Россия и Китай перед лицом вызовов XXI века. Выездное заседание Изборского клуба в Пекине.

4-5 мая 2015 года Изборский клуб, наряду с Институтом социального развития Европы и Азии при Исследовательском центре Госсовета КНР (ИСРЕА), выступил организатором Международной конференции «Китай и Россия в меняющемся мире», прошедшей в Пекине.

В конференции приняли участие руководители и ведущие эксперты ИСРЕА: Ли Фэнлинь, директор ИСРЕА, бывший чрезвычайный и Полномочный посол КНР в РФ; Сунь Чанхун, вице-директор ИСРЕА; Чжао Чанцин, заместитель директора ИСРЕА; Юй Чжэньци, бывший посол КНР в Белоруссии и другие. Активное участие в дискуссии приняли представителя ряда других организаций: Лин Цзи, директор департамента Европы и Азии Министерства коммерции КНР; Пяо Янфань, советник департамента Европы и Азии МИД КНР; Тянь Инкуй, проф. Партийной школы при ЦК КПК; Чэ Фэнъин, бывш. директор Института мировой экономики Академии современных международных отношений Китая; Сунь Ли, зам. директора Института Восточной Европы и Центральной Азии Академии общественных наук; Гуань Гуйхай, заместитель Исполнительного директора Академии международных стратегий Пекинского университета; Ли Цзыго, зам. директора Института Европы и Азии Академии по международным проблемам.

Российскую сторону представляли: академик С.Ю.Глазьев, советник Президента РФ; исполнительные секретари Изборского клуба А.А.Нагорный и В.В.Аверьянов; С.Н.Белкин, главный редактор альманаха «Развитие и экономика»; М.Г.Делягин, директор Института проблем глобализации; Ю.В.Тавровский, профессор РУДН; Д.А.Митяев, директор Института экономических стратегий; А.М.Путин, эксперт, автор книги-исследования «Род президента В.В.Путина»; А.Г.Суетин, предприниматель.

За последние годы президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин стали локомотивами ускоренного развития российско-китайских отношений. Их понимание синергетики национальных интересов, их взаимная симпатия, их инициативность в поисках всё новых областей взаимодействия позволяют навёрстывать упущенное за годы советско-китайской холодной войны, перестройки и смуты рыночных реформ, заигрывания российских властей с Западом в надежде стать там «своими». Эффективное взаимодействие двух лидеров позволяет при каждой встрече подписывать десятки соглашений в самых разных областях экономики, открывать нетронутые пласты стратегического сотрудничества. Но при этом всё заметнее становится отрыв от этих «локомотивов» не только «вагонов» правительственных ведомств и государственных монополий, но также СМИ и общественных организаций. Первые не поспевают с оформлением и реализацией договорённостей на высшем уровне, годами пытаются распутать гордиевы узлы коммерческих соглашений, которые затем в один взмах разрубаются руководителями государств. Вторые продолжают дискуссию о желательности / нежелательности сближения, стараются найти соринки в чужих глазах, нередко оставаясь на позициях минувших лет или даже десятилетий.

Тема информационного обеспечения российского «разворота на Восток» и китайского «возвращения на Север» требует отдельного разговора. В этой статье хочется остановиться на проблеме наведения мостов между общественными и экспертными организациями России и Китая. Мостов этих так же мало, как на пограничной реке Амур / Хэйлунцзян, и такое положение дел не отвечает ни российским, ни китайским национальным интересам. Поэтому прошедшая в Пекине 2–7 мая конференция «Россия и Китай в меняющемся мире», инициатором которой стали Изборский клуб и Институт социального развития Евразии при Госсовете КНР (ИСРЕ), заслуживает специального рассмотрения.


МИРОВУЮ ВОЙНУ ЕЩЁ МОЖНО ПРЕДОТВРАТИТЬ

Высокая интеллектуальная планка конференции была установлена уже с первого доклада, который сделал академик РАН С. Ю. Глазьев. Характеризуя главную тенденцию мирового развития, он отметил, что «на наших глазах формируется новая, более эффективная по сравнению с предыдущими социально-экономическая система, центр мирового развития перемещается в Восточную Азию. Это позволяет говорить о начале нового — азиатского — векового цикла накопления капитала. Вслед за последовательно сменившими друг друга генуэзско-испанским, голландским, английским и американским циклами, формирующийся азиатский цикл создаёт свою систему институтов, удерживающих прежние материально-технические достижения и создающих новые возможности для развития производительных сил общества».

С. Ю. Глазьев призвал Россию и другие постсоветские государства перестать рассматривать сложившиеся в Китае производственные и общественно-политические отношения как переходные, а разглядеть их как характерные для самой передовой в этом столетии социально-экономической системы. Надо изучать и перенимать китайский опыт развития — точно так же, как Китай использовал советский опыт строительства социализма.

