На наших глазах правила жизни нефтяного рынка перестали существовать

Николай СтариковНиколай Стариков

На политические процессы в России пытаются повлиять извне. Санкции ЕС и США, повышение нефтедобычи в Саудовской Аравии и других ближневосточных государствах имеют цели подорвать экономический потенциал нашей страны и на этой почве спровоцировать в России социальные волнения. Предпринимаются попытки безосновательно обвинять в коррупции не просто российских чиновников, а самого президента РФ. Тот факт, что подобные заявления зазвучали из уст американских чиновников высшего эшелона, свидетельствует о небывалых масштабах агрессивной антироссийской кампании. Стремление Запада дестабилизировать обстановку в России посредством экономического и информационного воздействий будет нарастать.

Николай Стариков, сопредседатель движения «Антимайдан», писатель, публицист:

«То, что на мировой арене существует соперничество между государствами и блоками государств, ни для кого не секрет. Однако многие наблюдатели и эксперты почему-то забывают об этом, когда анализируют события, происходящие в экономике. 

Зависят ли мировая экономика и финансовые системы отдельных государств от политических решений, которые принимаются теми или иными государствами? Безусловно, зависят. Доказательством этого является ситуация с санкциями, введенными вразрез с международным законодательством со стороны ряда государств против Российской Федерации. Эти страны, как и Россия, являются членами ВТО, правила которой запрещают какие-либо односторонние действия в экономической сфере. Тем не менее, США выступают с инициативой введения санкций, оказывают давление на Европу, и она к ним присоединяется. В итоге мы наблюдаем ситуацию, когда западные компании — это признают уже и на Западе — несут серьезные экономические потери из-за политических решений руководства ЕС. Из этого мы можем сделать четкий и ясный вывод: мировая политика влияет на мировую экономику.

До кризиса 2008-го и особенно 2015-го года рынок нефти покоился на нескольких “китах”. Нужно понимать, что рынок самой нефти составляет 1%, максимум 5% сделок, которые осуществляются на бирже. Остальная огромная масса якобы продаваемых углеводородов является ничем иным как пустыми бумагами, которые называются фьючерсами — это контракты на поставку нефти. Суть в том, что на самом деле эту нефть никто никому не поставляет! Если реальное топливо составляет 1% от продаваемого объема, а 99% — это контракты, в которых основную роль играют деньги, то кто определяет цену — поставщики нефти или поставщики денег? Очевидно, последние.

Основные запасы углеводородов в мире сосредоточены в районе Персидского залива. В результате любая нестабильность на Ближнем Востоке — военный конфликт и даже угроза его возникновения — всегда до прошлого года приводили к повышению цены на нефть.

5 лет назад началась “арабская весна”, в результате чего некоторые государства фактически перестали существовать, в том числе и нефтедобывающие. На территории других ближневосточных стран идут активные боевые действия. Угроза столкновения между Саудовской Аравией и Ираном, которые являются чуть ли не основными игроками на нефтяном рынке, чрезвычайно высока. Что происходит с ценами на нефть? Они падают. Чего никогда до этого не было!

Если на наших глазах произошла отмена правил, по которым существовал нефтяной рынок, это случилось само собой? Или под влиянием политических решений, которые, как мы уже выяснили, оказывают самое серьезное влияние на экономические события в мире? Ответ очевиден: за такими “чудесами”, безусловно, стоит политика. Если мы это осознаем, нам станет понятно, что США и другие западные государства не случайно “не замечали” поставок нефти со стороны террористов ДАИШ через территорию Турции. Рынок энергоносителей контролируем и манипулируем. Любое движение бензовозов просматривается из космоса. Любое движение денег просматривается через единую финансовую систему мира. При этом самые мощные спецслужбы и самые сильные государства не замечают, что террористы продают нефть, получают за это деньги, перемещают их и используют для своих нужд. Чудеса, да и только! Или чей-то политический интерес.

Существует организация, которая называется ОПЕК. Ее целью является регулирование ценообразования, с тем, чтобы государства, продающие нефть, получали максимальную прибыль, а страны, нефть получающие, имели возможность ее покупать. Таким образом, картель должен следить за тем, чтобы нефть не была слишком дорогой и не была слишком дешевой. ОПЕК занимается сбалансированностью нефтяного рынка. Однако за последний год цена на углеводороды, то есть на ресурс, из которого все производят все, упала в четыре раза. Это имеет какое-то отношения к спросу и предложению? Если либеральные экономисты скажут, что, да и начнут нам рассказывать про невидимую руку рынка, тогда мы зададим им вопрос: “Вы хотите сказать, что спрос на нефть в мире упал в четыре раза? Вы хотите сказать, что добыча нефти увеличилась?”.

