О ПОЕЗДКЕ ИЗБОРСКОГО КЛУБА В ИРАН

Александр Проханов

Александр Проханов

Вместе с моими коллегами по Изборскому клубу я побывал в Иране, в этой удивительной стране мечетей и межконтинентальных ракет, высоколобых мудрецов и атомных физиков, таинственных древних городов и потрясающе красивых индустриальных центров. Мы встречались с интеллектуалами, с дипломатами, с представителями военно-промышленного комплекса и спецслужб. Встречались с богословами и простыми жителями. Нас волновала тема стратегического сближения Ирана и России в свете нового состояния мира.

Иран на протяжении десятка лет был в жесточайшей блокаде. Он был в конфронтации с Америкой, которая могла превратиться в войну. В прошлый мой визит в Иран все ожидали бомбардировки Тегерана со стороны Израиля. Ядерная программа, которую разрабатывал Иран, пугала Запад, пугала американцев возможностью, как они полагали, Ирана создать своё ядерное оружие. США сделали всё, чтобы пережать горло Ирану — заморозили миллиардов иранских нефтедолларов, прекратили экспорт нефти, главного богатства Ирана, устраивали постоянные провокации. Некоторые из иранских учёных- физиков, участвующих в ядерной программе, таинственным образом погибли: то ли от несчастных случаев, то ли от прямых диверсий. Иранское общество пребывало в состоянии высшего напряжения, мобилизации, стоицизма, аскезы, когда считалась каждая копейка, каждая мера зерна. И вот, наконец, победа – санкции сняты. По крайней мере, частично. Иран идёт на ряд уступок, отказывается от некоторого количества центрифуг и обогащённого урана. Американцы считают, что этого достаточно, ядерное оружие не будет создано. Иранцы торжествуют, говорят, что они и не собирались никогда создавать ядерное оружие, и они получают преференции, ничего не лишаясь. На той чаше весов, где, по мнению американцев, должна находиться ядерная бомба пусто как вчера, так и сегодня.

Эта победа всколыхнула всё иранское общество. Уже появились первые симптомы того, что жить стало легче, жить стало веселее. Подешевели продукты в магазинах. Размороженные миллиарды долларов хлынут сейчас в иранскую экономику, оздоровят бизнес. Средний и мелкий бизнес начнёт бурно развиваться. Как полагают коллеги, страна находится накануне иранского экономического чуда.

Конечно, здесь в связи с этим усиливаются прозападные настроения и отступают на задний план радикальные, связанные с Ахмадинежадом, представления о вечной конфронтации. Возможно, это должно вселять некоторую тревогу в наше сознание, особенно на фоне нашего противостояния с Западом. Но иранцы считают, что никакого лобызания с Америкой быть не может. Слишком велика разница в иранском и американском представлении о мире, о высших задачах человека. И там, на высшем горизонте, где сражаются смыслы, где сражаются концепции глобального развития, между Америкой и Ираном будет постоянная схватка, о чём свидетельствует сегодняшнее состояние Ближнего Востока.

Иран напрямую увлечён в ближневосточный конфликт. Подразделения Корпуса стражей Исламской революции участвуют в боевых действиях против ИГИЛ. Один из источников сказал, что потери стражей могут достигать тысячи, что сказывается на общественном сознании. «Хезболла», которая поддерживается Ираном, тоже проливает кровь и по существу является участником этой войны. На Ближнем Востоке продолжает складываться такой клубок противоречий, что вот-вот вспыхнет большая война. Турция, традиционный соперник Ирана в регионе, готова ввести в Сирию свои подразделения. Американцы, начинают усиленно бомбить районы, где присутствуют иранские интересы. Курды, которые поддерживаются Ираном, становятся объектом удара турок. Эрдоган обвинил Россию, а значит и Иран в оккупации сирийской территории. Смысл поведения Ирана на Ближнем Востоке, в том, чтобы обеспечить территориальную целостность Сирии. Уступки, на которые готов идти Иран, не бесконечны. И проблема Башара Асада является красной чертой, за которую Иран не переступит.