Говоря о вызовах существующему мировому порядку, докладчик отметил, что финансовая система США, с её небывалым ростом государственного долга и финансовых «пирамид», приближается к саморазрушению. США стремятся максимально отодвинуть этот момент и перескочить на новую, длинную волну роста. Для этого они пытаются переложить бремя обслуживания своих обязательств на другие страны или вовсе их списать. Чтобы удержать контроль над нефтедолларами, они развязали войны на Среднем и Ближнем Востоке. Для контроля над наркодолларами они оккупировали Афганистан. Но главная цель этой расширяющейся агрессии — Европа.

Натравливая на Россию своих сателлитов, в первую очередь страны Евросоюза, США пытаются ослабить обе стороны для установления над ними своего контроля. В ЕС — посредством навязывания Трансатлантической зоны свободной торговли на выгодных для американского капитала условиях. В России — посредством дестабилизации внутренней политической ситуации и организации государственного переворота с последующим расчленением страны. Это позволит США установить контроль и над Средней Азией.

Докладчик обратил внимание участников конференции на то, что через подчинение большей части евразийского материка США усилят свои возможности по сдерживанию Китая. Сегодня американские геополитики поняли, что прозевали появление нового центра глобального развития, и начали действовать в привычной манере «кнута и пряника». Китайское руководство они пытаются подкупить обещанием создать G-2, она же Chimerica, — симбиоз двух стран в формате стратегического партнёрства. В стремлении сохранить глобальное лидерство США вполне способны развернуть даже мировую войну. В ответ на эти вызовы Россия и Китай могут сформировать ядро нового центра развития мировой экономики.

Россия обладает рядом конкурентных преимуществ, делающих её привлекательным стратегическим партнёром для Китая. Во-первых, в силу сохраняющегося в её распоряжении научно-технического потенциала и возможностей развития нового технологического уклада, открываются перспективы кооперации двух стран в высокотехнологических областях экономики. Во-вторых, благодаря способности защитить себя и партнёров в любом международном конфликте за счёт ракетно-ядерного паритета с США. В-третьих, в силу несметных природных богатств. В-четвёртых, в связи с привлекательностью русской культуры и духовных ценностей, соответствующих парадигме устойчивого развития, которая создаёт основу формирующегося азиатского цикла накопления. В-пятых, Россия обладает опытом мирового лидерства, который может быть использован для формирования коалиции стран БРИКС за мирное устойчивое и гармоничное развитие.

ВМЕСТЕ ШАГАТЬ ПО ШЁЛКОВОМУ ПУТИ

Главный доклад с китайской стороны сделал директор ИСРЕ, бывший посол КНР в России Ли Фэнлинь. Он подчеркнул важность отношений всеобъемлющего стратегического партнёрства и взаимодействия, сложившихся между Пекином и Москвой, в условиях продолжающегося мирового экономического кризиса и попыток «сдерживания» Западом как Китая, так и России. При этом он подчеркнул роль Си Цзиньпина и В. В. Путина в ускоренном развитии этих отношений, непрерывном увеличении горизонтов стратегического видения глобальных процессов безопасности. Китайский учёный признал важную роль существующей мировой экономической системы для возникновения «китайского чуда», но признал и тревогу по поводу усиления кризисных тенденций, создающих для развивающихся рынков всё менее благоприятные условия. В качестве совершенной новой «площадки» двустороннего и многостороннего взаимодействия он выделил Экономический пояс Великого шёлкового пути. Эта новая стратегия способна резко нарастить объём не только китайско-российской торговли, но также создать принципиально новые научно-технические и производственные комплексы, вовлечь в мирное созидание миллионы граждан КНР и России, государств Центральной Азии и Европы. Важная роль в интеллектуальном и информационном сопровождении стратегии Шёлкового пути предназначена научным центрам двух стран, а также влиятельным общественным организациям, подобным Изборскому клубу.


«Контрольный пакет мировой экономики уже находится в Азии, но совет директоров продолжает состоять из представителей Запада» — с такого образа начал своё выступление Д. А. Митяев, директор Института экономических стратегий РАН. Эти «директора» не хотят считаться с изменившимися условиями и видят первостепенную угрозу status quo в экономическом и финансовом взаимодействии России и Китая. США хотят «взять в клещи» Евразию с её ведущими державами — Россией и Китаем — при помощи спешно создаваемых Транстихоокеанского торгового партнёрства (ТTP) и Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства (ТТIP). В условиях начавшегося распада мировой финансовой системы Россия и Китай становятся первоочередными мишенями западных спекуляций. «Кипрский прецедент» может быть использован для «стрижки» не только офшорных накоплений бизнесменов двух стран, которые исчисляются многими триллионами долларов. Усиливается угроза и тем колоссальным вложениям в ценные бумаги Федерального казначейства США, которые держат власти наших стран. Россия, Китай, Япония и некоторые другие страны фактически поддерживают живущую не по средствам Америку. Но «вашингтонский консенсус» исчерпал себя. Китай сокращает покупки обязательств Федеральной системы, Япония и другие страны Азии, вопреки требованиям Вашингтона, снижают курс своих валют, начался настоящий «парад девальваций».

