проблема человечества пошла ещё от Адама: ум должен был находиться в духовном сердце. А он убежал в голову и соединился с рассудком. Смысл одухотворения общества и его преображения в божественную гармонию заключается в том, чтобы ум отделить от рассудка и соединить с духовным сердцем.

Что такое ум с рассудком? Яркий пример. Сейчас Европа говорит: «Мы должны быть толерантными ко всем меньшинствам». Это ум, соединённый с рассудком, проявляющий жалость к человеку. Если бы он отсоединён был от рассудка и был в духовном сердце, он бы отталкивался от заповедей Божиих, он бы рассуждал так: «Мы не можем быть толерантны к этим меньшинствам, потому как нарушается основная заповедь — не прелюбодействуй». Этот ум, как орган, обладающий энергией, должен быть и внутри человека. То есть человек должен следить за собой. Монахи называют это умным деланием, а вообще умными деланиями должен заниматься не только монах, а каждый христианин. Имя этому деланию — трезвение ума.

Мне хочется привести пример Иова Многострадального. Я очень люблю эту книгу в Святом Писании. Кто был Иов? На сегодняшний день я бы сказал — первый миллиардер или триллиардер на Земном шаре, богатейший человек. Он имел 10 детей. При этом он был святой человек. У него всегда было трезвение ума, он следил за собой. И Господь любовался этим человеком на земле. И когда Сатана поднялся к престолу Вседержителя, Господь спросил: «Где ты был, Сатана?» Он сказал: «На Земле». — «Ты видел, какой там раб мой Иов? Какой человек величественный?» — «Да, я видел. Но он такой, потому что у него всё есть. Ты дай мне забрать у него то, что он имеет, посмотрим, куда денется его святость». Господь говорит: «Возьми, но душу не трожь». И пришёл работник к Иову и сказал: «Случилась беда, господин, все твои поля сгорели, скот помер, землетрясение разрушило твой дом, там были твои дети, и все дети погибли». И ждёт смущения сердца у Иова. Но этого не произошло. Тогда опять Сатана, поднялся к престолу Господню, тот говорит: «Ну как, видел, как Иов живет?» Сатана: «Потому что у него здоровье есть. Ты дай мне у него забрать здоровье. Посмотрим, куда денется его святость». Господь говорит: «Возьми здоровье, но душу не трожь». И заболел проказой Иов, и лежал в гноище, и все его оставили. И Сатана стал смущать жену с друзьями, те подошли и сказали: «Зачем тебе нужна эта вера? Вот она до чего тебя довела». И смутилось сердце у Иова.

И весь смысл этого рассказа в диалоге Бога с Иовом. Поднялась буря, гром и молнии засверкали, и услышал Иов голос: «Иов, Иов! Говори со Мной, Я твой Бог. Скажи мне, Иов, ты знаешь, когда надо землю покрыть облаками? А ты знаешь, где у меня хранилище со снегом? А ты знаешь, где у меня водоёмы с росой, которые ниспосылаю на Землю? Скажи, Иов, ты знаешь, когда я должен накормить льва, который покоится в тени деревьев, или когда я должен накормить птенцов ворона, когда они меня об этом просят? Ты знаешь, где у меня хранится гора для страшного Второго пришествия?» Иов говорит: «Нет, не знаю, Господи». А смысл дальше такой — «Тогда куда ты лезешь, человек? Вам, людям, ничего не надо делать, счастье для вас уже приготовлено и в этой, и в той жизни. Вам нужно только одно — идите путём на свет».

«А что есть путь?» — спросили Христа. Звучит ответ так в Писании: «Аз есмь путь и истина». Идите путём на свет, и ни о чём не думайте. «Всё в Моем промысле, Иов, — сказал Господь. — И болезнь твоя, и что с тобой произошло — всё в Моем промысле. Идите, люди, путём на свет. А если вас кто-то сманил с этого пути и вы упали в грязь, зовите Меня, Я подниму вас. Очиститесь покаянием и оживотворите себя святыми Христовыми Тайнами. Идите путём на свет и смиряйтесь».

Россия всегда смирялась. Но Россия имела и другое — дар рассуждения, свет божественный. Это всегда было у русского человека, поэтому в России всем хорошо жилось. И мусульманам, и другим верующим, они Россию чувствуют своей родиной, своей матерью. Надо вернуть дух, может быть, в чём-то и советский дух. Самая лучшая в мире школа была в советское время, где были октябрята, которые помогали бабушкам, где воспитывался патриотизм.

