Кельнский синдром

Александр Нагорный

В новогодние вечера разбушевавшиеся пришельцы с «Большого Ближнего Востока» гоняли, как зайцев, немцев и, в первую очередь, немецких женщин. Но трагедия Германии заключается не в этих событиях, хотя они отвратительны по своей сути, поскольку являются издевательством над Германией как страной, над немецкой культурой и немецким государством.

Свою квинтэссенцию германский тупик нашёл в позиции «бундесканцелярин» Ангелы Меркель, а также высших политических и финансовых кругов ФРГ по данной проблеме.

Эта позиция выразилась в том, что Меркель заявила о готовности Германии принять неограниченное количество новых азиатских и африканских мигрантов, которые в перспективе (и очень близкой перспективе) заполонят Германию и окончательно сломают её культурный и идеологический код. Но лавина беженцев или псевдобеженцев будет только инструментом, убивающим Германию. Но главный удар немцы наносят себе сами, приняв стратегию «политической корректности», которую американцы с начала 50-х годов прошлого века навязали немецкому общественному сознанию, в первую очередь — её правящей элите, которая взяла на себя реализацию задачи «интернационализации» немецкого народа: от внедрения всепоглощающего комплекса вины за холокост до вколачивания «новой морали», которая предусматривает поклонение перед меньшинствами: сексуальными и религиозными в том числе, — с отказом от традиционных идеологических ценностей немецкого общества. И получилось то, что мы лицезреем сейчас.

Но винить немцам, кроме себя, некого. Именно они выдвинули на первую политическую позицию Меркель и её сподвижников, которые полностью «легли» под «дядю Сэма».

Вспомним, что Германия поддержала не только уничтожение Югославии, но и отделение Косово от Сербии. Теперь «косовский сценарий», когда мигранты-мусульмане рвут на части ослабевшее государство, реализуется уже на немецкой земле. Только там он проходил при поддержке «коллективного Запада», а здесь — при поддержке собственных властей, Меркель и Ко.

В этом смысле даже тот миллион «беженцев», который за последние месяцы был организованно переброшен в ФРГ и приблизительно 15 миллионов мигрантов и их потомков в первом поколении, ныне проживающих на территории бундесреспублики, уже сломали демографический баланс немецкого государства. Но «команда Меркель» держит курс не только на дальнейшее сохранение «толерантности», но и на заключение договора США и Евросоюза о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (TTIP), который фактически поставит крест на государственном суверенитете Германии в пользу крупных транснациональных компаний, в первую очередь — американских. Этот самоубийственный курс не приемлет и ненавидит большинство немецкого народа, но, будучи стреноженным годами непрерывной «промывки мозгов», оно неспособно ничего изменить, ограничиваясь разве что спорадическими вспышками ответного насилия. И в этом трагедия германского народа.

Даже сегодня, после очевидного унижения немецкого народа, позиции Меркель и её соратников остаются незыблемыми. Против её курса выступает всего 15% населения западных земель и около 25-30% — в восточных. Что, кстати, свидетельствует о большем понимании национальных интересов Германии у населения бывшей ГДР.

Но практически при любых избирательных раскладах так называемый «сдвоенный центр» ХДС/ХСС и социал-демократов останется у власти. И он, с Меркель или без неё, будет продолжать ту же политику, направленную на слом немецкого государства. Поэтому не так важно, были эти акции мигрантов спонтанными или организованными (хотя второе намного вероятнее). Важна реакция на них со стороны немецкого государства и немецкого общества. Которая показала, что Германия — на грани самоубийства. И, если ничего не изменится, это самоубийство может произойти очень быстро, в течение ближайших пяти-семи лет максимум.

А самоубийство Германии одновременно будет означать и самоубийство Европы в её нынешнем виде. Вместе с Евросоюзом, «зоной евро» и так далее. Евроинтеграция, в осуществлении которой объединенной Германии отводилась главная роль, оказалась именно той ловушкой, в которую, по замыслу американских стратегов, должна была угодить (и, в конце концов, угодила) немецкая политика вместе с немецкой экономикой.
Проще говоря, из Вашингтона Берлину был предложен огромный лакомый кусок в виде «новой Европы», жадно пытаясь проглотить который «в одно лицо», немцы подавились — в том числе навязанной им из-за океана «толерантностью» и «политкорректностью» как необходимым условием «допуска к столу».

Наши соболезнования.

Источник

Александр Нагорный
Нагорный Александр Алексеевич (р. 1947) ‑ видный отечественный политолог и публицист, один из ведущих экспертов по проблемам современных международных отношений и политической динамике в странах с переходной экономикой. . Вице-президент Ассоциации политических экспертов и консультантов. Заместитель главного редактора газеты «Завтра». Постоянный член и заместитель председателя Изборского клуба. Подробнее...
comments powered by HyperComments