«Вашингтонский консенсус», по мнению докладчика, продержится ещё максимум 2–3 года. Затем последует «фейерверк дефолтов», и настанет апофеоз — развал мирового финансового рынка. На место нынешнего финансового капитализма придёт другой, ресурсно-силовой. Главным орудием Запада вместо инвестбанков станут частные военные компании типа «Блэкуотер», которые будут вести необъявленные войны за доступ к природным ресурсам. На этом фоне возможно официальное оформление «мирового правительства» либо распад на валютно-финансовые зоны — доллар, юань, евро, рубль… Ещё одна возможность — это расширение популярности в мире модели «социализма с человеческим лицом», которая станет альтернативой всё менее эффективной либерально-рыночной модели. Учёные России и Китая должны активизировать обсуждение нынешнего мирового кризиса и возможных путей выхода из него наших стран, подчеркнул Д. А. Митяев.

Со своим московским коллегой был не совсем согласен Чэнь Фэнъин, бывший директор Института мировой экономики Академии современных международных отношений Китая. Он полагает, что мировая финансовая система, сложившаяся после Второй мировой войны, может ещё поработать, хотя и обладает серьёзными недостатками. Главный из них — отсутствие справедливости. Отменить действующую систему опасно, надо её совершенствовать на основе принципов справедливости, проводить реформы с учётом интересов развивающихся экономик. В то же время Чэнь Фэнъин видит широкое поле для китайско-российского финансового сотрудничества. Особую роль призваны сыграть в этом смысле Банк развития БРИКС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, фонд «Шёлковый путь» и другие институты. Некоторые китайские банки уже открыли отделения в России, но их деятельность пока находится в зачаточном состоянии, сферы операций ограничены.


НАЙТИ ОБЩЕЕ ВИДЕНИЕ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ

М. Г. Делягин, директор Института проблем глобализации и главный редактор журнала «Свободная мысль», вернулся к теме российско-китайского сотрудничества в условиях глобальной трансформации. Все 2000-е годы США загоняли мировые капиталы в свои ценные бумаги стратегией «экспорта хаоса», но после кризиса 2008–2009 годов она перестала работать. Политика США в отношении Исламского государства и Украины позволяет предположить переход к стратегии списания накопившегося чудовищного долга при помощи разжигания третьей мировой войны. Ещё до своего логического завершения эта стратегия разрушит глобальный рынок, разделив его на несколько макрорегионов, приведёт к срыву мира в глобальную депрессию. Первые результаты реализации стратегии уже видны. В политике это восстановление биполярного глобального противостояния, на сей раз в виде конкуренции США и Китая. При этом Евросоюз, Япония, Индия и Россия станут «державами второго уровня», умеряющими это противостояние. В области глобальных финансов это будет выражаться в противостоянии китайских капиталов западным.

Новым орудием борьбы США за выживание в качестве мирового гегемона М. Г. Делягин назвал «сланцевую революцию», которая удешевила энергию и дала стимул реиндустриализации США. Ещё одно орудие — предстоящая революция 3D-печати. Она перенесёт производство относительно простых изделий к местам их потребления и откроет эру реиндустриализации США и деиндустриализации экспортных экономик, в первую очередь Китая. Но, даже если эта угроза и не реализуется, Китай в силу совокупности внутренних процессов будет неуклонно замедлять свой рост. Это замедление способно стать катализатором срыва мира в глобальную депрессию и форсирует его распад на макрорегионы. Такой распад снова ударит по Китаю, так как ограничит его доступ на рынки Запада. Помешать реализации данного сценария можно за счёт разработки превентивной стратегии углубления комплексного сотрудничества с Россией.

Залогом нашего сотрудничества, подчеркнул известный российский экономист, является то, что потенциалы России и Китая в стратегическом отношении взаимно дополняют друг друга. Поэтому необходима выработка совместного глобального видения проблем развития человечества и методов их решения. Украинская катастрофа создала качественно новую реальность, в которой российский интеграционный проект (ЕАЭС) не только не противоречит китайскому (Шёлковый путь), но и дополняет его и, более того, объективно становится его частью. Всё это представляется причиной необходимости объединения наших усилий в глобальной конкуренции. Основа такого объединения — патриотизм, понимаемый как лояльность своему народу, в противовес либерализму как лояльности глобальному бизнесу.