Стратегическое сотрудничество Ирана и России проходило сложно. Обе стороны испытывали друг к другу традиционное недоверие. Наши отношения были закупорены, тромбированы взаимным недоверием. И в российском истеблишменте, и в иранском, есть группы, которые препятствовали сближению. Но последний визит Путина в Иран, проколол эти тромбы, разблокировал пуповину, которая соединяет две наши цивилизации. Сейчас взаимодействие России и Ирана стремительно наращивается. Прежде всего, в военной области. Россия отказалась от своего эмбарго и начала поставлять в Иран современные системы вооружения, в том числе С-300. Резко увеличивается объём торговли между Россией и Ираном, заключается множество самых разных соглашений в области сельского хозяйства, промышленности и в нефтегазовой сфере. Создаются уникальные культурные проекты, связанные с настоящим и прошлым русской и иранской цивилизаций. Например, в наших беседах возникла идея российско-иранского проекта «Аркаим». Наконец, в священном городе Кум, где сосредоточены десятки научно-религиозных институтов, где обитает верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи, мы встречались с различными группами исламских, иранских богословов, где обсуждали проблему справедливости. Беседы были плодотворны и сложны. Они сопровождались дискуссиями и сближали нас. Слово справедливость является ключевым словом Корана, и весь христианский Новый завет тоже основан на концепции божественной справедливости. И мы вскрывали эту категорию. Мы пытались понять, как русские и иранские трактовки этого базового принципа, по которому Господь сотворил мир, могут быть приближены, и какая общая волна может охватить единобожие Ирана и единобожие православной христианской России. Русские присутствуют в Иране. Мы побывали на Бушерской атомной станции. Это грандиозное сооружение, стоящее на берегу Персидского залива, ещё недавно заброшенное, недостроенное немцами, французами, которые в своё время взяли подряды строительство, но бросили его в связи с Исламской революцией. И русские атомщики пришли на эту недостроенную громаду и, мучительно вписывая русские реакторы, турбины, генераторы в замысленный и созданный не нами объём, запустили станцию. Сегодня станция работает на полную мощность, и наши специалисты страхуют иранский контингент, обучают иранских атомщиков очень непростой науке по управлению грандиозными агрегатами. Вслед за этим первым построенным блоком заключены контракты на строительство второго, третьего, а, может быть и четвёртого блока – это прорыв русской энергетики. Мы создаём вместе с Ираном общий проект, и он чрезвычайно выгоден для сегодняшней России, которая переживает непростые времена экономического кризиса.

Мы двигались ночью вдоль Персидского залива и вдруг на нашем пути возникло свечение. Такое ощущение, что весь горизонт был посыпан бриллиантами: голубыми, золотыми, белыми. Это светился огромный грандиозный газо-нефтеперерабатывающий комплекс — «Южный Парс». На дне Персидского залива находится огромное месторождение газа, плавучие платформы бурят подземные пласты, добывают оттуда газ, гонят по трубам на берег, где простираются колоссальные конструкции, созданные из стали и сверкающие на солнце, как серебряные слитки. На десятки километров вдоль океана — реакторы, чаши, сферы, змеевики, трубы. Там сжижается газ. Этот газ подаётся на пирс, откуда отчаливают газовозы в сторону Японии. Здесь же в реакторах создаётся множество искусственных веществ, полимеров, элементы тоже грузятся в контейнеры и рассылаются по странам Европы и Азии. «Южный Парс» — огромное достижение иранской индустрии. В создании этого комплекса участвовали и наши русские инженеры.

Смысл этого иранского вояжа был в том, что мы лучше узнали эту могучую, восхитительную, суровую, с другой стороны, абсолютно экзотическую страну, которая существует рядом с нами. А сближение России и Ирана отвечает интересам всего мира, интересам региона и каждой отдельно взятой нашей страны.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Александр Проханов
Проханов Александр Андреевич (р. 1938) — выдающийся русский советский писатель, публицист, политический и общественный деятель. Член секретариата Союза писателей России, главный редактор газеты «Завтра». Председатель и один из учредителей Изборского клуба. Подробнее...