Я часто общаюсь с молодёжью. И однажды молодой человек, возглавляющий молодёжную политику, сказал: «Батюшка, вы, взрослые, пытаетесь патриотизм нам привить на примерах Великой Отечественной войны. Мы знаем, что там были герои. А вы нам покажите героев среди вас, которые в правильном духе, сегодняшний покажите героизм. И мы тогда, молодежь, к памятникам этих героев сами принесём цветы и призывать нас к патриотизму будет не нужно».

Как же дух дать России? Все средства для этого — в Церкви. Больше всего дух даёт молитва. И когда мы призываем Бога, призываемый неотделим от призывающего, как энергия неотделима от источника энергии. Поэтому, когда мы только сказали с правильным настроем: «Господи, Иисусе Христе…» — к нам повернулась вся Вселенная и Сущность Святой Троицы и говорит: «Что тебе нужно, моё любимое чадо? Создание моё, дитё мое, что ты хочешь?» А вы скажите: «Спаси Россию, помоги мне, вразуми, научи».

Нам сегодня надо нарожать и Сергиев Радонежских, и Достоевских, и Пушкиных, и Ломоносовых, великих людей. Они были великими потому, что у них ум был органом, обладающим энергией. Они были глубоко верующими людьми. А когда будет эта энергия, около них всем будет тепло в России — и мусульманам, и верующим, и неверующим. Матерью станет Россия, обнимающей всех и вся. Будет любовь в народе. А настоящая любовь, она всегда жертвенная, она служит. Но нельзя подменять истину ложью.

Европа может блистать материальной жизнью, как Голландия или другие, с улицами красных фонарей. Но в том блистании человека уже нет. У человека мозг имеет кору и подкорку. Кора выполняет функцию сознания, а подкорка — функцию подсознания. Если сильно развита подкорка, на ней вырастают, как грибы-сапрофиты, психические расстройства, алкоголизм, наркомания, сексопатологии, которые сегодня, как говорят, — уже норма. Подсознание управляет сознанием — в таком состоянии человека нет, там уже животное. Сознание должно управлять подсознанием, а для этого нужно трезвение ума.

И правительству, и власть имущим, и руководству державы надо проявить волю и характер в некоторых моментах. Волю и характер. Не быть толерантными, не быть умом, связанным с рассудком, а отталкиваться от заповедей. Проявить и силу, и волю, и вернуться к традиции. И Россия поднимется.

Леонид СЕВАСТЬЯНОВ, директор Фонда свт. Григория Богослова:

— Справедливость, прежде всего, заключается в праве на жизнь для всех. А несправедливость — это когда человек считает, что он обладает бóльшим правом на жизнь, чем окружающие, даже окружающие его звери… Поэтому очень важен вопрос об экологии, об использовании ресурсов, об отношении к окружающей среде, и прежде всего в отношении к себе подобным. Несправедливо иметь огромное наличие богатства, которое даёт возможность произрастания большей жизни, при этом ограничивать в ресурсах других, тем самым лишая их права на жизнь.

Я считаю, что противоречием Советского Союза было то, что первым в мире он утвердил самую главную несправедливость — легализовал аборты. Это главное противоречие, которое потом, мне кажется, и развилось в катастрофу, в распад моральной системы, потому что в корне нарушена была одна из основ справедливости. Получалось, что вот мне, матери, тяжело, значит, я тебя рожать не буду, — если я буду тебя рожать, у меня будет недостаточно ресурсов. Я лишаю тебя возможности родиться, для того чтобы иметь больше ресурсов для себя. И в этом отношении аморально и современное общество тоже: мы лишаем возможности рождаться и считаем эгоистичность нормой… И показательно, что при Сталине аборты были запрещены — народ таким образом удерживался от фундаментального зла.

Справедливое общество должно выстраиваться на морали. Но на морали не просто — что можно, что нельзя, а на морали фундаментальной — это отношение к жизни. То есть Бог даёт жизнь, я не имею права её отбирать. Это касается и экологии, и вообще окружающей среды. Справедливо, когда я ограничиваю себя, давая возможность жить другим.

Виталий АВЕРЬЯНОВ, исполнительный секретарь Изборского клуба, доктор философских наук:

— Я бы хотел оттолкнуться от слов, которые вызывают много вопросов, особенно у людей, которые не знакомы с православной экзегетикой. Я имею в виду слова из Псалтыри царя Давида: «Милость и истина встретятся, правда и мир облобызаются. Истина воссияет от Земли и правда приникнет с Небес».