Наиболее очевидным противником нашего сотрудничества является Запад, и в первую очередь — США. С тех времен, когда они считали единственным реальным содержанием предлагаемой России «перезагрузки» отношений разрыв нашего стратегического партнёрства с Китаем, ничего не изменилось, по крайней мере в лучшую сторону. США и глобальный бизнес будут подрывать наше сотрудничество не только извне, но и изнутри, в первую очередь через российский либеральный клан, контролирующий социально-экономическую политику России. Его представители стали на словах заигрывать с Китаем, но их деятельность остаётся основной проблемой в развитии наших отношений (скажем, инициировав принятие закона о территориях опережающего развития на востоке России, они же стали активно распространять слухи о том, что особый статус этих территорий обеспечивает их быстрый переход под китайский контроль, чтобы ухудшить отношение российского общества к КНР).

Помимо глобальных противников сотрудничеству, хотя и в меньшей степени, будут мешать противники локальные. Прежде всего это искренние, но близорукие патриоты России и Китая, сосредоточенные на локальных вопросах и не имеющие стратегического видения. Это заставляет их концентрироваться на неизбежных шероховатостях двустороннего развития, которые без их раздувания решаются рутинным образом, в ходе переговоров. Для России это «опасность китайской экспансии» и «захвата Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока», для Китая — сетования на «плохое освоение» Россией этих земель и необходимость передачи их Китаю.

Развитие российско-китайских отношений до сих пор шло во многом стихийно, под воздействием коммерческих интересов. Именно этим вызвана их недостаточность и пассивный по отношению к окружающему миру характер. Осмысление в контексте глобального развития всего спектра стоящих перед миром проблем способно не только придать им по-настоящему комплексный характер, но и превратить в инструмент глубокого преобразования всего современного человечества.

Эксперт ИСРЕ Ли Цзянмин подробно рассмотрел в своём выступлении перспективы углубления сотрудничества между КНР и Россией в рамках БРИКС. Созданная в 2006 году, эта организация доказала свою жизнеспособность. Китай и Россия являются самыми активными членами БРИКС. Они выдвигают масштабные политические, экономические и финансовые проекты взаимодействия крупных развивающихся стран Евразии, Африки и Южной Америки. На нынешнем этапе Китай и Россия призваны изменить вектор собственного развития и помочь другим странам-членам отойти от развития сырьевой экономики к ориентации на нужды внутреннего рынка, как это начал делать Китай в духе стратегии «новой нормы». Китай и Россия создадут синергию своего развития, форсируя создание инфраструктуры в экономической зоне Великого шёлкового пути, увеличивая торговлю и наращивая технологические обмены. Китайское экспертное сообщество активно разрабатывает рекомендации своему руководству к предстоящему в июле саммиту БРИКС и ШОС в Уфе.

Не стоит недооценивать мощь Соединённых Штатов — такова была главная мысль молодого ученого из ИСРЕ Ли Цзыго. Америка обладает мощным экономическим потенциалом, самыми крупными в мире вооружёнными силами. Она ведёт активную и наступательную внешнюю политику одновременно на многих «шахматных досках»: осуществляет стратегию «Поворот к Азии», активизируя взаимодействие с Японией и Южной Кореей, подстрекая к конфронтации с Китаем страны Южно-Китайского моря. В Европе США разожгли украинский кризис, добились отдаления Европы от России. Провоцируя нестабильность в мире, США тем не менее не пойдут на лобовое столкновение с Китаем или Россией, постараются ослабить их за счёт «цветных революций». Вашингтон не уважает ни Пекин, ни Москву. Взаимная выгода для американцев неприемлема, они действуют по принципу или ты, или я. Китай старается не вступать с США в конфронтацию, но сохранить прежнее взаимное уважение сейчас трудно. Что касается Москвы, то она хочет доминировать на своей территории и не боится проводить в отношении Вашингтона политику «остриём против острия».

Профессор Пекинского университета Гуань Гуйхай тоже начал с Соединённых Штатов, отметив их «вклад в развитие мира, импульс технологического прогресса». Китай учитывает опыт США и извлекает уроки из их ошибок. Как США, так и СССР в своё время вложили колоссальные ресурсы в технологическое развитие. Однако СССР не смог создать рыночные механизмы для использования своих великих открытий. США вели параллельное развитие военного и гражданского сектора рыночной экономики и победили в том соревновании. Вот почему китайские эксперты призывают к осторожности в создании новых китайских и международных финансовых институтов, в стремлении заменить американское мировое лидерство китайским. У Китая пока маловато опыта. Сразу отделиться от существующих механизмов, со­зданных США, не удастся. Придётся какое-то время сосуществовать. Китай не готов к конфронтации с Западом.

