Китайский план

Юрий ТавровскийЮрий Тавровский

План. Для современных молодых людей это слово обозначает совсем не то, что для представителей моего поколения, которое выросло в СССР. Для нас план – образ экономической жизни. Советский Cоюз существовал по законам планирования. Государственное планирование всех отраслей нашей жизни, в целом, выдерживалось. Рубль всю мою советскую жизнь держался на одном уровне, цены держались на одном уровне, уровень жизни ежегодно рос. Выдавались бесплатные путевки, квартиры. И все это план.

Вот такие преимущества государственного плана на бытовом уровне. Государственное планирование позволяло нам планировать и собственную жизнь.

Новость пришла. Получены данные из Национального статистического бюро Китая о том, что темпы роста ВВП в 2015 году замедлились до 6,9%. Для сравнения, в 2014 году было 7,3% роста экономики. Глава Национального статистического бюро Китая Ван Бао от всякой паники далек. Вот цитата из его выступления:  «Необходимо учитывать, в каких условиях был достигнут такой результат. В настоящее время международная торговля замедляется, финансовые риски растут, невозможно, чтобы все эти факторы не повлияли на экономику Китая. Рост на уровне 6,9% вовсе не является низким».

Так при чем же здесь план? Китайские товарищи утверждают, будто все, что произошло со снижением роста ВВП, было запланировано для улучшения качества жизни населения.

Наши некоторые журналисты, экономисты с каким-то злорадством говорят о таком катастрофическом падении темпа роста ВВП Китая. И это в стране, где темп роста отрицательный.

Никто в мире не демонстрирует такого темпа роста, как огромный полуторамиллиардный Китай. Да мы должны мечтать о таком «падении» ВВП, как в Китае. А я лично мечтаю, чтобы в нашу жизнь вернулось государственное планирование.

Юрий Тавровский, китаевед, профессор Российского университета дружбы народов:

«Официальные данные свидетельствуют о замедлении прироста темпов ВВП. Но это мало кого огорчает в самом Китае. Это скорее огорчает другие страны, связанные с Китаем экономически, к примеру, Саудовская Аравия, Россия, Австралия, страны юго-восточной Азии, которые поставляют Китаю сырье. Последние два десятилетия Китай выполнял роль мастерской мира и был локомотивом, который за счет своих высоких темпов роста (а в 90-е годы они превышали 10% роста) подталкивал или вел за собой всю мировую экономику. Но цена, которую Китай платил за это, была очень высокая. Это так званные туманы и смоги, которые висят над городами Китая, над промышленно развитым поясом. Это перекосы в экономическом развитии приморского района и глубинных районов Китая. Это социальное неравенство. Ведь главная причина экономического китайского чуда была в низкой стоимости зарплаты.

Практически все эти проценты прироста выжимали из рабочих мигрантов, число которых исчислялось сотнями миллионов человек. Это были бесправные люди. До недавнего времени в Китае действовала система паспортов Hukou. Не имеющие паспортов Hukou мигранты в больших городах не имели возможности пользоваться медицинским обслуживанием, их дети не могли посещать школы, вузы.

При чем мигранты ехали в Китай из… самого Китая. Это были жители малоразвитых районов. В Китае практически нет мигрантов из других стран. Там эту роль выполняют бедные крестьяне и бедные жители маленьких городков из центральных районов Китая. Паспорта им не давали, потому что действовал жесткий институт прописки и прикрепления к местности. Также в Китае до последнего времени не было пенсионного обеспечения. Вот как создавалась прибавочная стоимость, вот как создавались эти проценты, вот как создавалась сверхприбыль.

А затем куда она девалась? Ее долгое время вкладывали в американские долговые расписки, в ценные бумаги. На сегодняшний день федеральная резервная система США должна Китаю 1 триллион и 200 миллиардов долларов. Это не считая тех денег, которые были вывезены по серым схемам и нелегальным схемам китайскими предпринимателями в оффшоры. Это еще около полутора триллионов долларов.

Эта система, когда Китай приносил себя в жертву всему миру, вызывала определенное недовольство в народе. Но элита стала испытывать сомнения в эффективности этой модели после того, как темпы роста ВВП стали снижаться. Это случилось не в прошлом и не в этом году. Это началось с середины нулевых годов.

Уже в 2007 году были заявления от китайского премьера о том, что ситуация нестабильна, темпы развития падают. Но тогда у руководства страны не было политической воли, политического ресурса, чтобы как-то изменить ситуацию. А три года назад они появились.
Пришел Си Цзиньпин с уже готовым планом, который он разрабатывал, будучи наследником престола (у них такая система, что Генсек правит пять лет, а во время вторых пяти лет у него появляется заместитель – наследник). Он разработал новый курс развития Китая, который называется «Новая норма». С мая 2014 года Китай развивается по этому пути.

«Новая норма» предусматривает замедление роста темпов ВВП. То, что сейчас происходит, запланировано. Ситуацию можно сравнить с большим кораблем, который набрал очень высокий ход, при этом очень сильно дымит, сильно эксплуатирует свою команду. Да и ко всем бедам прямо по курсу видно айсберг. Капитан просто резко разворачивает корабль.

Мы сейчас наблюдаем разворот Китая с катастрофического пути на новый курс, который предусматривает переориентацию всей экономики с обслуживания внешних рынков на обслуживание внутренних потребностей. Если народ Китая становится главным потребителем, ему нужно дать деньги, его нужно урбанизировать, людей нужно сделать полноценными гражданами, дать им права политические (поэтому и отменяются прописки, развертывается пенсионная система). К 2020 году Китай начнет обслуживать свои собственные нужды. Будет борьба против смога и других последствий чрезмерного развития. Перестанут вкладывать деньги в западные финансовые институты. Больше денег будут тратить на развитие собственной экономики, на контакты с сопредельными странами. И отсюда программа «Шелковый путь», которая пройдет по Казахстану, России, Беларуси и другим странам.

Полностью меняется экономическая модель. Предыдущая модель была эффективная, она вывела Китай в передовые страны. Но сейчас она не отвечает объективным потребностям страны. И мы видим, что в Китае происходят изменения. Ничего катастрофического нет. Сам Си Цзиньпин выступил с заявлением, что все происходит по плану, необходимые темпы роста будут поддерживаться. Это позволит к 2020 году избавиться от нищеты и превратит Китай в государство средней зажиточности. Следующий этап – 2049 год, Китай станет государством мирового уровня. Нам очень повезло с соседями. Даже если уровень роста ВВП там снизится до 6,5%, для нас это будет хороший локомотив. Мы сможем из рецессивных показателей перейти в плюс.

По поводу нефти – для китайцев период низких нефтевых цен это подарок. Но они не живут за счет высоких или низких цен на нефть. Они живут за счет того, что они руками что-то делают, у них промышленность. +

В общем, жесткой посадки китайской экономики не будет, будет замедление темпов».

Источник

Юрий Тавровский
Юрий Вадимович Тавровский (р. 1949) – востоковед, профессор Российского университета дружбы народов, член Президиума Евразийской академии телевидения и радио. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments