«Я — брат российского народа»

шейх Ахмад Бадр эд-Дин Хассун

Беседа с верховным муфтием Сирии
шейхом Ахмадом
Бадр эд-Дин Хассуном

 — Господин шейх, почему, по вашему мнению, Сирия подверглась такому яростному нападению?

— Сирия — светское государство. Даже верховный муфтий — светский человек. Духовные лица должны объединять, а не делить народ, и в Сирии не делим по конфессиям: сунниты, шииты, христиане. Все мы — сирийцы. Поэтому у нас запрещены политические партии по религиозному признаку. Мы не позволяем заигрывать с религией в политических целях и разделили политику и религию: если вы служите Всевышнему, то не должны заниматься политикой. Сирия — единая светская семья. У нас отмечаются христианские праздники — Рождество, например, по телевидению идут передачи, поздравления сирийским христианам.

И это главный раздражитель, который не даёт покоя Соединённым Штатам — они хотят расколоть Сирию. Сторонние силы развязали конфликт. То же самое было в Югославии — её умышленно раскололи. В Югославии жили и шииты, и сунниты, и христиане, но страну расколола европейская и американская политика. Югославия была крепким государством, которое экспортировало продукцию по всему миру. США использовали религиозный фактор, чтобы расколоть эту страну на католическое, православное и мусульманское государства. Но ведь Аллах не создавал государство, он создал человека.

Когда вы заходите в церковь, то видите обычных людей. Не важно — человек в религиозном сане или светский, они приходят в одну и ту же церковь или в мечеть. Когда речь идёт о политических религиозных партиях, мы понимаем, что это попытки заигрывания на религиозной почве, а мы не хотим этого допустить. Именно потому и меня лично, и весь сирийский народ представляют в парламенте 225 депутатов. И представляют они именно весь народ, а не какую-то отдельную конфессию. Иисус распространял мир и любовь между всеми людьми мира. И Мухаммад распространял благодать для всего мира, всех людей. Поэтому как верховный муфтий Сирии, я говорю, что являюсь представителем всего сирийского народа — всех 23 миллионов сирийцев, а не представителем лишь суннитов. И у меня к тому же 7 миллиардов братьев по всему миру. Я не делю: это иудей, это буддист, это мусульманин, а это атеист. Каждый из них — мой брат. И я должен к нему относиться как к брату. Бог для всех. Путин и Россия это понимают. Именно поэтому в Москве стоят и церкви, и мечети, и синагоги, и памятники Ленину.

Я горжусь, что я брат российского народа. А почему я люблю вас? Потому что вы русские? Или мусульмане? Или христиане? Я вас люблю потому, что вы делаете добро. Когда больной человек приходит к врачу, разве тот его спрашивает, какой ты веры? Мать Тереза покинула Италию и поехала в Индию помогать больным. Не важно, где человек действует во имя добра: в Мекке или Ватикане. Господь ценит не ваши убеждения, а ваши реальные дела, помощь детям, сиротам. Это мы должны делать по всему миру. С меня спросят за то, что я сделал для людей, а не где я это делал. Поэтому я не боюсь, что будет разрушена церковь и мечеть, но я боюсь, что погибнет маленький ребёнок. Ребёнок важнее, чем здания. Если мы донесём эту идею до нашей молодёжи, до наших детей, они не возьмут в руки оружие.

Есть изречение Христа: «Господь — это любовь». Пророк Мухаммад говорил: вы не верите, пока не полюбите друг друга. И мы должны следовать тому, что говорили Иисус и пророк Мухаммад. Поэтому как можно убивать во имя религии?

Западные СМИ внушают: сунниты, шииты воюют в Сирии. Сейчас ещё говорят: крестоносцы, христиане пришли в Сирию. Но когда было, чтобы Россия воевала против Ислама? Она борется против колонизации, против однополярного мира, который хочет заправлять, играть ценой на нефть, долларом, что приводит к обнищанию людей. И поэтому мы крайне благодарны российскому народу, что он пришёл на помощь, спасибо всем российским семьям, чьи сыновья отправились помогать Сирии, чтобы защищать и Россию тоже.

Война в Сирии идёт более 4 лет, но страны, которые называются «Друзья Сирии», не могут найти выход из ситуации, реально помочь. На помощь пришла одна Россия. И весь мир вдруг назвал это «войной крестоносцев».

Но если посмотрите на сирийские регионы, то увидите, что народ покинул те из них, куда вошли исламисты. На Западе говорят, что 6 миллионов человек покинули Сирию. Но люди покидают районы, которые захватили сирийская оппозиция, исламисты. А в районах, которые контролирует сирийская армия, в два раза увеличилось количество жителей. В Дамаске, например, население за последние 4 года увеличилось на полтора миллиона.

За последние годы появилось огромное количество трудов, книг и философского, и духовного содержания. Это великолепные, поистине великие произведения. Когда террористы убили моего сына, я сказал, что прощаю тех, кто убил моего сына, но прошу их только об одном: чтобы они сложили оружие, перестали убивать людей. И это было лучшее моё произведение.

Откуда они появились? Они мигрировали из районов, которые взяли под контроль исламисты, — из Ракки, из окрестностей Алеппо, из провинции Идлиб. Ведь боевики «Исламского государства», «ан-Нусры» убивают даже детей. Когда правительственные войска заходили в освобожденные населённые пункты, видели повешенных детей. Подростков 16 лет убивали за то, что они не постились в Рамадан.

Но религия — это любовь в первую очередь. Религия не навязывается силой.

Президент Путин направил Военно-космические силы в Сирию не для того, чтобы защищать партию БААС и её интересы, не для того, чтобы защищать суннитов или шиитов. А направил войска для того, чтобы защищать сирийский народ и чтобы исламисты не добрались до Москвы.

Мы в некоторых освобождённых районах уже начали восстановление экономики, и туда возвращаются жители. Если сейчас будет достигнуто прекращение огня, буквально за две недели миллион-два вернутся. Мы сумеем победить в этой войне.

— Великая Отечественная война породила великое искусство: литературу, живопись, музыку. Есть ли такой всплеск творчества в воюющей Сирии?

— За последние годы появилось огромное количество трудов, книг и философского, и духовного содержания. Это великолепные, поистине великие произведения.

Когда террористы убили моего сына, я сказал, что прощаю тех, кто убил моего сына, но прошу их только об одном: чтобы они сложили оружие, перестали убивать людей.

И это было лучшее моё произведение.

Литература, которая появилась в результате этой войны, учит нас больше любить.

Беседовала Екатерина ГЛУШИК

Журнал «Изборский клуб», 2015 № 11-12

comments powered by HyperComments