Более решительную позицию занял заместитель директора ИСРЕ Сунь Чанхуа. «В отношении доминирования США подходы КНР и России одинаковы. Мы едины, сходства в позициях гораздо больше, чем расхождений», — подчеркнул он. Мы ощущаем американский вызов Китаю и осознаём наши геополитические противоречия. В отношениях с Вашингтоном Пекин хочет сохранить общее, регулируя разногласия. Главное для Китая — это избежать мировой войны. Такое же стремление мы видим со стороны держав Запада, например Германии и Англии. Вместе с Россией мы хотим продвигать небывалые инфраструктурные проекты масштаба Великого шёлкового пути, чтобы дать всем странам шанс использовать наши общие возможности и снизить риск мировой войны.

В своей реплике исполнительный секретарь Изборского клуба А. А. Нагорный отметил разницу в подходах российских и китайских участников к проблеме мировой безопасности. Он объяснил её тем, что Россия столкнулась с прямой агрессией Запада на Украине. Москву и Пекин гораздо сильнее объединяют не экономические интересы, а вопросы стратегии и безопасности. В данном ключе одну из центральных ролей в ближайшее время станет играть борьба за стабильность постсоветских республик Средней Азии, которые, с одной стороны, являются мягким подбрюшьем как России, так и КНР, но, с другой, открывают один из важнейших транспортных коридоров Шёлкового пути Китая к Ирану и, далее, на Ближний Восток, который сейчас, благодаря «нашим американским коллегам», погружается в тотальный военный хаос. Обе наши страны хотят сохранить мир и спокойствие как по периметру своих границ, так и внутри наших систем. Но именно это и не устраивает мирового гегемона.

«Предотвращение третьей мировой войны возможно только за счёт активизации всестороннего стратегического партнёрства России и Китая», — заявил в заключительном слове академик С. Ю. Глазьев. США стараются сохранить свою гегемонию за счёт ослабления новых центров развития, новых интеграционных объединений. Для противодействия планам мировой вой­ны одного только экономического взаимодействия Москвы и Пекина мало. Мало и возможного создания колоссальной зоны свободной торговли в результате сопряжения ЕАЭС и Экономического пояса Великого шёлкового пути. Россия и Китай должны взять на себя историческую ответственность создания глобальной коалиции за гармоничное развитие. Составными частями такой коалиции могут стать уже существующие структуры: БРИКС, ШОС, ЕАЭС, АСЕАН, МЕРКОСУР и другие. Все интеграционные инициативы необходимо объединить в общую зону гармоничного развития. Нельзя терять время. Хаос нарастает очень быстро, возникают всё новые очаги напряжённости, применяются всё новые формы дестабилизации. Эксперты двух наших стран просто обязаны обсудить складывающуюся обстановку во время предстоящих встреч в Москве и Пекине, предложить национальным лидерам реальную повестку дня.


МЕЧТЫ КИТАЙСКИЕ, МЕЧТЫ РУССКИЕ, МЕЧТЫ ОБЩИЕ

Развитие стратегического партнёрства России и Китая пойдёт гораздо быстрее, если удастся поставить его на прочную базу совместимых духовных ценностей. Эта мысль лейтмотивом проходила в выступлениях участников конференции во второй день работы.

«Провозглашение новым руководством КНР идеологической доктрины «Китайской мечты о великом возрождении китайской нации» вновь подтвердило приоритет этики для цивилизации Поднебесной», — заявил в начале своего выступления Сергей Белкин, главный редактор альманаха «Развитие и экономика». Русская мечта — это попытка создать общество справедливости, которую мы пытаемся реализовать на протяжении всей истории России. Совместить или хотя бы сблизить этические нормы русской и китайской цивилизации трудно, но возможно, ведь в их основе лежит понятие справедливости для всех, предначертанное Богом и Небом. В этом их отличие, например, от «американской мечты» с её голым индивидуализмом. В нашей недавней истории был краткий период, когда у русских и китайцев были общие эмоции, общие радости. Но затем мы утратили ощущение общности. Сейчас происходит быстрое политическое, экономическое и даже военное сближение двух наций, мы стали стратегическими партнёрами. Дело встанет на солидную основу и пойдёт ещё быстрее, если мы найдём этический консенсус. Его пока не нашли потому, что никто и не ищет. Мало того, в России пока не сформирована «русская мечта», на месте коммунистической мечты о светлом будущем так ничего и не возникло. Сформулировать «русскую мечту» на основе традиционной этики, а не идеологии, начать сближение с «китайской мечтой» и превратить общую мечту в общую цель — над этой задачей стоит поработать лучшим умам России и Китая.

