В водовороте революции шансов выжить у Украины нет

Артём Ольхин

Главный редактор журнала «Новая Земля» Артем Ольхин в своей статье поднимает важнейшую тему, которая интересует сегодня многих. Что будет далее на Украине? Если хотите получить ответ – посмотрите на то, что происходило в странах, где случалась насильственная смена власти. Там всегда повторялось одно и то же. Умеренных всегда сменяли радикалы, которых потом дружно пускали под нож. Подобные перспективы для Украины мы прогнозировали еще прошлым летом.

«До основанья… А затем?»

Придёт день, когда здание Верховной рады Украины будет превращено в музей. И над входом в него хорошо бы вытесать в камне изречение Василия Осиповича Ключевского: «История ничему не учит, только наказывает за незнание уроков». Ему же приписывают фразу «История учит только тому, что она ничему не учит» — тоже хорошая иллюстрация. Ну, в самом деле, стали бы выходить на майдан люди, если бы у них не было иллюзии, что это именно они, именно здесь и сейчас впервые творят невиданные доселе вещи? Стал бы Ярош, например, брать на себя ответственность за все бесчинства «Правого сектора», если бы всерьёз относился к фразе «Революция пожирает своих детей»?

Сувенирная тюрьма

Автор афоризма о кровожадной революции, якобинец Жорж Жак Дантон, изрёк его непосредственно по пути к гильотине. Тоже поучительный факт, и точно так же он остался без внимания. Хотя, казалось бы, во всех учебниках и справочниках об этом написано. Но, видимо, время такое – читать не модно. Вспоминая лица своих учеников во время изучения темы о революции, которую принято называть «Великой французской», могу констатировать, что тема эта оставляла их незаинтересованными. Товарищи в чулках и с париками казались им бесполезным прошлым. А между тем, опыт «товарищей» с тех пор повторился многократно, в свете чего интересно – а каким видит своё будущее ну вот хотя бы Яценюк? Ведь очевидна параллель между нынешними украинскими «борцами за свободу» и французскими жирондистами, свергнувшими короля, а после этого уничтоженными в межпартийной борьбе.

Вообще «Великая французская революция», пожалуй, лучшее наглядное пособие для моделирования всех социальных конфликтов, возникших в новое и новейшее время. Отличаться могут только сроки, определённые детали, связанные со спецификой времени и места события. Но общая динамика всегда остаётся неизменной. Давайте посмотрим: причиной для начала волнений во Франции стал экономический кризис. Вернее, даже не кризис, а претензии со стороны французской элиты к королю. Сейчас бы подобные вещи назвали «коррупцией». И, конечно, вышли бы на майдан. Точно так же поступили и французы. Одним из главных символов «Великой революции» является взятие Бастилии – места заточения государственных преступников. Выходит, что это сооружение имело непосредственную связь с «кровавым режимом», было её символом. Такой же священный трепет у активистов прошлогоднего «майдана» должны, вероятно, вызывать события связанные со «штурмом» администрации президента (помните кадры с трактором, прущим на «Беркут»?). Так вот, в пылу штурма мало кто заметил, что узников у тогдашнего королевского «кровавого режима» оказалось меньше десятка. Из которых двое были умалишёнными, четверо сидели за подделку векселей. Был ещё «узник совести», арестованный за сексуальные преступления. Зато во время самого штурма народу полегло куда больше — разные источники называют от 30 до 100 человек погибшими. Голову коменданта Бастилии накололи на пику и носили по всему Парижу в знак свержения «деспотического режима». Делаем вывод – символизм, элемент театральности в любой революции – вещь архиважная и архинужная. Без неё попросту никуда. Впрочем, пафос этот всегда быстро выветривается. А вот похмелье остаётся надолго. Тюрьму, символизировавшую тиранию, было решено разобрать. Появилась даже мода – из кирпичей Бастилии изготавливали небольшие макеты крепости и продавали в качестве сувениров. Как будто бы подсознательно подчёркивая, что всё это не до конца настоящее, игра. Игры ведь бывают разными: ИГИЛ, например, устраивает постановки с отсечением голов или поджиганием «неверных». И это тоже создание символа. Можно даже сказать, режиссура.

Как работает маховик

В принципе, механизм с названием «революция» всегда работает примерно одинаково. Сначала создаётся почва, вбрасываются определённые мысли, концепции, исходя из которых, на первых порах «чисто теоретически», оказывается, что делать можно больше, чем было позволено раньше. И – вуаля: абсолютная монархия превращается в конституционную, а немного позже бывшего короля уже и обезглавить можно. Во Франции такой работой занимались деятели просвещения.

Вольтер и Монтескьё пишут труды о «просвещённой монархии», эту, существующую, вроде и не критикуя, но вот если бы она была «просвещённой»… Дидро создаёт энциклопедию, в которой сказано, что молния – это просто электрический разряд, а никакой не гнев Божий. А значит, и Бог под вопросом. А значит и власть у монарха не от Господа. А на досуге Дидро пишет художественную литературу. Например, о монахине, которая в монастыре оказалась не по своей воле и содержится по факту в тюрьме. Руссо уже прямо, без всяких обиняков, предлагает новые, «неиспробованные» идеи. Так, концепция общественного договора по факту до сих пор лежит в основе западного общества. До чего удалось «договориться» — мы можем наблюдать своими глазами. В самой Франции консервативная часть общества уже просто вопиет от «общечеловеческих ценностей». А корни их уходят в ту эпоху, в которой на месте Бастилии написали «Здесь танцуют». Однако же деятели просвещения остаются классиками, неоспоримыми авторитетами до сих пор.

У современного украинского национализма тоже есть своя почва, и создавалась она так же долго, начиная с девятнадцатого века. И в итоге оказалось, что в Одессе сожгли не русских людей, а «самок колорадов», в Донбассе живут одни бандиты, а в пику этому — «мы не быдло». Это объясняет и оправдывает всё. Но надолго ли? Сколько представителей французской элиты, вдохновлённой «просветителями» пожалели о своём историческом выборе в результате?

Так вот, после создания «питательной почвы» моделируется повод. В последнее время они скучны и однообразны, как правило, основаны на экономике, вернее на том, кто и чего недополучил из-за «режима». Французский король тоже собрал элиту для того, чтобы обсудить повышение налогов. Было ли это правильно? Вряд ли. Но результат протеста превзошёл все ожидания. Точно так же современные украинцы, наверняка, уже не раз пожалели об изгнании «кровавого Януковича». Но всё уже необратимо.

А дальше начинается всё самое интересное: видимая часть революции. И в ней тоже есть два установленных процесса, которые идут друг за другом. И механизм этот почти никогда не даёт сбоев. Сначала, для того чтобы не сильно шокировать «широкие массы», власть свергает умеренная оппозиция. Мы уже видели разные варианты – от вполне светских либералов 1917 года до мусульманской оппозиции в Египте. А потом её заменяет более радикальная партия. И уже она выполнят все заложенные в революцию задачи. Так во Франции якобинцы свергли жирондистов и пустили их под нож гильотины. И если «умеренные» жирондисты меняли только системы мер и весов, то якобинцы уже взялись за календарь. А кроме этого поставили на грань запрета католическую церковь и ввели «Культ разума». Ну и, конечно же, стали уничтожать друг друга. Практически все без исключения «дети» революции были своей мамкой съедены. Наверное, ощутил эти токи и Франсиско Гойя, который жил именно в «революционный» период. Ощутил, и отразил в виде жуткой картины «Сатурн, пожирающий своего сына».

Ну и, наконец, закономерный финал: любая революция всегда заканчивается «термидором» — устранением надоевших радикалов. Как правило, они при этом повторяют тот же путь, по которому отправляли своих оппонентов, то бишь, физически уничтожаются. Досыта наевшись революции, французы рукоплескали Наполеону и его империи. Убежав из России Троцкий (тот ещё Робеспьер) упрекал Сталина именно в «термидоре». И справедливо, и слава Богу, что Сталин оказался тогда на своём месте. Египтяне со вздохом облегчения отделались от «братьев мусульман». И только украинцы до сих пор думают, что закономерности развития революционного жанра их не коснутся. Хотя процесс уже очевидно пошёл.

Что день грядущий нам готовит?

В современной украинской схеме всё просматривается довольно ясно: «умеренная» часть хунты так или иначе будет устранена. Каким будет повод для этого, как будет называться сила, которая это сделает и в какие сроки всё произойдёт – пока вопрос. Но в самом алгоритме можно быть уверенным на 99%.

Ещё один важный момент – когда настанет время возвращаться к модели сильной власти, как всегда окажется, что в самой Украине таковой нет. И, в который раз, обессилевшая от «незалежности» она упадёт в руки России. Со всеми своими неурядицами и нажитыми проблемами, с войной, вполне вероятно. Может быть, не одним куском упадёт, а по частям, но так тоже уже бывало в истории.

В этом материале намеренно нет ни строчки о масонах, заговорах и прочем закулисье. Не потому, что автор не знаком с конспирологическими выкладками, напротив. Просто раз уж мы заговорили о закономерностях, то вот ещё одна на закуску: сквозь все интриги и заговоры (как через предательство 1991 года, хотя бы) Россия всегда проходила более сильной и выходила на международную арену обновлённой, достойной страной. Так будет и на сей раз.

Тут вам не Франция.

Всё будет Россия.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Артём Ольхин
Ольхин Артем Борисович (род. 16 декабря 1981 года) — редактор сайта МИА «Новороссия», исполнительный секретарь Изборского клуба Новороссии, главный редактор журнала «Новая Земля». Подробнее...