У святых отцов эти слова толкуются таким образом, что истина, которая от земли, — это Христос. Почему от земли? Потому что хоть Он и был Богом, но родился как человек. И, казалось бы, истину естественно ожидать с неба, а она в данном случае воссияла от земли. И тогда получилось, что правда и истина, милость и мир сошлись в одном лице — лице Господа Иисуса Христа.


Но помимо чисто богословского толкования здесь может быть и религиозно-философский подход. Я сейчас попробую развернуть его.

Здесь явлена неочевидная для человека связь между истиной и милосердием, а также между правдой и гармонией. Она неочевидна, потому что в нашей жизни мы, как правило, строгое и непреклонное знание истины воспринимаем как что-то беспощадное, нелицеприятное, есть такая формула известная — срывающее все и всяческие маски. А здесь получается, что она каким-то образом стыкуется именно с милосердием, с гармонией. Как же это возможно?

Мне кажется, что настоящее стремление к истине и к справедливости имеет своим венцом, после того как оно обличило зло и пороки, всё-таки милость, милосердие. Потому что любой преступник и грешник в последнем приближении сам является жертвой — либо дурной наследственности, либо дурной среды, дурного воспитания или собственной извращённой воли, которую он по глупости проявил.

И поэтому именно здесь пророк Давид показывает уже последние глубины познания мира, познания законов бытия. И когда мы говорим о справедливости божественной и человеческой, мы тот зазор, который в нашей реальной жизни присутствует, должны всё время ощущать и правильно на него смотреть.

Когда мы говорим о социальной справедливости или справедливости в юридической плоскости, мы должны различать эти измерения — высшее измерение, которое в своём полном объёме обнимает всё, в том числе и малую человеческую правду, и низшее измерение — вот эту узкую правду, в которой человек смотрит на жизнь.

Обычно под справедливостью понимают справедливое распределение благ, когда люди стараются никого не ущемить, пропорциональное их распределение, когда есть некая соразмерность правосудия. Что есть соразмерность правосудия? Око за око, зуб за зуб. По этому принципу юридическая мысль и функционирует в конечном счёте. Потому что главная забота, которую человек полагает в своём человеческом правосудии, заключается в том, чтобы за одно око два ока не выбить, или, наоборот, за один зуб человек прощается и ничего не получает, никакого наказания. То есть здесь возможен уклон и в одну, и в другую сторону.

Или такая человеческая правда, как демократия, когда считается, что справедливость в том, за что проголосовало большинство. А вот когда один из наших славянофилов спрашивал у русского крестьянина, что он думает о так понимаемой демократии, мужик сказал: «Барин, это не есть правда человека».

И справедливое распределение — это, конечно, очень важная вещь, но если мы стремимся никого не ущемить, но при этом общество не развивается, это не даст плода. Если мы даже учредим справедливый суд, но при этом не будет развития, всё пойдёт прахом. Ведь смысл развития в раскрытии внутренних возможностей человека. А если достоинство человека как образа Божьего, как творящего начала не подтверждается, то не удастся и воровство одолеть, мы захлебнёмся в воровстве и обмане.

В этом смысле настоящая справедливость для общества заключается в том, что оно должно развиваться и раскрывать потенциал человека. Только в динамичной модели справедливость может восторжествовать. В статистической модели она никогда не восторжествует, в энтропии она заглохнет.

И сегодня наиболее остро в России ощущается эта проблема как некое противоречие между волей меньшинства, олигархического, богатого меньшинства, которое хочет сохранить статус-кво, и представление народа о справедливости как гармонии слоёв общества. Потому что меньшинство этой гармонии не хочет. Оно хочет сохранить пропасть между собой и обществом. В конечном счёте, они заинтересованы, чтобы их дети, которые, как правило, учатся не в России, сохранили свои привилегии любой ценой, несмотря на то, что есть более достойные дети. Это вопиющая несправедливость, которая видна всему народу.

Мне кажется, что эти два измерения справедливости надо всё время держать в уме.

Андрей КОБЯКОВ, экономист:

— Абсолютно согласен с тезисом о том, что вопросы справедливого распределения благ, имущественного равенства или неравенства, уровень дифференциации должны быть увязаны с вопросами общего развития нашего народа, нашей страны, развитием человека.

Но беда России заключается в том, что у нас уже достигнутый уровень социальной дифференциации таков, что он блокирует всякое развитие страны. Вот главная проблема. То есть, не осуществив это перераспределение и не сократив эту уродливую, чудовищную бездну между сверхбогатыми и сверхбедными, мы просто-напросто никуда вообще двинуться не можем.