Понять «китайскую мечту» — значит понять компартию Китая, понять её значение для Китая. Такую формулу предложил Тянь Инкуй, профессор Партийной школы при ЦК КПК. «Китайская мечта» означает единство самой мечты, стремления к её достижению и практических действий. Эта мечта означает сопряжение интересов национального государства, нации и индивиду­ума. Китайская мечта неотделима от воспоминаний о величии китайской цивилизации на протяжении пяти тысяч лет вплоть до середины XIX века, когда началось столетие поражений и унижений. Она неотделима от гордости за нынешние успехи нации, от уверенности в своих силах при достижении двух поставленных КПК целей — к 2021 году создать «общество средней зажиточности», а к 2049 году превратить Китай в передовую державу мирового уровня. Главные проблемы для Китая — обеспечить устойчивое развитие, победить коррупцию, утвердить лучшие традиции китайской нации, правильно воспитать молодежь. Нам предстоит преодолеть серьёзные вызовы и трудности. Но у нас есть мечта — китайская мечта!

О важности скорейшего формулирования «русской мечты» на основе наработок мыслителей и политиков минувших лет и веков говорил в своём докладе исполнительный секретарь Изборского клуба Виталий Аверьянов. Среди этих наработок особое место занимает концепция параллельного развития множества самостоятельных высоких культур, разработанная Н. Данилевским, Н. Трубецким, П. Сорокиным, Л. Гумилёвым. В рамках этой концепции сформировалась евразийская модель мироустройства, способная сегодня стать авторитетной методологией международных дел и международного сотрудничества. Учение об антизападной контрэлите, развитое отцом-основателем евразийства Н. Трубецким, предвосхитило учения о политическом традиционализме у стран-колоний в ходе их деколонизации и обретения национальной независимости в 50–60-е годы. Для Китая, стран Восточной Европы огромное значение имела русская интерпретация марксизма В. Лениным и затем развитие этой версии и её трансформация у И. Сталина в его учении о «народных демократиях».

И Китайская империя, и Российская империя, пережили в XX веке «погружение» во мглу исторического небытия. Их отказ от имперских форм был скорее имитацией, временным отступлением, а не настоящей смертью. Китай формально завершил свой имперский путь в 1912 году. Однако, несмотря на столетнюю смуту, связанную с попытками Запада и Японии превратить его в колониальное образование, Китай нашёл выход. Он принял на вооружение антикапиталистическую идеологию и практику, позаимствованную у СССР. В результате нескольких мутаций политический строй Китая сегодня вновь может рассматриваться как империя, парадоксально возвращающаяся на круги своя. Российская империя, «нырнув» в 1917–1929 гг. в своё небытиё, в результате пережила глубокую мутацию. Обновлённая «красная империя» сумела совершить перевод аграрной страны на индустриальные рельсы. Парадокс развития России и Китая в XX столетии — через авангардный коммунистический проект наши страны вернулись к фундаментальным имперским основам своего существования. «И для Китая, и для России в качестве ориентиров движения к высшему состоянию цивилизации является синтез консерватизма и прогрессизма», — подчеркнул докладчик. Для Китая это означало соединение ценностей социализма с конфуцианством. В России Изборский клуб говорит о современной задаче преодоления раскола между «красными» и «белыми». Под «красными» понимаются силы, отстаивающие ценности социальной справедливости, строители социалистического проекта, под «белыми» — консерваторы и традиционалисты, а не либеральные силы февральской революции 1917 года.

Общим для Китая и России в выстраивании ими образов своей мечты является противодействие разрушительным, идущим с Запада индивидуализму и атомизации общества. Даже сама «американская мечта» в значительной мере строится на успехе индивидуума за счёт неуспеха других. У русских и китайцев во многом есть общее понимание того, что ключевыми общественными ценностями будущего станут: справедливость социальная, личная и небесная (в том числе и справедливость глобального мироустройства); сакральность суверенного государства-субъекта в противовес «сервисному государству»; отрицание необратимости торжества евроатлантической модели глобализации, открытость к многополярному миру с принципиально разными доктринами развития; признание семьи (брака мужчины и женщины с рождением и воспитанием детей) как главенствующего института воспроизводства человека в его духовной сущности; модель хозяйства достатка в противовес моделям сверхпотребления и homo economicus.

Исполнительный секретарь Изборского клуба А. А. Нагорный в своём выступлении подчёркивал, что «американская мечта» есть основа политической доктрины, с помощью которой США навязывают свою гегемонию всему миру. Распространение основанного на «мечте» «американского образа жизни» в глобальном масштабе связывается с насаждением политико-идеологической системы «демократии». Стоит признать, что идеи «американского образа жизни» и «общества потребления» сыграли важную роль в размывании идеологических устоев советского общества и последовавшего развала СССР. «Старое, но грозное оружие» сейчас применяется и против Китая. Ещё совсем недавно китайское телевидение было переполнено американской продукцией. Учёба в Америке остаётся мечтой молодых китайцев — в нынешнем году число китайских студентов в США составляет около 250 тысяч человек. Для работы на более высоких уровнях применяются типичные методики: научные стажировки, обмены делегациями правительственных и региональных органов власти, включая силовые ведомства, поддержка НГО и НКО, выделение грантов для деятелей культуры, молодёжные обмены. Россия и Китай должны предложить альтернативную идеологию, основанную на традиционных ценностях наших цивилизаций, сделать её привлекательной для молодёжи. Это ещё одна область для взаимодействия экспертов двух наших «мозговых трестов», других специалистов.


