Русские мусульмане воспринимают любую войну против России, как свою

Захар ПрилепинЗахар Прилепин

Писатель Захар Прилепин об угрозах мусульманскому миру в России, Кадырове и русском национализме

— Захар, сейчас идёт война — фактически не только против ДАИШ (организация запрещена в России), а против всего зла, которое наплодили Соединенные Штаты Америки. Как считаешь, правильно ли Владимир Путин решил вписаться в эту кампанию, многие говорят, что теперь из-за этого, как из-за Крыма и Донбасса, нас ждут некие лишения…

— Дело в том, что все, что имеет Россия на сегодняшний момент: ее география, ее полезные ископаемые и многое другое — это все последствия тех или иных лишений, которые претерпевали наши предки в течение тысячи лет. Любая государственность, как велосипед: пока вращаются колеса, она движется вперед, когда она останавливается, то падает и исчезает. И думать, что какие-то народы пришли раз и навсегда, в том числе русский народ и все народы, входящие в его орбиту, весьма наивно. Исчезают народы, империи, нации, языки, ежегодно 20-30 языков исчезает. За последние 20 лет исчезло много государств, и Россия вовсе от этого не застрахована. И, конечно, нужно всегда, как и в государственном строительстве, как и в любом созидательном процессе, максимально высоко ставить себе планку, и ее достигать. Безусловно, «Русский мир» — это не иллюзорное понятие, это совершенно очевидная данность, с которой придётся считаться в ближайшие столетия. И Советский Союз, равно как и Российская империя —это объективная географическая данность, Россия будет так или иначе опять вплывать в своё прежнее состояние.

А что касается ДАИШ, то это совершенно очевидная для всего мира проблема, когда какая-то радикальная часть ислама, собственно, не являющаяся классическим исламом, претендует на новое мировое господство. XXI век будет веком новых империй и их борьбы. И радикально настроенные ребята из ИГ претендуют на новое имперское строительство, и Россия в этом смысле один из самых лакомых кусков — с Дагестаном, с Чечней и Татарстаном. Поэтому, если ты не вписываешься в историю, история вписывается в тебя. И то, что Россия занялась решением этой проблемы — совершенно неизбежно. Рано или поздно нам пришлось бы этим заниматься.

— Сейчас поднимается диалог об исламе вообще как террористической религии, что он несет в многонациональный мир в России?

— Тут все объясняется максимально просто. Российские мусульмане, живущие в Татарстане, в Дагестане, в Чечне и т.д., должны отдавать себе отчёт, что в том мире, который строит ДАИШ, места им не найдётся. Они уничтожат всю ту систему, которая сегодня сложилась в российском мусульманском мире. В каком-то смысле сегодня происходит мусульманская революция, которая может разнести весь тот мусульманский мир, который в России был выстроен в течение последних 500 лет. И крымские татары, и все представители мусульманского мира в России должны быть первыми противниками этого, потому что они туда не впишутся. Туда не впишутся Татарстан со своей нефтью, Чечня с Кадыровым, Дагестан со своими кланами. Поэтому они должны первые противостоять всей этой тенденции. И та позиция, которая находит выражение в этнически окрашенной вольно-жестикуляционной манере Кадырова, по сути, абсолютно верна. Восприятие России как места обитания мусульманского мира в случае Кадырова — это абсолютно чётко артикулированное чувство самосохранения. Он прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что вне России построенный здесь мусульманский мир будет, по сути говоря, уничтожен. И мужество, которое кавказцы проявили на Донбассе — я видел, как приезжали добровольцы из Чечни и Дагестана, представители других народностей, мусульманских в том числе — показало, что серьёзная часть идеологически мотивированных ребят там отдает себе отчёт, что это их война. Потому что любая война за Россию — это их личная война, и это при том, что Кадырову был, насколько я знаю, поставлен запрет на поставку и пересылку добровольцев на Донбасс. Получается, что они туда ехали, минуя приказы Кадырова. Хотя у него там точно есть кровники, потому что на украинской стороне были чеченские ребята, которые составляют там отдельные подразделения. И Кадыров, конечно, заинтересован, в том числе и в уничтожении своих врагов.

Их восприятие любой войны в России, как собственной личной войны связано даже не с ДАИШ, а с историей России, когда война с Наполеоном, Великая Отечественная — воспринимались как личная война. Дикая дивизия, состоявшая из мусульманских народов, выдвигалась и разносила пол-Европы. По сути, это участие в большой, удивительной и по своему красивой истории построения огромной империи. И в этом смысле часть мусульман, которые трактуют Россию как наследницу Чингисхана, наследницу Орды, правы. Потому что мы наследники евразийских пространств, где умещаются и буддисты, и мусульмане, и все остальные. Поэтому мы будем работать с мусульманским миром.

Я хочу рассказать одну историю: знакомая журналистка сидела в кафе в Киеве, а за соседним столом —два офицера из АТО. Им при ней позвонили и сообщили, что в донецком аэропорту, который тогда ещё был украинским, было взято, по-моему, 15 чеченцев в плен. Спросили: «Что с ними делать?» Офицер говорит: «Немедленно расстрелять». И вот эти вот 15 чеченских пацанов, которых расстреляли без суда и следствия тут же в аэропорту, — лучший ответ всем русским псевдоквазинационалистам, которые что-то там начинают говорить по поводу Кавказа. Езжайте туда и повоюйте вместе с ними. Я знаю, например, «Моторолу», который позиционирует себя, скорее, как русский националист. Но всякий раз, когда я его вижу, вокруг него 3-4 чеченца. Это отличные ребята, которые работают, как боевые машины во имя создания великой русской государственности. Поэтому давайте закроем эту тему раз и навсегда.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Захар Прилепин
Захар Прилепин (настоящее имя — Евгений Николаевич Прилепин; р. 1975) — российский писатель, общественный и политический деятель. Заместитель главного редактора портала «Свободная мысль». В 2014 году по многим рейтингам признан самым популярным писателем России. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...