Нам говорят каждый день, что есть некое превышение добычи нефти. Почему же ОПЕК и другие нефтедобывающие государства никак не могут договориться и устранить эти излишки, и тем самым вернуть цены на приемлемый уровень? Допустим, есть некая организация-производитель огурцов. Цены на овощи упали в 4 раза. Как вы думаете, смогли бы договориться производители огурцов о снижении объемов своего производства, чтобы цены выросли хотя бы не в четыре раза, а в два?

Иными словами, наращивать производство в условиях постоянного падения цен — это значит за больший объем получать меньшие деньги. Это экономический бред! Но именно этим бредом занимается Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива. Они сошли с ума? Им не нужны деньги? Конечно, нужны. Но на них оказывают давление США, и это приводит к такой странной самоубийственной для бюджета нефтяных монархий политике.

Итак, мы убедились, что за изменением цены на нефть стоит абсолютно четко и явно просматриваемая политическая воля. А чья воля? Какова цель снижения цен и манипуляций на нефтяном рынке? Ответ очевиден: нужно создать сложности для тех государств, чей бюджет в той или иной степени зависит от продажи нефти. Что это за страны? Россия, Венесуэла, Норвегия? При всем уважении к последним двум, мы понимаем, что они не играют на мировой арене никакой значимой роли. Таким образом, снижение цен призвано повторить то, что когда-то Запад осуществил с Советским Союзом, обрушив цены на энергоносители сразу после прихода к власти Михаила Горбачева.

Мы видим сознательные попытки Запада осуществить трансформацию власти в России. Нынешнее российское руководство, особенно наш национальный лидер, не устраивают Запад. Это люди, которые мешают совершать Вашингтону и Брюсселю те действия, которые они считают необходимыми. Из этого западные политики сделали для себя нехитрый вывод: они не смогут свободно чувствовать себя на международной арене, пока в руководстве Российской Федерации не произойдут желаемые ими изменения. И американцы начали действовать. Цена на нефть падает, создавая сложности российской экономике.

Следующая задача — трансформировать финансовые трудности сначала в экономический протест, а потом перенести его в политическую плоскость. Эти задачи открыто озвучиваются такими западными марионетками, как Ходорковский и Навальный. Первые попытки раскачивания ситуации по чисто экономическим причинам мы уже видели. Это те самые “чудесные дни”, когда все оппозиционеры вдруг стали немного дальнобойщиками. Напомню, что в 2008 году они стали немного грузинами.

В этой ситуации политика, проводимая правительством России, не может не вызывать опасения, потому что она создает почву для таких попыток раскачивания ситуации изнутри.

Таким образом, действия Запада и его “полномочных представителей” внутри России абсолютно очевидны. Запад и дальше будет пытаться удушить нашу страну путем создания экономических сложностей. Будут пускаться в ход все способы демонизации и очернения наших руководителей, включая невразумительные обвинения в коррупции, создание непонятных фильмов — все, что угодно, вплоть до пития крови христианских младенцев. Доказательств предоставлять никто не собирается. Будут бить по эмоциям.

В этой связи задача патриотических сил России, имею в виду в первую очередь “Антимайдан”, диаметрально противоположна планам наших геополитических “партнеров”. Мы должны выступать за стабильность внутри России. Мы должны поставить своей задачей и добиться того, чтобы политические процессы внутри страны, в частности выборы 2016-го года, прошли в соответствии с законодательством. И прошли настолько безукоризненно, чтобы ни у кого не возникло желания попытаться спекулировать на итогах голосования и осуществить насильственные действия, вроде массовых беспорядков или попыток воплощения в жизнь “цветного сценария”».

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ
Николай Стариков
Николай Викторович Стариков (р. 1970) – известный писатель, публицист. Основатель и идейный лидер общественной организации «Профсоюз граждан России». Коммерческий директор петербургского филиала «Первый канала» российского телевидения. Постоянный член Изборского клуба. Подробнее...