Отношения в треугольнике Китай—Россия—Америка, но не идеологические, а стратегические, проанализировал профессор Университета Цинхуа У Дахуэй. Назвав США «самым большим источником мирового хаоса», он тем не менее напомнил о положительной для Китая роли, которую в 70–80-е годы играл Вашингтон в конфликте Москвы и Пекина. После событий на острове Даманский США и КНР фактически стали союзниками в противостоянии СССР. Когда Советский Союз распался и Ельцин отказался от социализма, в Пекине опасались, что Россия и США создадут направленный против Китая антикоммунистический блок. Ельцин, однако, выступал против коммунизма, но не против Китая, подписал несколько важных российско-китайских документов. Россия не присоединилась к санкциям, которые были наложены Западом на Китай после событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. В 1996 году в Китае с глубоким удовлетворением узнали об изгнании из правительства России Чубайса и других прозападных министров, читали заявление премьер-министра Примакова о том, что Россия не станет сателлитом США, а Китай станет приоритетом в её внешней политике. Расчленение Югославии США и их союзниками в 1999 году отрезвило даже самых проамерикански настроенных деятелей в Пекине. Подписание в 2001 году российско-китайского договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве стало сильным ударом по американской политике «разделяй и властвуй». Окончательное решение пограничного вопроса в 2004–2005 годах лишило противников нашего стратегического партнёрства последних надежд на возврат к конфронтации. Наши отношения близки как никогда. Но это не значит, что Россию и Китай, их добрые отношения не будут испытывать на прочность. «Цветные революции» в Грузии, на Украине оказались весьма эффективными. Их могут применить и против Китая, и против России. Сохраняется далеко не только идеологическая угроза двум нашим странам, в отношении которых проводится политика «сдерживания», завершил свое выступление У Дахуэй.

СТАЛЬНЫЕ РЕЛЬСЫ ШЁЛКОВОГО ПУТИ

Доклад Юрия Тавровского был посвящён тому, что идеологическая на первый взгляд концепция «китайской мечты» быстро наполняется практическим содержанием. Для России важнейшее значение имеет выдвинутая председателем КНР Си Цзиньпином стратегия «Экономического пояса Великого шёлкового пути». Наряду со стратегией «Морского Шёлкового пути» она приобретает очертания несущей конструкции геоэкономической стратегии Китая на ближайшие десятилетия. Си Цзиньпин за считаные месяцы обеспечил ей приоритетный статус, добившись принятия необходимых политических решений и создав мощную финансовую базу. Для непосредственного управления проектом сформирована «руководящая группа», которая на первых порах будет действовать внутри Государственного комитета по делам развития и реформ. Таким образом, преодолена длившаяся более года неопределённость с организационными принципами «одного пояса и одного пути». В середине апреля последовало объявление и по вопросам организации деятельности АБИИ, в который уже вступили 57 стран. Уже определён адрес штаб-квартиры банка в Пекине, создан его секретариат.

Форсированные темпы реализации стратегии «один пояс и один путь» открывают перед нашей страной дополнительные возможности, говоря словами российского президента Владимира Путина, «поймать китайский ветер в паруса экономики». Стратегия Пекина нацелена на создание безопасного и беспроблемного торгового маршрута из Китая в Западную Европу и на Ближний Восток. С учётом реальной военно-политической ситуации оптимальное направление транспортных коридоров проходит по территории стран ШОС и ЕЭАС. Опыт строительства скоростных железных и шоссейных дорог, которыми уже покрылся Китай, наличие капиталов, которые всё реже переводятся в ненадёжную вашингтонскую «сберкассу», и не­удовлетворённый инфраструктурный спрос нашей страны делают взаимодействие с Шёлковым путём весьма привлекательным. При этом надо понимать, что первые совместные проекты станут семенами, из которых вскоре вырастут целые рощи совместных проектов.

Директор Института исследований России Академии современных международных отношений Китая профессор Фэн Юйцзюнь продолжил тему взаимодействия России и Китая в стратегии «Шёлкового пути». Именно здесь возникает синергия конкурентных преимуществ двух стран, здесь кроются возможности создания единого евразийского рынка со свободным перемещением капиталов, технологий, людей, идей. Главное — не упустить исторический момент для нового этапа сближения. Россия и Китай пока очень медленно создают «стыковочные механизмы». Тем временем Америка продолжает доминировать в мире, санкции оказывают своё влияние на экономику России, её влияние в мире падает, как, впрочем, и у Европы, Японии. Америка же не сдаётся — она изобрела «сланцевую революцию», готовит новые сюрпризы. Российский военный бюджет составляет восьмую часть американского, Пентагон разрабатывает стратегию глобального удара, готовит принципиально новые виды военных действий. США делают акцент на первенство в науке и технике, привлекают лучшие умы со всего мира. Русским и китайцам надо понять, что иметь только сырьё — это заведомо проигрышная стратегия, необходимы прорывы в технологиях, науке, промышленности. Сообща мы можем добиться ускорения развития. Сложение потенциалов упрочит наше партнёрство, повысит удельный вес в мире.

