РОССИЙСКИЕ ВОЕННЫЕ ЗНАЮТ, ЗАЧЕМ ОНИ В СИРИИ

Джульетто КьезаДжульетто Кьеза

На боевом дежурстве: как проявил себя российский флот у сирийских берегов? Об этом и о том, как на Западе воспринимают российскую военную операцию в Сирии, Петру Фёдорову и Наталье Мамедовой в эфире "Вестей ФМ" рассказывает только что вернувшийся с Ближнего Востока итальянский журналист Джульетто Кьеза.

Фёдоров:
У нас в гостях мой старый друг… старый только потому, что мы друг друга знаем 25 лет. Мой друг Джульетто Кьеза, который только что вернулся из страны, охваченной гражданской войной, где замешаны интересы многих разных стран, в том числе и России, и это конечно Сирия. Джульетто, дорогой, я думаю, что твои свидетельства не просто будут интересны, они будут бесценны, потому что ты побывал в тех местах, где до сих пор ещё не так много журналистов было из твоей страны.

Кьеза:
Были три поездки. Из моей страны только один телевизионный канал, это второй канал Rai.

Фёдоров:
Второй канал Rai. Но где он был?

Кьеза:
Он был тоже на базе. Только это. В этот раз поездка была расширенная, и последний день был даже не планированный, по меньшей мере, так и сказали, потому что захваченный город Салма… Мы туда пошли, это 35 километров от Латикии, и только что освободили, сирийская армия освободила вот эту деревню, ну, большую деревню. 10 дней до этого. Но генерал Конашенков сказал нам, что всю ночь обсуждали тему вместе с сирийцами руководители…

Фёдоров:
Можно или нельзя? Опасно — не опасно?

Кьеза:
Можно… И потому что опасно было. Фёдоров: Ещё бы! Кьеза: Лния фронта, по меньшей мере, слышали удары, линия фронта была на 80 километров оттуда. Продолжали. И поэтому они не уверены были.

Фёдоров:
Давай по подробностям. Ты был в той группе: 60 журналистов, которые были приглашены Министерством обороны.

Кьеза:
Да. Все были телевизионщики. Не было прессы…

Фёдоров:
Пишущей. А "Рейтер" же был! А, он тоже снимал, фотографии он разместил. Кьеза: Все снимали, включая меня. Ну, ещё бы. Ну, мне интересно всё. Не знаю, с чего попросить тебя начать. С освобождённого города. Ну, давай, ты с него начал. Расскажи, что ты увидел. Впечатления. Твои ощущения.

Кьеза:
Ощущения для меня новые. Знаешь, в этом смысле я видел два раза русскую армию поближе. Или три. Два — три раза. В Хасавюрте в Чечне несколько раз, плюс…

Фёдоров:
Хасавюрт, 96-й год, подписание?

Кьеза:
96-й, да.

Фёдоров:
Подписание мирного соглашения в год выборов.

Кьеза:
Да. До этого был в Афганистане. Русская армия, тогда советская, была совершенно иной, нежели всё, что я видел сейчас.
 
Фёдоров:
А в чём разница, ведь самолёты те же, ещё с советских времен?

Кьеза:
Да, правильно, но здесь организация была очень высокая, во-первых. Во-вторых, дух был другой. Люди, которые были там, знали, почему были там.

Фёдоров:
В Сирии, сейчас?

Кьеза:
Да. Такое у меня было впечатление. Все были очень мотивированы. И поэтому и техника, и организация, вот это база, военная база, которая была там…

Фёдоров:
Построена за несколько недель буквально.

Кьеза:
Построена. Это просто чудесная вещь. Великолепно организована. Мы были просто близко к самолётам, мы видели, как пилоты входили, но конечно не смог ли бы поговорить с ними.

Фёдоров:
Это правильно.

Кьеза:
Потому что вопрос безопасности. Никто не возражал. Но мы все процедуры видели. И вообще могли бы снимать всё, что возможно. Даже были на корабле "Вице-адмирал Кулаков", нам показали всё, что можно.

Фёдоров:
Всё, что вы хотели.

Кьеза:
Мы видели все оружия, которые действовали, объяснили, как действуют. Потом были близко к большому кораблю "Варяг". Показали не все, но несколько журналистов были на вертолёте и смотрели оба корабля поближе и так далее. Было поучительно, потому что я не военный журналист, я не знал много деталей. И особенно вот это сопровождение, генерал-майор Конашенков был очень любезен. Он ответил практически на все вопросы, никаких ограничений не было.

Источник

comments powered by HyperComments