Россия, русская цивилизация глубоко консервативна в том смысле, что российский социум только тогда динамично развивается, когда он связан как бы отношениями семьи, когда мы думаем о своём народе как о едином семействе. Конечно, абсолютное равенство ни в какой семье не существует, это противоречит даже самому замыслу Господа. Но кому больше дано, с тех больше спрашивается. То есть это определённый баланс прав и ответственности. Если ответственность больше, то, соответственно, и прав больше, а если больше прав, то больше и ответственности.

Но представим себе такую семью, в которой старшие братья или отец семейства ни в чём себе не отказывают, при этом есть младшие члены семейства, которые голодают. Это уродливая картина, это не семейство, это зона. Такого нет даже в животном мире. Совершенно антиобщественная модель, противоречащая замыслу Творца о социальном устройстве. И в этих обстоятельствах общество находится в состоянии глубочайшего раскола. Ощущение несправедливости, согласно всем общественным опросам, сейчас является доминирующим чувством.

По опросу, который проводился совместно российским Институтом социологии и Фондом Эберта, «острое чувство несправедливости испытывают 93 % россиян». Причём по формулировке совершенно чудовищной я опираюсь на цитаты из самого исследования: «34 % опрошенных постоянно, а 38 % иногда испытывают желание перестрелять всех взяточников и спекулянтов, из-за которых жизнь в стране стала такой, какая она сейчас».

Абсолютно нехристианские чувства, желание насилия возникают именно в силу обостренного ощущения несправедливости в нашем обществе. Без наведения порядка мы просто-напросто не можем сдвинуть эту ситуацию с места, потому что общество может развиваться только в том случае, если у него будет большой проект… Большой проект предполагает, что его осуществляет общество, скреплённое солидарными отношениями, а не отношениями конфронтационными. То есть нужен дух семейственности, дух братства.

Проблема сейчас именно так стоит, что уровень неравенства блокирует возможность самого развития. В данном случае он непосредственно является фактором дальнейшей деградации нашего социума.

Мы ехали по территории вашего района, и нам рассказывали про спекулянтов земельных, тех, кто, воспользовавшись несовершенством законодательства, эту землю скупил, а теперь не обрабатывает. Они не работают на своей земле, а богатство имеют. Раскулачивать или не раскулачивать таких?

Игумен ГЕОРГИЙ:

— Здесь нужно детям к батьке обратиться, а это есть президент, и тут власти должны проявить волю в правильных законах и в правильных действиях.

Александр АГЕЕВ,
доктор экономических наук, действительный член Российской академии естественных наук:

— Мы констатируем диагноз, что несправедливо что-то в жизни. И возникает представление, что мы стремимся к жизни справедливой. При этом сказано, что справедливость — тоже вещь сомнительная. Ведь сам путь к справедливости железной рукой загонит человечество к счастью на Соловках. И если только эта цель будет поставлена, только этот идеал выдвинуть, то в процессе приближения к лучшему состоянию мы можем сильно испортиться. Значит, методы на этом пути должны быть самые точные и не усугубляющие ситуацию. Потому что право без любви жестокость есть.

В этой тематике два сюжета. Один сюжет — это внешняя несправедливость. То есть вся наша страна, общество погружено в глобальную несправедливость, и мы выступаем в мировой жизни в роли жертвы и в роли данника: каждый год в самых разнообразных формах выплачиваем дань — 150 млрд долларов. Это практически равно бюджету страны.

Кстати, Сталин это прекрасно понимал, когда перед войной так сказал о международном положении: «Они хотят, чтобы мы были у них батраками, да ещё и задаром». Собственно говоря, эта идея глубоко народная, без всякой теологии и богословских терминов, определяла борьбу за национальную независимость: мы не хотим быть батраками.


И последующие события холодной войны строились по этому принципу. Мы хотели сохранять свою независимость и право строить здесь жизнь на своих принципах. Потому это фактически антиколониальное движение является основой всей нашей внешней политики — мы хотим освободиться от внешних указок, навязанных нам правовых пут, в которых мы погрязли капитально. Если посмотреть, какое создано правовое поле, то здесь одно решение — это правовой дефолт на какое-то время, потому что так жить нельзя. Мы стали настолько правовиками, что нами правят нотариусы и юристы. Это очень серьёзная проблема. Так что это первый сюжет — освобождение от внешней несправедливости.

Второй сюжет — несправедливость внутренняя. Действительно, расслоение достигло немыслимых пределов. Но здесь тоже можно представить, как могут разжечь классовую борьбу, а получится то, что вышло на Украине, — Майдан. На поверхности — стремление к социальной справедливости, недовольство беспределом со стороны Януковича, а фактически спонсировали Майдан другие олигархи, которые сами контролировали бóльшую часть этих несправедливых распределений.