Призыв к скорейшему сопряжению интеграционных проектов «Экономической зоны Шёлкового пути» и ЕАЭС прозвучал и в выступлении г-жи Лю Хуацинь — эксперта ИСРЕА. С её точки зрения, у ЕАЭС пока ограниченный потенциал, внутри сохраняются таможенные барьеры. Существуют и препятствия для расширения торговли с Китаем. Ликвидировать препятствия, вести дело к созданию настоящей зоны свободной торговли, использовать действующую инфраструктуру стран ЕАЭС для удешевления и ускорения строительства 5 основных маршрутов Шёлкового пути — таковы оптимальные направления взаимодействия. У наших стран есть запрос на сотрудничество в промышленности, строительстве, привлечении технологий, создании скоростных железных и шоссейных дорог, в металлургии и производстве стройматериалов. Предстоит как можно скорее решать вопросы страхования, координации налогового законодательства, виз, охраны авторских прав. Работы очень много, но и выигрыш нас ждёт немалый, подчеркнула Лю Хуацинь.

Как и подобает мэтру, ведущий китайский специалист по России, эксперт ИСРЕА и других центров международных исследований Шэн Шилян был немногословен. В мире существуют три полностью самостоятельных государства: Китай, Россия и США. У каждого из них есть своя стратегия. Стратегия Китая — это «китайская мечта», комплекс экономических и социальных реформ «синьчантай», концепция «Один пояс и один путь», планы взаимодействия со странами Африки и Латинской Америки. Стратегия России — создание ЕАЭС, превращение этого объединения в полноценный центр силы глобального значения. Стратегия США — создание мирового хаоса. Вашингтон натравливает Европу на Россию, планирует расчленить Россию на части при помощи «цветной революции». Недаром в Москву прибыл в качестве посла специалист по «цветным революциям» Джон Теффт — это сигнал Кремлю. Москва пока не очень успешно противостоит стратегии США: Грузия ушла на Запад, оставив Южную Осетию и Абхазию. Украина ушла на Запад, оставив Крым и Донбасс. Вот-вот уйдет и Молдавия. США точно так же противостоят и Китаю. Они натравливают на него Японию, интригуют в странах Южных морей. Стратегии Китая и России друг другу не противоречат. Стратегия США противоречит как Китаю, так и России. Америка сильнее и Китая, и России. Но наши страны не всегда последовательны — у России есть зона свободной торговли с Вьетнамом, но нет её с Китаем. Нам стоит безотлагательно предпринять шаги по устранению оставшегося недоверия и недопонимания, качественно расширить торговлю и экономическое сотрудничество, теснее взаимодействовать в области безопасности, обмена военными технологиями. Нам необходимо всеобъемлющее всестороннее стратегическое партнёрство, но не военно-политический союз.

Прошедшая конференция вызвала желание объединить усилия российского и китайского экспертного сообществ, продолжить обсуждения актуальных вопросов российско-китайского сотрудничества и достичь уровня совместных аналитических исследований актуальных проблем не только российско-китайского сотрудничества, но и международных проблем глобального масштаба.

В ходе конференции Виталий Аверьянов и Александр Нагорный представили вниманию китайских коллег журнал «Изборский клуб», а также ряд изданий Изборского клуба и его участников: двухтомник, посвящённый президенту РФ Владимиру Путину, книги Юрия Тавровского «Китай, Россия и соседи. Новое тысячелетие», «Чудесный Китай» и «Си Цзиньпин. По ступеням китайской мечты» — первую биографию китайского лидера на русском языке; Михаила Делягина «Империя в прыжке. Китай изнутри: как и для чего алеет Восток», Александра Нагорного и Владимира Винникова «Глобальный треугольник: Россия—США—Китай».

Сергей Белкин представил альманах «Развитие и экономика», издаваемый при поддержке и участии Фонда Андрея Первозванного.

Участники конференции осмотрели экспозицию Национального музея Китая «Дорогой возрождения», посвящённую истории Китая и новой национальной идее генерального секретаря Си Цзиньпина «Китайская мечта о великом возрождении», а также посетили Мавзолей Мао Цзэдуна и возложили памятный венок Великому Кормчему.

По материалам журнала «Изборский клуб» №5 за 2015 год

comments powered by HyperComments