Виктор Христенко заложил основу дефицитных бюджетов регионов и уничтожил гражданское авиастроение

Михаил ДелягинМихаил Делягин

С поста руководителя Евразийской экономической комиссии отставлен бывший министр промышленности России с челябинскими корнями Виктор Христенко. В российское Правительство он внедрился в 1997 г. с помощью Бориса Ельцина, раздававшего значимые посты тем, кто помог ему выиграть вторые президентские выборы. Менялись президенты и главы Правительства, но Христенко оставался во власти, пусть не всегда и на первых ролях. Из кабмина в 2011 г. его перевели на должность представителя президента в Таможенном союзе, который позднее превратился в Евразийский экономический и прирос еще двумя странами. Христенко по-прежнему оставался председателем главного органа управления структуры – Евразийской экономической комиссии, но вспомнили о том, что он работает на этом посту, кажется, только накануне, когда президент Владимир Путин с почестями отправил Христенко в отставку.

Виктор Христенко, работая в Правительстве России, занимался реальным сектором и межбюджетными отношениями. Именно он в конце 90-х гг. заложил основу чудовищной системы распределения межбюджетных трансфертов. Злые языки говорили, что сделал он это только ради защиты своей докторской диссертации, прошедшей в 2002 г. В его системе деньги распределялись по абсолютно безумной формуле, основанной на "выравнивании бюджетной обеспеченности". Погрешность для некоторых регионов превышала 100%. Формально это выглядело научно, но деньги распределялись на основе показателя валового регионального продукта (ВРП), что было исправлено только в середине "нулевых". Региональный аналог ВВП рассчитывается с точностью, которая не позволяет использовать его для каких-либо количественных сопоставлений, только качественных. И расчеты ведутся с опозданием, примерно в два года, это исключает своевременную финансовую политику. Виктор Христенко на методологическом уровне приложил руку к разрушению межбюджетных отношений с регионами, это привело к тому, что сейчас у нас почти все субъекты дефицитные.

Также Христенко приложил руку к фактическому уничтожению гражданского авиастроения. Любые попытки его возродить упирались именно в личность господина Христенко. Многие говорили про лоббизм Airbus и Boeing, но ведь решения в Правительстве принимали не представители этих компаний, а Христенко. Сегодняшнее плачевное состояние российской промышленности — во многом его заслуга.

И когда он возглавил Евразийскую комиссию, все очень испугались. Ведь Христенко — человек либерального клана, который принципиально не принимает идею евразийской интеграции с участием России. ЕврАзЭС без России – замечательная и прекрасная идея. Но Россия не имеет права усиливаться. Поэтому мы видели, что если старт евразийской интеграции, связанный с личностью Сергея Глазьева, был очень бурным и успешным, то, как только пришел Христенко, все было спущено на тормозах. Его вклад в нашу историю и наше развитие, хотя и не такой кошмарный, как у других представителей либерального клана, но в целом представляется негативным.

Вместе с тем, Христенко оставался в Правительстве при любом руководстве за счет своей работоспособности. Он решал многие конкретные хозяйственные вопросы, был рабочей лошадкой: брал на себя скучные, неинтересные и политически проигрышные вопросы, которые все равно кто-то должен был решать. В этом качестве он заслужил всеобщее уважение.

Его стандартная фраза на совещании: "Нельзя продуктивно работать больше 2,5 часов". Поэтому все работали 2,5 часа, делали перерыв на 15-20 минут и работали дальше. И он выслушивал абсолютно всех, даже лоббистов, несущих заведомую ахинею и околесицу, слушал с уважением. Надо было очень постараться, проявить предельную безграмотность и безответственность, чтобы заработать его критическое замечание. Как управленец и как менеджер он очень корректен, очень эффективен и добросовестен. Другой вопрос, в какую сторону была направлена его добросовестность и кому она служила.

На фоне Кудрина, который, порой, начинал совещание с вопроса: "Ну и что мы сегодня обсуждаем?", — Христенко производил впечатление профессионала и предельно добросовестного человека. Работяги, который садится и пытается что-то сделать.

Виктор Христенко умело дистанцировался от скандалов вокруг себя, хотя их было немало. В его ведении были сложные вопросы, от которых политиканы старались увернуться. Ровно по этой же причине этими вопросами не занимались и журналисты. Для того, чтобы обсуждать судьбу гражданской авиации, сначала нужно понять – Ту-204 – это хороший или плохой самолет. А это понять сложно, нужно разговаривать со специалистами и вникать в детали. Это морока, которой Христенко не гнушался. Он занимался тем, что у политиков вызывало отвращение, а у журналистов – зевоту.

Напомню, что именно Виктор Христенко делил квоты на доступ в экспортные трубопроводы между нефтяными компаниями, когда еще не было никаких алгоритмов. Представляете себе, сидят за столом представители десяти компаний, готовых разорвать друг друга на части из-за квот. И подвести их к консенсусу мог Христенко, он умел в равной степени ущемить всех и достичь согласия. А если есть согласие, то нет почвы для конфликта. Поэтому, быть может, и не было вокруг него таких громких скандалов, как вокруг Зурабова.

Не исключаю, что Виктор Христенко не получил новое назначение в федеральных структурах из-за возраста. Если вдруг он захочет быть губернатором Челябинской области, на месте жителей я бы порадовался. Если он станет полпредом по федеральному округу – то округу повезет. Но я подозреваю, что он просто хочет на пенсию. Его уход из федерального Правительства в Евразийскую экономическую комиссию был скрытой формой такого ухода. Он очень устал, потому что долго и тяжело работал.

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Михаил Делягин
Делягин Михаил Геннадьевич (р. 1968) – известный отечественный экономист, аналитик, общественный и политический деятель. Академик РАЕН. Директор Института проблем глобализации. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...