В таких условиях всегда найдётся третий, самый хитрый игрок, который стравит две стороны: русских с русскими. Дьявол — отец всех распрей. Поэтому очень важно не разжечь новый пожар, потому что в стадии заряжать всем захочется стрелять. Сначала возникло общее гражданское дробление со свержением монархии, потом начинается борьба партий, потом борьба деревни с деревней, волости с волостью, и пока это не прожжёт всю страну, не закончится. В этом огне гибнет всё.

Для примера я привожу политику возврата «унесённых ветром» в Великобритании, которая была связана с именем известной «железной леди», в своё время совершившей приватизацию активов, но сделала это она хотя и законно, но не рыночно. И спустя 15 лет нашлись юристы, которые показали, что новые собственники должны вернуть «унесённое ветром», — и они вернули. Такой ресурс у нашей власти сейчас есть, и она вполне могла бы смягчить нынешнее несправедливое распределение благ. Сначала на основе закона, затем экономически, налоговая это будет политика или какое-то давление к благотворительности, — но это можно сделать очень элегантно и закрепить в общественном сознании как норму.

Мы никогда, как показывает та же история с Иовом, не способны исключить действие сатанинских сил. Мы можем только увеличить пространство доверия, пространство веры, пространство любви. И поэтому антиГУЛАГ свое-
образный, архипелаг, но связанных между собой всевозможных общин — церковных, деловых, образовательных, клубных, — может создать социально-политическую массу силы. И тогда справедливость мы поймём, прежде всего, как любовь. Потому что нет действительно равенства, и различие между работящими людьми и паразитами, между кулаками и лентяями — оно всегда сохранится. Справедливости нет в плане глубокого равенства, а есть любовь.

Обиды должны рассосаться и замениться, заполниться любовью.


Шамиль СУЛТАНОВ, президент центра стратегических исследований «Россия — Исламский мир»:

— Я сформулирую несколько тезисов. Первый заключается в том, что мы живём во всё более и более несправедливом мире. И по мере вступления в шестой технологический уклад, при котором совершенно меняются и социальные отношения, и нравственные, эта несправедливость будет увеличиваться.

Второй момент. Нынешняя Россия, может быть, наиболее несправедливая Россия за всю историю существования. И это определяется не только тем, что люди плохие или хорошие. Просто господствующая западная цивилизация, индустриальная цивилизация создала такие нормы поведения, жизни, формы жизнедеятельности. И, собственно говоря, будь это китайцы, Россия или исламский мир — все играют по этим правилам, которые по сути своей несправедливы.

Например, в этом году Верховный суд Соединённых Штатов принял закон, который по всей территории Соединённых Штатов делает законными однополые браки. Предложу прогноз: в ближайшие пять-шесть лет на всём Западе этот закон будет распространён. И на этом не остановятся! Через 20 лет традиционные браки будут поставлены в роль маргинальных, и люди, стремящиеся к нормальным бракам, будут осмеиваться, унижаться, может быть, даже подвергаться преследованиям и травле.

Следующий тезис. В России за последние 25–30 лет положение религий (православие, ислам, иудаизм, буддизм) резко улучшилось. Все как будто процветают, храмы ставятся, мечети появляются, синагоги. Но это не мешает росту несправедливости. Более того, хитрые режиссёры, наоборот, используют это, говоря: «Ребята, у нас свобода, смотрите, религии процветают, всё у нас нормально, всё как на Западе». Не случайно Бжезинский сказал несколько лет назад: не надо спорить по поводу Путина, его заявлений, а надо подождать 5–6 лет, и к власти придут те люди, которые воспитаны с ориентацией на западные ценности. Их уже сейчас в России 30–35 миллионов, через 5–6 лет их будет 40–45 миллионов, и тогда всё будет «нормально».

Что нам делать в этой связи? Справедливость есть двух видов. Первая — социальная, она основывается на том, что люди равны перед законом. И христианские авторитеты Средневековья чётко сказали: «Если в государстве нет справедливости, то это не государство, а шайка разбойников». И когда мы говорим о равенстве, то это равенство перед законом. Существует ли у нас равенство перед законом? Два момента. Первый — наш закон, наше правовое поле некодифицировано: в правовом поле специально создавались противоречия, и этот процесс развивается.

Далее: равенство перед законом должно быть жесточайшим. Когда после Отечественной войны по инициативе Сталина был принят закон, в соответствии с которым за пятиминутное опоздание полагалось три года тюремного заключения, это не значило,

comments powered by HyperComments